В путеводителе Дорлинг Киндерсли на страничке про город Назаре написано: «Рядом с прекрасным пляжем в большой бухте, укрытой за высокими скалами, лежит популярный летний курорт — рыбацкая деревня, сохранившая некоторые свои традиционные черты. Рыбаки одеваются в клетчатые рубашки и черные вязаные колпаки, а их жены в многочисленных юбках все еще чинят сети и вялят рыбу на проволочных решетках на пляже. Яркие лодки с высокими носами, которые когда-то вытягивали на берег быки, все еще в ходу, хотя теперь для них построили удобную пристань к югу от пляжа. Согласно легенде, название Назаре происходит от статуи Девы Марии, привезенной в город в IV веке монахом из Назарета». Очень по-путеводительски сентиментально, не правда ли? Зато как точно. Эта страна даже в нашем глобализирующемся мире остается «на краю света», но при этом нисколько не отстает от Европы. Португальцы, возможно, позаимствовали что-то от англичан, их исторические пути часто пересекались. А, может быть, и наоборот – англичане от португальцев. «Что-то» – это доброжелательная сдержанность, некоторая замкнутость и благородная немногословность.

Что касается природы, то даже меня, привередливой до подобных впечатлений (выросла в Сибири, ничем не удивишь), поразило то, что я видела. Океан, горы, степи, эвкалиптовые леса.

Архитектура португальских городов чем-то напоминает средиземноморские городки, но все же португальские улочки и набережные гораздо более безлюдны и тихи. Что касается более высокого штиля в архитектуре, то тут все вообще непросто – из смеси всех направлений, хоть как-то промелькнувших в Европе, получился совершенно грандиозный стиль.

Отдельно хотелось бы сказать несколько слов о фаду. Это фантастика какая-то. Таких красивых песен нет ни в какой другой стране. Их почему-то сравнивают с французским шансоном – нет, не то! Фаду поют для себя. Фаду – это про саудаде. А saudade – это «a Galician and Portuguese word for a feeling of nostalgic longing forsomething or someone that one was fond of and which is lost. It often carries afatalist tone and a repressed knowledge that the object of longing might reallynever return» (Википедия). Это слово вошло в число «самых непереводимых» слов разных языков мира. Возможно, поэтому нам с вами никогда его не понять – для этого нужно родиться португальцем. А какой у них язык!.. На что похож? На польский, на латынь, на испанский, даже на русский где-то, может быть? Нет, все не то.

И так хорошо становится, когда вспоминаешь, что где-то есть маленькая, но гордая страна с добрыми и спокойными людьми, белыми домами с голубыми каемками, высокими волнами, загорелыми серферами, такой разной столицей и такими грустными песнями.