Несколько лет назад у меня появилась идея улететь далеко-далеко в экзотическую страну, полежать там на пляже, лениво перемежая купание работой в интернете. Сперва выбор пал на Таиланд, но случайная встреча с русским, живущим в Китае, добавила очков азиатскому гиганту

Тогда, в 2006 году, я прожил четыре месяца в Нанчанге, четырехмиллионном центре одной из южно-центральных провинций. Уже тогда Китай поражал высоким уровнем жизни в больших и не очень городах и общей, витающей в воздухе идеей — завтра будет еще лучше. “Будет ли?” – думал я тогда. На центральной площади Пекина вовсю шли приготовления к Олимпиаде, гигантские цифровые часы отсчитывали секунды, оставшиеся до счастливого дня – 08.08.08.

Буквально два года спустя, в сентябре 2008-го, я оказался в городе Благовещенске на границе с Китайской Народной Республикой и был удивлен и заинтригован происходящим “ на той стороне”. За несколько лет моего отсутствия провинциальный город Хэйхэ оброс высотками и аккуратно постриженной зеленью на свежеотстроенной набережной. В то время как на русской стороне люди в темноте береговой линии пили пиво и курсанты военного училища выясняли отношения с ребятами в длинноносых ботинках, с китайской стороны доносилась музыка, мигали разноцветные огни, взрывались фейерверки.

И именно с Хэйхэ началось мое путешествие по Азии, которое не закончилось до сих пор. Эти слова я пишу, сидя на колючем одеяле недорогой гостиницы в Катманду.

Хэйхэ

В сентябре 2008 года за пятнадцать минут и двадцать пять долларов паром переправил меня к разгильдяйскому, но иногда весьма строгому китайскому пограничному контролю. Люди в форме задали много вопросов о предназначении рыболовного ножа, которым, на мой взгляд, всего лишь удобно резать хлеб и фрукты. Прослушав краткий список мест, запланированных мною к посещению, они успокоились и пропустили в город.

Русские туристы в последнее время посещают Китай все чаще и чаще. Жителям Амурской области пятнадцатидневную визу выдают при въезде. Оттого в Хэйхэ говорят и пишут на русско-китайском. “Водка, сигареты, пиво”, “Центр всех мужчин”, “Кожи стричь волосы” – чего там только нет. Очень удобно, что под локальными названиями основных улиц написаны их кириллические эквиваленты. Потеряться нашему человеку в одном из самых русских китайских городов будет сложно.

Цены в приграничном городе, конечно, завышены, и без предварительного, порой долговременного процесса обсуждения “скидок” ничего покупать не рекомендуется. Торгаши в своей области весьма свободно изъясняются по-русски. По-английски, вот беда, почти никто не говорит. Поэтому спрашивать, как пройти к центральному отделению Банка Китая, пришлось в школе английского языка. Смущенный паренек отвел меня в сторону от туристического центра – в строящийся настоящий центр. Пустые широкие автострады и огромные офисные здания, очевидно, задел на будущее.

Билет на поезд можно без проблем приобрести на вокзале, русское слово “вокзал” таксисты, само собой, понимают. На железнодорожном вокзале нужно пройти через рамку антитеррористического контроля и показать пограничнику паспорт. У кассы достаточно написать на бумажке печатными латинскими буквами название города, нарисовать стул или три полки. Сидячие вагоны (самые дешевые) нормальные, но дольше четырех часов сидеть не очень удобно, да и немного там неряшливо, конечно. Верхние полки – дешевле и, на мой взгляд, самые удобные, потому что китайские вагоны выше, чем наши. Плацкарт бывает пожестче и помягче (soft-sleeping и hard-sleeping), особенной разницы я не заметил. При скорости поезда около 120 километров в час ночи обычно хватает, чтобы переехать из одного города в другой. Конечно, есть купе и спальные вагоны, но они стоят дорого, и проще уж долететь самолетом. Пятидесятилетний израильтянин, помню, очень радовался этому факту: “Вы таки мне можете не верить, но самолетами здесь летать дешевле, чем ездить на поездах” – говорил он по-английски.

Вообще, если сравнивать китайские поезда с русскими, то наши сильно проигрывают. Ну, например, потому, что, хотя выпивать в вагоне разрешено, китайские пассажиры чаще пьют чай и смотрят в окно. Кроме того, людей в форме здесь уважают, и проводник – безусловный представитель власти. Он (обычно это мужчины старше тридцати лет) и подметет, и принесет полагающееся вам бесплатно постельное белье, и, само собой, бесплатно добавит кипятка в термос, который можно найти под каждым столиком.

Билет – это документ, постарайтесь его не потерять. Спустя несколько минут после отправки поезда придет проводник и обменяет его на пластиковую карточку с номером вашего места. За полчаса до прибытия разбудит и обменяет обратно. На выходе из вокзала бумажку нужно будет предъявить контролеру, хотя в некоторых местах этого не требуют. Полезный совет: посмотрите на иероглифы, обозначающие тип вагона, обведите их и вместо картинки со стулом и лежанками показывайте в кассе при покупке следующего билета.

На каждом вокзале есть камера хранения, и если нигде не видно табличек с понятными вам словами, ищите иконки с чемоданами. Если у вас не забронирован номер в отеле, иногда вполне приемлемым вариантом может оказаться привокзальный зал ожидания категории VIP (VIP Lounge), проще говоря – гостиница с почасовой оплатой. Сто юаней за сутки – очень хорошая цена: чем дальше на юг, тем дороже.

Итак, я сказал таксисту “вокзал”, показал кассиру бумажку с картинками и словом HARBIN и на следующее утро был в солнечном Харбине, городе, видавшем русских во всех их проявлениях.

Фотографии автора.