первую часть можно прочитать по ссылке: http://www.lookatme.ru/flows/evropa/posts/65709-technoberlin-part-1

3. KREUZBERG BEZIRK

Район Kreuzberg это логическое продолжение Friedrichschain. Или наоборот. В общем-то, не так уж важно. Они гармонично дополняют друг друга.
Ты говоришь Friedrichschain, а подразумеваешь Kreuzberg. Ты говоришь Kreuzberg, а подразумеваешь Friedrichschain.
Ты не представляешь один без другого.
Ты не представляешь Берлин без них, а себя без Берлина.
Хотел написать, что Kreuzberg - сердце Берлина, но подумал, что это не совсем так.
Kreuzberg - душа Берлина.
Если в веселом Friedrichschain всегда хочется вариться в большой интернациональной тусовке, то в меланхоличном Kreuzberg лично мне хочется побыть одному, побродить по улочкам с плеером и бутылкой пива.
...Не знаю, вроде бы ничего особенного, район как район, дома как дома, люди как люди. Но есть что-то такое, не вкладывающееся в описательные прилагательные, не желающее быть переданным на словах тому, кто там не был. Что-то неформальное, невидимое, сугубо личное, непонятное девяносто девяти из сотни, но цепляющее оставшегося одного мертвой хваткой.
Что-то такое теплое и холодное одновременно, светлое и мрачное. Доброе и страшное. Вечное.
И, наблюдая из иллюминатора за тонущей взлетной полосой и стремительно наклоняющимся горизонтом, понимаешь вдруг отчего-то, что ты вернешься в этот город, вернешься еще и еще.
Вернешься, чего бы тебе это не стоило.

Видео создания одного из самых впечатляющих берлинских граффити:
http://www.youtube.com/watch?v=RaOn1e6sLEc&feature=related

Ссылка с фотографиями берлинских граффити:
http://www.fensterzumhof.eu/bilder/v/Berliner-Streetart/

 4. BERGHAIN / PANORAMA BAR

Станция Berlin Ostbahnhof – железнодорожный вокзал, минуем несколько домов, подходим к большому пустырю. Как и повсюду в этой части Берлина – алкоголь, молодежь, где-то играет музыка.
Berghain – заново рожденный знаменитый клуб Ostgut, закрытый более пяти лет назад. Прощальная вечеринка, проходившая в здании железнодорожного склада, длилась тридцать часов. После этого склад был снесен, а уже через год заведение открылось на новом месте и уже под новым названием, символично объединившем в себе два имени – KreuzBERG и FriedrichSHAIN. На границе этих районов, представителей Западного и Восточного Берлина, сейчас находится клуб, ставший настоящей столицей мировой технокультуры. И если в начале существования Ostgut вход в заведение для девушек был заказан, то сейчас на подавляющее большинство вечеринок может попасть кто угодно.
К главному входу в клуб через пустырь ведет неасфальтированная дорога, с обеих сторон она окружена покосившейся железной сеткой. Здание – грязная серо-коричневая громадина, раньше здесь размещалась электростанция.

Очереди на входе нет, охранник впускает нас внутрь. От главного входа к танцполу ведет обычная лестница, которую можно увидеть в подъезде любого города России – стены исписаны, краска облуплена. Разница лишь в том, что у нас подъезды не освещаются, а здесь лестница ярко освещена, что в клубе видеть не совсем привычно.


Мы попадаем в большой зал, высокий потолок, мягкий свет. Музыка играет не очень громко. Публика жмется у стен и у барной стойки, расположенной по кругу в центре зала. Это и есть Panorama bar. В клубе нет зеркал. Зато есть то, чего не хватает 99% клубов, в которые ты попадаешь в первый раз – уже через пять минут после входа ты абсолютно расслаблен, чувствуешь себя в своей тарелке, кто бы ты ни был – состоявшийся бизнесмен или студентка в порванных кедах, двухметровый трансвестит или обычный клерк.
Мы взяли по becks. Народ подтягивался, ритм нарастал, ночь набирала обороты.
Через два часа у нас было ощущение, что мы пришли пятнадцать минут назад. Время пролетало мгновенно. На танцполе уже не продохнуть. Музыка не просто звучала, она то заходилась в судорогах, то нежно обнимала. Она то проходила сквозь тебя, то выворачивала наружу.
Ты опустошен. Ошеломлен. Ты выходишь с танцпола, покурить, потому что нужно сделать передышку. И ты плывешь в этом теплом молоке из звука, людей и света.
Недалеко от туалета еще один бар. Заказываем пиво. Бармен, огромная бабища, зычным басом называет сумму. Тут же даем ей столь же зычное, как и ее голос, имя – Боб. Боб опирается кулаками на стойку и так ненавязчиво, по-мужски, напоминает нам, что не стоит забывать о чаевых. Я и не думаю возражать, выкладываю еще пару евро.
Возвращаемся на танцпол, интересуюсь, когда будет играть Ben Klock. Мне отвечают, что он отыграл днем.
Клубные сутки в Berghain проходят в два этапа – первая смена с 12 дня до 8 вечера, потом перерыв, с 12 ночи все по новой. Придя в клуб в 4 часа дня, вы обнаружите, что вечеринка (как парадоксально это ни звучит) в самом разгаре.

Музыка волшебна, она завораживает.
Люди настоящие, они не лицемерят.
Вот и всё.
Просто музыка и люди.
Домой возвращались на такси, молча. Берлин проплывал за окном еще темными, но уже начинающими серебриться рассветной краской, силуэтами домов. Сил у меня хватало только на то, чтобы зажечь сигарету.