Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location

"Выписаться" из общества (стена текста)

Перевёл тут статью из одного импортного издания. Сражу скажу, ошибки не исправлял и не парился - просто интересно содержание было.

"Сексуальный Исход"часть 1: мужчины теряют веру в женщин и самоустраняются из общества.

by Milo

“Моему поколению мальчиков п***ец”, - говорит Руперт, юный геймер, с которым я познакомился несколько месяцев назад. “Брак мёртв. Развод означает, что ты в заднице до конца жизни. Женщины забили на моногамию, что делает их непривлекательными для нас в плане брака или любых серьёзных отношений. Это просто реальность. И даже, если рискнёшь, высокий шанс, что дети будут не от тебя. Во Франции ты будешь платить даже за детей, которых жена нагуляет на стороне.

“В школе мальчиков нагибают раз за разом. Школы спроектированы для женщин. В США насильно кормят мальчиков Риталином, который содержится в Skittles, чтобы просто их заткнуть. Белокожим женщинам ставят зачёты нахаляву, в то время как мальчики всегда на далёком втором месте.

“Никто из моего поколения не верит, что получит достойную пенсию. У нашего поколения где-то четверть от богатства предыдущего, и все ударяются в учёбу просто чтобы оттянуть тот день, когда ты станешь безработным, потому что работы нет.

“Всё это было бы не так страшно, если бы можно хотя бы найти утешение в отношениях с девушкой. Но к нам относятся как к педофилам или потенциальным насильникам, стоит лишь проявить интерес. Моё поколение – это «прекрасные мыши» , - вздыхает он, имея в виду эксперимент с мышами, проведённый в шестидесятых и предсказавший мрачное будущее человечеству (эксперимент заключался в том, что мышиной колонии обеспечили неограниченные ресурсы и отсутствие хищников. После буйного роста колонии на определенном этапе самки стали вести себя агрессивно и не подпускать к себе самцов. А молодые самцы самоустранились из общества, стали только есть пить и ухаживать за своей шёрсткой днями напролёт, за что их окрестили «прекрасными» - прим. пер.).

“Сходство просто шокирующе,” – говорит Руперт.

Никогда раньше в истории человечества отношения между полами не были так перегружены страхом, враждебностью и непониманием. Для радикальных феминисток, которые стояли за многими тектоническими социальными сдвигами общества в последние десятилетия – это признак успеха: они хотят разрушить социальные институты и властные структуры, на которых держится общество, и плевать на побочные эффекты. Нигилизм и разрушение – это часть их «дорожной карты».

Но для остальных – обычных мужчин и женщин - разрушение общества и погружение в раздельное, но общее отчаяние является стрессом. В частности потому, что, как отмечает все большее количество наблюдателей, целое поколение молодых людей, преимущественно мужчин становятся жертвами этого разрушительного социального эксперимента.

Социальные службы, журналисты, академики, ученые и сами молодые люди все отмечают тенденцию: среди мужчин от 15 до 30 лет растёт количество удалившихся из общественной жизни, прекращающих любые отношения с женщинами и концентрирующимися на порнографии, секс-фетишах, химических аддикциях, видео играх и , иногда, «мужиковатой культуре» - всё, что изолирует их от враждебной, разрушительной среды общества, которое, по мнению некоторых, создается активистами феминистского движения.

Их трудно винить. Злобно высмеиваемые и обзываемые плаксами и «маменькиными сынками» за протесты против абсурдно несправедливых условий в колледжах, барах, клубах и за их пределами, мужчины обречены, если возмущаются и обречены, если смиряются: низведённые до обитателей подвалов, лишь бы избежать агрессивных, требовательных женщин с нереалистичными ожиданиями, обзываемыми насильниками, если показывают интерес.

Джек Ривлин главный редактор студенческого газетного старт-апа The Tab, чей девиз звучит как: “Мы перестанем писать, если вы перестанете читать”. Являясь направляющей силой, стоящей за 30 студенческими газетами, Ривлин, похоже, лучше многих может следить за развертыванием тренда в реальном режиме. И он согласен, что поколение юных мужчин сегодня испытывает большие сложности при общении с женщинами.

