Теперь я люблю свой город!
вот , что может сказать каждый, связавший свои увлечения с одним из направлений радикального искусства – психогеографией.

За исследование влияния города на его жителей в середине 20 века взялись ситуационисты - революционная группа французских артистов и теоретиков во главе с Ги Эрнестом Дебором, автором бессмертного "Общества спектакля".
Они придумали некую почти научную дисциплину - психогеографию. Wikipedia определяет ее как "исследование специфических эффектов, которые, намеренно или ненамеренно, оказывает географическое окружение на эмоции и поведение индивидов".

Главный метод психогеографии – путешествия, пробуждающие любопытство, исследование надоевшего пространства, взгляд на привычное под необычным углом, креатив повседневности, поиск личного открытия, поскольку за каждым географическим объектом стоит какая-то история, как личная, так и общественная.

Проекты современных психогеографов с каждым годом становятся все изобретательней.
Пример - в рамках фестиваля Conflux - Игра в гольф на улицах Нью-Йорка – легко! (удары клюшкой выполняются при помощи iPhone со встроенным акселерометром, который в паре со специальной программой отправляет мячик в полет)

Буйки, сигнализирующие, когда рыба проплывает рядом с ними в East River – тоже возможно! Игра в шахматы на карте в 64 городских квартала – почему нет!
В 2003 году событие представляло собой конференцию по «географическим аспектам поведения», а за несколько лет переросло в полноценный «фестиваль искусства и технологий».

Пример - Park(ing), принадлежащий группе американских художников Rebar. Сняв парковочное место в центре Сан-Франциско, они расстелили на нем газон, поставили дерево в кадке и скамью. Получившийся микропарк нашел самые живые отклики в сердцах прохожих - в паркометр постоянно падали монетки, а забавная инсталляция еще долго поднимала настроение горожанам. Или еще один пример - проект Sit Projects флоридцев Паолы Можика и Даниеля Клэппа. Эта парочка собрала выброшенные стулья и кресла, подремонтировала и окрасила их, расставила на автобусных остановках вместо привычных пластиковых скамеек. В результате получилась удивительная атмосфера, располагающая к общению случайных соседей по остановке.

Пример - Guerilla Jungle Strings, в буквальном смысле опутавшие Манхэттен. В подходящих местах города от стены к стене, через улицу или под мостами, развешиваются прочные, яркие лианы, на которых любой желающий может повисеть и даже поиграть с ними, перемещая по своему усмотрению.

Венгерские ребята mkkp.hu взорвали Будапешт собаками, а наши ребята на фестивале «Пошёл! Куда пошёл?» http://www.facebook.com/note.php?created&&suggest&note_id=123194621053439&id=111297472233605#!/group.php?gid=486193305248&v=wall&ref=search
возводят красоту на остановках - символах движения и локаторах утреннего настроения. Красивые остановки определяют направление движения и становятся отправной точкой к новой прекрасной действительности. Кстати, есть шанс вписать свое имя в историю начала российской психогеографии и public-art-а, в команде художников на асфальте открыта позиция. Работы и инфу о себе присылайте на адреса кураторов, возможно, это будете именно вы))

И дома на деревьях, например, сферы свободного духа тоже являются хорошим примером психогеографии.

Идея психогеографов - увидеть в окружающем нас городской жизни нечто необычное набирает обороты с каждым годом. Появление Интернета и мобильной связи превратило психогеографию в массовое интерактивное развлечение.
В 2004 появляется проект Yellow Arrow, а затем проект Grafeda. Оба предназначены для того, чтобы позволить народу «метить» городские объекты. Если человек решает поделиться с обществом своим восприятием какого-то места, он загружает на сайт своё сообщение в аудио– или текстовом формате и получает специальную метку, которую следует разместить поблизости соответствующего объекта.
Мобильная метка – это код, который позволяет получить доступ к прикреплённым данным – в данном случае, нужно отправить его в формате SMS на определённый номер. В ответ, автоматически высылается прикреплённое сообщение — текст, фото или аудио-файл.

