В Петербурге вполне возможно провалиться в какую-нибудь параллельную реальность. Нужно только правильно выбрать место и время. Если мечтается о Кубе, солнечном острове свободы, то можно запросто провести вечер по-кубински.

Например, пойти на вечер афро-кубинского джаза в Джаз-Холл на Загородном.

Полутемный зал... За круглым столиком с лампой под красным абажуром погружаешься в атмосферу настоящего джаз-клуба. Пока зал беспорядочно шуршит в ожидании начала концерта, заказываешь мохито — коктейль вечера (как гласит меню), и начинаешь оглядываться. Со стен смотрят портреты знаменитых джазовых исполнителей, на сцене в ожидании своего звездного часа застыли подготовленные музыкальные инструменты. Красиво одетые люди улыбаются, о чем-то переговариваются и лениво потягивают из красивых бокалов соблазнительные жидкости ярких цветов — дайкири, маргариту, кайпиринью. Сегодня вечер кубинской музыки и атмосфера царит тоже вполне кубинская. Все столики в зале заняты, и даже на балконах нет свободных мест. Оказывается, в городе полно желающих приобщиться к горячим кубинским ритмам.

Темноволосая официантка в фирменной синей жилетке приносит высокий стакан с ледяным мохито, украшенный листиками мяты и лаймом; и только ты успеваешь сделать первый глоток, как на сцене появляются улыбающиеся музыканты. К роялю садится человек в цветастой рубашке, на барабанщике характерный берет с красной звездочкой, какой носил сам команданте Че. Выходит и солист, у него в руках маракас — традиционный для латинской Америки музыкальный инструмент, на стойке возле микрофона еще целый набор диковинных предметов, которыми нужно трясти, стучать и трещать — в общем, придавать музыке тот самый неповторимый тропический колорит. Под одобрительные аплодисменты музыканты занимают свои места и, выдержав, минутную паузу, начинают творить кубинское волшебство.

Раз. Два. Раз-два-три-четыре...

В центре северной столицы России семь вечера, под сводами Джаз Филармоник Холл плещется карибское море, светит ослепительное тропическое солнце, расцветают пышные красные цветы. Под легкомысленные песни с бешеным ритмом сальсы хочется танцевать босиком на асфальте, под бархатные тягучие болеро глаза затягиваются слезами. В этих песнях разворачиваются целые жизни с роковым предательством, вечной дружбой, ностальгией и, конечно, с неизменной всепоглощающей любовью.

Любить хочется так же страстно, страдать так же безутешно, грустить так же нежно.

Проходит первые полчаса концерта и под знаменитые «Dos gardenias para ti» на маленькой танцплощадке уже кружатся в объятьях пары. Пианист вдохновенно покачивается в такт музыке, трубач закрывает глаза, выводя печальную мелодию. Последние аккорды стихают, и болеро сменяется известной композицией «Guantanamera», зрители, улыбаясь, рассаживаются по местам, и к припеву начинают подпевать солисту - «Guantanamera, guajira guantanameeeeeera»...

Песня за песней постепенно приближают вечер к завершению. Довольные гости допивают свои коктейли. От стакана с мохито на скатерти остается мокрый кружок. В этот вечер как-то по-особенному хорошо быть именно здесь и сейчас.

Объявляется заключительная композиция вечера «La ultima noche» - последняя ночь. Последняя на сегодня порция светлой грусти и кубинского настроения.

Под продолжительные аплодисменты и одобрительные выкрики, музыканты удаляются со сцены и публика начинает медленно расползаться. На улице встречает питерский вечер, перед входом компании задерживаются еще на пару минут: кто-то, для того, чтобы поделиться впечатлениями, кто-то - чтобы попрощаться, кто-то - чтобы обсудить, куда двинуться дальше.

А я иду домой пешком и напеваю про себя чарующие испанские слова о любви - одну из кубинских песен. Приду домой, открою «Кафе Ностальгия» Зое Вальдес или «Кубинские сновидения» Кристины Гарсии  — и страница за страницей остров Свободы будет становиться ближе. Покажется, что до меня вот-вот долетит смех кудрявого босоногого мальчишки на узкой улочке Гаваны, кожей почувствую жар тропического солнца, услышу тягучий, резкий аромат настоящей кубинской сигары, на губах появится привкус рома и морской соли. И, конечно, будет музыка... Без нее на Кубе никуда.