“Мальчики - подростки вообще трудно строят отношения с девочками, но сейчас даже , если у тебя хорошие намерения, ты можешь заработать проблемы просто если ты неуклюж,” –рассказывает он. - “Например, если ты не вовремя потянешься за поцелуем, ты можешь прослыть мерзким типом, в то время как раньше это бы сочли просто забавным промахом”.

Новые правила, которым мужчины должны следовать, непонятны и не объясняются, - говорит Ривлин, что превращает парней в невротиков, когда дело доходит до общения с девушками. - “Это типа считается правильным, потому что заставляет мужчин вместо глупых романтических поступков спрашивать у женщин, чего бы им конкретно хотелось, но большинство из парней предпочитает просто устраниться от этой унизительной процедуры и вместо этого вернуться к тусам с парнями, где можно безопасно демонстрировать пренебрежительное отношение к женщине и не сталкиваться с ней один на один».

“Многие парни просто испуганы и не знают, как теперь вести себя с женщинами. Ну и очевидно, если ты проводишь мало времени с женщинами, тебе трудно понять, как правильно сними общаться.”

Ривлин заметил увеличивающееся употребление наркотиков, обычно алкоголя, с помощью которого парни успокаивают свои нервы. “Я слышал, как многие парни студенты хвастаются, что у них никогда в жизни не было секса по-трезвому” - говорит он. “Они, очевидно, напуганы, и если бы они знали «правила» то были бы, конечно, напуганы меньше'”

Результат? “Многие добрые и хорошие молодые люди просто устраняются от общения с женщинами, просто чтобы избежать унижения.”

Еще сильнее эффект проявляется среди бедных и менее образованных слоёв общества. В моей альма матер в Кэмбриджском университете, данный феномен едва заметен на радаре, если верить президенту Тиму Сквирреллу.

“Не думаю, чтобы я заметил какие-то изменения в данном плане”, - говорит он. - “Сексуальные отношения происходят примерно в том объёме, что и раньше”, - утверждает он. В Кембридже, конечно, это может немного значить, и из-за множества социоэкономических и классовых причин студенты в Кембридже и Оксфорде до определенной степени изолированы от эффекта мужского «самоустранения».

Но даже в таких престижных университетах с выходцами из среднего и высшего класса, все равно внедряются классы, продвигающие обязательное “согласие”. Сам Сквирелл, который, по его признанию, является умеренным феминистом, считает это хорошей идеей. Но академики, такие как Камилла Паглиа на протяжении многих лет предупреждает, что “позывы к изнасилованию” в кампусе представляют больший риск для студентов женского пола.

Женщин в школе учат, как не быть жертвами, учат, что любое заигрывание или неуклюжесть должно восприниматься как “нападение,” “абьюз” или “сексуальная агрессия.” И в условиях тесного проживания кампуса это может кончиться тем, что любой необдуманный поступок обернётся разрушенной карьерой мужчины.

Но когда женщина выходит в открытый мир из студенческого общества без дополнительного сексуального образования в студенческих женских комитетах, как утверждает Паглиа, ей трудно будет в мире агрессивной мужской сексуальности. А паника и страх в её поведение сыграет с мужчинами еще более плохую шутку. В любом случае образование становится тяжелым опытом для мужчин.

*

В школах Британии и Америки сегодня в мальчиках безоглядно взращиваются патологии, о чём многие учёные предупреждали ещё в 2001ом. Мальчишеское буйное поведение считается “проблемным”, а поведение девочек ставится «золотым стандартом», с которым сверяют «плохое» поведение мальчиков. Исправлением зачастую занимаются при помощи медицинских препаратов.

Один из семи мальчиков получают диагноз Синдрома Гиперактивности и Дефицита Внимания (ADHD) . Миллионам выписываются мощные «стабилизаторы настроения», такие как Риталин, за преступление родится мужчиной. Побочные эффекты от таких препаратов включают смерть.

