Молодой петербургский дизайнер Наталья Мелентьева – сердце, голова и руки бренда Cat’s Production. На счету Натальи уже два успешных показа: показ шляпок в рамках фестиваля Open Defence и показ коллекции одежды своей марки на совместном шоу с Леонидом Алексеевым. О котах, интересном сотрудничестве и планах на ближайшее будущее она с радостью согласилась рассказать lookatme.

Наташа, с чего все началось? И с чего все началось с Леонидом Алексеевым?

Лично у меня, все началось с того, что моя мама швея шила платья моим куклам, а потом начала шить мне. Что-то из этого мне не нравилось, и я стала придумывать и шить сама. Многим нравилось то, что я делаю и некоторые меня даже просили сшить им то же самое. Поднабравшись опыта и накопив работ, я решила, что нужно двигаться дальше. Подумав, с кем бы я хотела работать из питерских дизайнеров, я выбрала Леонида Алексеева. Мне очень понравились его мужская и женская коллекции «весна-лето». Это было полтора года назад. Собрала я чемоданчик своих вещей и пошла к Леопольду: «Вот, посмотрите. Посоветуйте что-нибудь, пожалуйста», – «О, как здорово! Давай-ка в мой шоу-рум!». Ему все очень понравилось и я начала работать и выставляться у него. Дела пошли хорошо, и он решил сделать меня своим дочерним брендом. Сейчас мы работаем вместе: я рисую всю коллекцию, показываю ему, мы это обсуждаем и выбираем ткани. Кстати, все ткани покупаем в Петербурге.

Как-то очень просто все у тебя вышло с Алексеевым. Прям, выбрала его, пришла и все получилось? У тебя всегда так в жизни или случалось, что очень хотелось, но ничего не выходило?

Конечно, бывало, что и не выходило… как у всех. А в этот раз мне очень повезло.

Чем ты вдохновляешься в своей работе?

Буду нескромна и скажу, что вдохновляюсь сама собой. Я – героиня своих коллекций. Я живу в своем образе. Все говорят, что модели на показе на меня уж очень похожи– две большие брови, тонкий нос…

Откуда любовь к большим бровям?

Ну, во-первых, должна сказать, что я не люблю, когда девушка сильно красит глаза. Глаза – это орган, настолько важный для передачи от внутреннего к внешнему, что накладывать на него еще какие-то тонны теней для меня просто противоестественно! Глаза у всех должны оставаться хорошенькими и чистенькими. А вот брови – совсем другое дело. За счет них девушку можно сделать немного суровой, чтобы не подходил, кто попало.

Кроме бровей еще есть какие-нибудь фетиши?

Не нравится мне слово «фетиш». Звучит оно как-то фанатично и бессмысленно. Мне нравится слово «изюминка». Кроме бровей я люблю свой рогалик из волос, широкие плечи и, пожалуй, большие оправы.

Откуда взялось название бренда?

Марка посвящается котам. Но не противным пушистым котяткам, а людям-котам. Я примеряю образ кота на человека. Он красивый, грациозный, наслаждается жизнью, наслаждается сам собой. И он слишком хорош, чтобы украшать его какими-то излишествами, поэтому вся одежда минималистична. Я называю это «концепцией кошачьего минимализма». Вещи простые, без ярких цветов, но в то же время с изюминкой.

Кому-то из известных дизайнеров уже удалось воплотить в одежде образ такого кота-эгоиста и передать кошачью грацию?

Была одна коллекция у Lanvin. У них на рекламе модель по-кошачьи стоит. Мне вообще очень нравится Lanvin. А так, пожалуй, и все.

Есть ли какие-то героини фильмов – воплощения такой грации?

Есть одна. Моя любимая. Это девушка в исполнении Евы Грин из «Мечтателей» Бернардо Бертолуччи. Она очень естественная и ее грация немного завуалирована. Я считаю, что она настоящий кот.

Как ты относишься к юмору в одежде. Насколько он приемлем, и какое место он занимает в твоих работах?

Я шутки не шучу. И мне не нравятся всякие разговоры о том, что, скажем, мои шляпки буду восприняты как очередная «прелесть». Мои шляпки изображают мысли, мысли которые у кого-то потом останутся на бумаге, у кого-то станут музыкой… Юмор в одежде не уместен. Есть только некие заигрывания, но никаких шуток.

Расскажи, чем ты занимаешься помимо коллекций одежды.

Сейчас планирую открытие сувенирного магазина. Когда наш Шоу Рум переезжал в студию к Леониду Алексееву, мне было грустно расставаться с Лофтом, где я работала раньше. Поэтому, когда мне предложили заняться в нем сувенирным магазином, я с радостью согласилась. Ну, для начала, там будут представлены какие-то обычные сувениры с логотипом, например, футболки, карандаши, блокноты. А потом я бы хотела мастерить что-нибудь и сама. Также в Лофте будут продаваться и мои мягкие игрушки-котяры, которые уже сейчас можно приобрести в «Проекторе».

А где люди могут купить твою одежду?

Мои шляпы можно будет купить в магазине «Backstage». Одежда будет в шоу-руме у Леонида Алексеева. А еще можно будет заказывать вещи через сайт бренда, который будет открыт в ближайшем будущем.

Мужские коллекции не собираешься делать?

Нет. Мне кажется, если я ими займусь, то это будет одежда только для гомосексуалистов. Их у нас мало. Да, к тому же, нужно поискать тех, кто вообще модную одежду купит. Так что пока не собираюсь.

Расскажи про свою следующую коллекцию.

Я уже почти ее придумала. Образ будет называться «дурацкая кокетка из архитектурного университета». Сначала планировала сделать все черно-белым, но сейчас думаю добавить цвета. Но если цветное, то точно однотонное. Ни каких мелких рисунков. Думаю, что никогда не буду делать ничего пестрого.

фотографии Алена Чендлер