Психогеографические проекты привлекли внимание продвинутой общественности и СМИ, а Google Maps API помог превратить полученные данные в познавательное зрелище.

Любопытным примером отечественной психогеографии может служить поэма Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки», в которой с помощью простых средств: электрички и алкоголя – автор переписывает на свой лад совершенно конкретный маршрут передвижения.

Или пример штатного художника «Веселых картинок» - «пионера советской психогеографии» - И. Пяткина, который провел в своих настольных играх мощную деконструкцию московской топографии, отправив пионеров Сашу и Машу в настоящий психогеографический дрейф.

В середине 1990-х в Москве возникла молодая группа, назвавшая себя "анархо-краеведами". Часть участников входила также в движение за Анонимное и Бесплатное Искусство, другая занималась панк-музыкой. Это были совершенно деклассированные и нищие молодые люди, отчасти студенты, отчасти "проходимцы", но то, что они сделали, было в полной мере российским аналогом ситуационизма. Анархо-краеведы совершали маршруты по заброшенным районам города, - предместьям, промзонам, заброшенным стройкам, - руководствуясь Генпланом застройки Москвы 1954-го года. Проводились совместные анархо-краеведческие праздники, когда собравшаяся группа организаторов и их друзей бралась за неудобный и тяжелый маршрут, а преодолев его, устраивала праздник Первичного Творческого Импульса - это были панк-концерт или какое-то инсценированное представление плюс стихийное творчество участников: гвоздь программы обычно наступал, когда все начинали стучать чем попало по железу, которого на индустриальных объектах всегда достаточно.

Подобная пост-ситуационистская практика, но с использованием мобильных телефонов, появилась в Европе в 2003 году и получила название "локативные медиа". Она сфокусирована на работе с локализационными функциями телефонов. С помощью мобильного телефона, имеющего выход в интернет, можно "психогеографически" регистрировать свое положение, можно также обмениваться сигналами с другими участниками акции или "локализовать" их. Латышская художница Ева Аузина проследила маршрут движения произведенного молока от животноводческих ферм до городских станций сортировки, и закончила его путешествием на прилавки рижских магазинов.

Между человеком, идущим в магазин за покупками, и человеком, «обнаружившим» очередной магазин в ходе дрейфа, есть существенная разница. Это разница в осознанности происходящего. И эта разница так же велика, как между тем , кто совершает научное открытие и тем, кто читает об этом открытии из газет.

Захотелось присоединиться к этому течению? Все просто. Выбираем время, место, компанию или гордое одиночество, и идем на необычную прогулку.

От классического путешествия ее отличает несколько моментов:
- первый и основной – метод - «дрейф» (derive) - "бесцельное" шатание по городу в попытке осознать и зафиксировать ощущения и идеи, вызываемые конкретными урбанистическими пейзажами. Этакая попытка кочевого образа жизни в открытом пространстве, блуждание, игра с городом в личную историю.
- именно активная игра восприятия – второй ключевой момент, метод, тесно связанный с дрейфом. То есть, в отличие от классических представлений о путешествии или прогулке, дрейф - это блуждание, своеобразный поход, связанный с поиском привлекательных или отталкивающих черт города, можно сказать - новое деление власти и пространства. Мы как бы и актеры и зрители одновременно, отделяющие себя от обычной жизни, намеренно создающие какую-то интересную ситуацию.
-третьим методом можно назвать переосмысление или высвобождение. Внешнее путешествие превращается во внутреннее. То есть значение какого-либо объекта сужается или вообще исчезает, будь то главная площадь города, исторический памятник, мост или сквер. И задача нашего дрейфа – найти новый, свой собственный смысл и значение. Психогеографы хотят повернуть нас лицом друг к городу и друг к другу, поэтому многие проекты нацелены на то, чтобы человек узнал и полюбил свой город.

Итак, что же такое «дрейф» на практике?