В это время мальчики хуже успевают в школе, получают меньше знаний и конкурентных преимуществ для будущего существования в обществе. Повсеместно на Западе грамотность среди мальчиков удручающе низка. Столько внимания уделялось девочкам, что мы не заметили, как мальчики скатились к сильным проблемам в успеваемости.

Так что же случилось с мальчиками, которые в 2001ом учились хуже, чем девочки в школе, меньшее количество из которых поступило в колледж, получало медицинские препараты, в которых они не нуждались, и чьи проблемы с самооценкой не только игнорировались, но и высмеивались активистами феминизма, которые в последние годы туго затянули удавку на шее школьной администрации и левых политических партий?

Вкратце: они выросли дисфункциональными, забытыми обществом, глубоко несчастными и во многих случаях не способными общаться с противоположным полом. Это те мальчики, которые были преданны своей системой образования и культурой в таких огромных количествах между 1990 и 2010, кто сформировал первые поколения мужского «сексуального исхода» («sexodus)», самоустранения огромного количества мужчин, которые решили, что просто не могут сформировать здоровые отношения с противоположным полом и играть полноценную роль в обществе, национальной демократии и других общественных институтах.

Второе поколение «сексуального исхода» формируется сейчас, и оно потенциально понесёт гораздо больший ущерб от законов, как, например, калифорнийский закон “Да значит ДА”, а также от третьего поколения феминисток, которые доминируют в таких изданиях как the Guardian и новых медиа компаний, как Vox и Gawker, и которые наслаждаются последним истеричным глотком вседозволенности, после которого сами женщины их отринут в количестве гораздо большем, чем сегодняшние 4 из 5ти женщин, заявляющие, что не желают иметь ничего общество с ужасным словом на «ф».

*

«Сексуальное самоустранение» не появилось из ниоткуда, и то же давление, что чувствуют на себе двухтысячники, испытывали на себе их родители. Один профессиональный исследователь тридцати с лишним лет, с кем я общался по данному предмету на протяжении нескольких месяцев, едко замечает: “За последние, по крайней мере, 25 лет мне говорили, что я должен делать больше и больше, чтобы удержать женщину. Но никто не говорил, что они должны делать, чтобы удержать меня».

“Если ты женатый гетеросексуальный мужчина, не выпавший из общественной структуры, то общее пожелание от женщины для тебя следующее: «Ты должен свалить в туман. Не предпочтительно, а обязательно! Заплатить за всё, починить всё, а потом взять все свои предпочтения и желания, свалить в туман и сдохнуть там!”

Женщины посылали мужчинам смешанные сообщения в последние несколько десятилетий, полностью запутав мужчин в том, какими они должны быть для женщины, что объясняет сильные выражения, которые многие из мужчин зачастую используют, чтобы описать свою ситуацию. Так как роль добытчика у мужчин отняли те женщины, которые учились лучше в школе и теперь лучше зарабатывают, мужчины остались в горестном заблуждении, гадая, что же женщины хотят на самом деле.

Мужчины говорят, что пропасть между тем, чего женщины по настоящему хотят и что они говорят, что хотят, шире, чем когда либо раньше. Мужчинам постоянно говорят, что они должны быть деликатными, нежными, чувствительными попутчиками на феминистской тропе женщины. Но те же женщины потом идут домой и сохнут там по мускулистым, примитивным гигантам из Игры Престолов. Мужчины знают это, и для многих становится легче удариться в спорт, мастурбацию или просто играть в видео игры в комфорте собственной спальни, чем пытаться сравниться с туманными женскими идеалами.

Джек Донован, писатель из Портленда, написавший несколько книг на тему мужчин и мужественности, каждая из которых стала хитом, заявил, что данный феномен уже приобрел характер эпидемии среди взрослого населения. “Я вижу много молодых мужчин, добровольно отказавшихся от брака и отношений”, - объясняет он. - “И сюда входят как мужчины, традиционно не ловкие в общении с женщинами, и мужчины вполне умеющие общаться с противоположным полом».

