Только сейчас, спустя месяц как, пролетев 3070 километров, я вернулся в серые монотонные будни столицы, оставив позади шесть дней гармонии и солнечных импрессий, когда мыльная пена мимолетных впечатлений уже улеглась, а воспоминания, загустев, налились красками, и раскрылся букет эмоций, лишенных вкуса случайных чувств и переживаний, появилось время разобрать фотографии и написать о замечательном путешествии из одной когда-то великой империи в другую, еще более величественную прежде.


При ближайшем рассмотрении оказалось что столица Италии, казавшаяся на первый взгляд обветшалой, словно затерянный обезьяний город у Киплинга, соткана из ступеней, площадей и фонтанов. В Риме все пропитано пылью многовековой истории, «все напоминает в нем античные времена, когда оживлялся мрамор и блистали скульптурные резцы» (Н.В. Гоголь). Рим красив, если вовсе не прекрасен, в деталях. Главное не упустить их из виду. Это лишний аргумент в пользу того, что Рим, где «слышно присутствие архитектуры и строгое ее величие как художества» – пешеходный город. К тому же передвигаться по его узеньким улочкам любыми транспортными средствами, включая столь популярные мопеды, практически невозможно. Не только из-за хаотичного трафика, но и оттого, что большая часть города, в особенности историческая, выложена брусчаткой, езда по которой чревата тем, что многие впечатлений, минуя глаз, зафиксируются на заднице.


Местные жители, вопреки синематическим образам беспощадных римских воинов и того факта, что Италия – колыбель фашизма, крайне приветливы и жизнерадостны. Впрочем, учитывая, что они могут круглый год ходить нараспашку, ездить на мопедах, есть мороженное в феврале и каждый день пить восхитительный кофе в течение двухчасовой сиесты, это неудивительно. Там совсем другой ритм, под который очень легко подстраиваешься. Но как же оказалось непросто нарушить эту гармонию потом. Поэтому, наверное, так тянет назад на римские мостовые. И если понадобится, я найду миллион причин, чтобы вернуться. Например, съев гору всевозможных паст и килограммы пицц, выпив литры вина и кофе, я так и не попробовал знаменитый тирамису.