В период дрейфа одна или несколько личностей на определенный период времени выпадают из привычной колеи, прекращают все отношения, бросают работу и прочую деятельность. В это время человек любуется окружающей местностью и наслаждается случайными встречами.

Можно совершать дрейф в одиночку, но опыт говорит о том, что лучше это делать небольшими группами по два-три человека, обладающими одинаковым уровнем знания, так как синтез впечатлений разных групп дает возможность прийти к более объективным результатам. Желательно, чтобы участники групп переключались с одного дрейфа на другой.

Вот примерный план, с помощью которого мы можем найти новое измерение:
1. Выберите дату и место встречи. Пригласите друзей, сделайте флаеры, разошлите электронные приглашения и т.п. Будет интересней, если место и/или время выбрано не случайно, а по какой-то причине.
2. Заранее напишите несколько алгоритмов (примеры простых алгоритмов – «2 раза налево, 2 раза направо, вперед» или «идти по направлению ветра», и т.п.) Лучше записать их на небольших кусочках бумаги, чтобы раздать участникам.
3. Подумайте о способах зафиксировать дрейф (если есть желание), позаботьтесь об этом заранее
4. День наступил, люди собрались. Если они не знаю, что им нужно делать – объясните. Вполне возможно, что при путешествии они столкнутся с ситуацией, когда алгоритм не даст четкого ответа. Мы заранее рекомендуем людям изменять алгоритм самостоятельно, но оставаться максимально близкими к оригиналу.
5. Договоритесь о месте встрече после трипа.
6. Поделитесь результатам, обсудите их – с чем вы столкнулись, как взглянули ли Вы на город с другой стороны и т.п.
7. Ура, можно выпить (если вы пьете), пообщаться, повеселиться! 8. Создайте отчет – сделайте граф, карту разных маршрутов, в общем, творчески задокументируйте это.

Средняя продолжительность дрейфа составляет, чаще всего, один день. Границы пространства дрейфа могут быть точно установлены или, наоборот, не определены. Все зависит от цели исследований: исследовать область или эмоционально дезориентировать участника. Максимальная зона этого пространства не простирается дальше целого города и его районов. Минимальная зона может быть ограничена до маленького замкнутого пространства: один район или даже, если интересно, один квартал.

То, что получилось, теперь принято называть алгоритмической, или генеративной, психогеографией. Психогеографические маршруты называются анархитектурой города и - методом более или менее свободной игры слов – похожи на архитектуру программного обеспечения с открытым кодом, при этом предполагается, что код вписан в архитектуру города. Достраивая его, обмениваясь сведениями о нем, участники совместно прочитывают или переписывают код.

Итак, знакомая и надоевшая местность воспринимается заново, «с нуля», возникает свежая, личная карта, на которой могут появиться новые типы объектов, которым в принципе нет места в общепринятой картографии. "Зоны любви", "очаги хаоса", "сферы покоя", "шпили безмолвия" могут наполнять наши описания переосвоенной местности.

Принцип создания новой карты может быть каким угодно: принцип цвета, тепла, птичьего пения, велосипедных дорожек, аппетитных запахов, курьезных достопримечательностей... Например, нью-йоркцам из проекта «Лунное молоко» очень нравится стучать по всему, что есть у них в городе. Сайт http://thumpingguide.com/ – это ресурс для обмена опытом между городскими noisemaker’ами (»шумопроизводителями»). Вместе, они стараются создать альтернативную карту города – шумовую, стучащую.

Улицы можно переименовывать, установленными границами пренебрегать. В результате подобной игры возникает новое восприятие, новый смысл агрессивной городской среды. В принципе, можно пойти еще дальше, применив метод психогеографии, например, к офису, территории завода, университета, квартире, холодильнику или своему телу. Главное – понять, что любое правило мы вполне можем переписать заново так, чтобы жизнь приобрела такие редкие в повседневности качества: интерес и радость.

Фотографии и иллюстрации: работы И. Пяткина, GPS-club.ru, Lepetitgarcon, Interstice Architects, bydin