“Они провели анализ затрат и поняли, что сделка невыгодна. Они знают, что если они инвестируют в брак и детей, женщина может отобрать это по первому желанию. И они просто пользуются приложениями типа Tinder и OK Cupid , чтобы найти женщин для незащищенного секса и остаются ‘игроками’ или, когда от такой роли устают, становятся ‘бойфрендами.'”

Он продолжает: “Почти все молодые люди прошли обязательные семинары против сексуальной агрессии и изнасилования и они знают, что они могут быть уволены, исключены или арестованы по одному слову от женщины. Они знают, что они, по сути, виновны, пока не докажут обратного”.

Донован возлагает вину за то, как чувствуют себя молодые мужчины на феминизм и его изворотливую сущность. “Самые большие проблему у тех мужчин, кто верит, что феминизм действует из лучших побуждений”, - говорит он, “Хотя на самом деле это просто война за сексуальный, социальный, политический и финансовый статус, и феминистки её выигрывают.

“СМИ позволяют феминисткам саботировать любые дебаты, отчасти из-за того, что шумиха и сенсации гораздо более востребованы, чем спокойный дискурс. Женщины говорят что угодно о мужчинах, независимо от того насколько порочащими могут быть высказывания”.

Недавно такие примеры были, когда группа учёных была возмущена феминистическим нападкам на доктора Мэтта Тэйлора, или когда группа геймеров выступала с плакатами против нападок группы феминисток из “social justice warriors”, которые окрестили геймеров мизогинической кучкой ненавистников.

У Донована есть мнение почему феминистки так легко побеждают в публичных спорах. “Потому что мужчины инстинктивно становятся на женскую сторону, чтобы их защитить и выглядеть героем, и если мужчина пишет что-нибудь, что хотя бы слегка напоминает критику в адрес женщин и феминизма, то он подвергается нападкам и мужчин и женщин, как какой-нибудь негодяй и экстремист. Большинство книг о «правах мужчины» изобилуют извинениями перед женщинами.

“Книги типа Миф о мужской силе и сайты, типа Голос Мужчин являются любимыми «страшилками» в устах феминисток,просто потому, что они изобличают лицемерие феминизма, когда дело касается равноправия.'”

В отличие от современного феминизма, который вбивает клин между полами, активисты за мужские права, похоже, на самом деле болеют за равенство полов,” – говорит он. Но большинство мужчин-авторов боятся высказаться открыто, чтобы не показаться слишком радикальными. В отличие от их противника с другой стороны, так называемых “феминисток-хипстеров”, как Джессика Валенти из Guardian, которая разгуливает в футболке с надписью: “Я КУПАЮСЬ В МУЖСКИХ СЛЕЗАХ.”

“ Я – критик феминизма,” - говорит Донован. “Но я бы никогда не надел футболку с надписью, “Я ЗАСТАВЛЯЮ ЖЕНЩИН ПЛАКАТЬ.” Я бы просто выглядел мудаком и задирой.”

В том что выросло поколение мальчиков которые просто не хотят ничего знать, виноваты раздоры социологов, учёных и писателей, как Джек Донован, атмосфера открытой враждебности к мужчинам со стороны персон задающих тон в СМИ для среднего класса, плюс несколько заблудщих овец-мужчин, поддерживающих феминизм.

В Части 2, мы пообщаемся с некоторыми мужчинами, которые “выписались из общества”, отказались от попыток создать отношения и пребывают в подпитываемой алкоголем «мужиковатой» культуре пацанского общения. А также узнаем, что настоящими жертвами феминистического движения являются сами женщины, которые стали одинокими и менее удовлетворенными, чем когда-либо.

Оригинал:

http://www.breitbart.com/london/2014/12/04/the-sexodus-part-1-the-men-giving-up-on-women-and-checking-out-of-society/

Рассказать друзьям
122 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.

Рубрики