Замир усердно копает деревянной палкой лунки — он сажает луковицы. Работы у Замира и его коллег много: нужно озеленить несколько гектаров земли, посадить траву и голубые, оранжевые и белые тюльпаны, доделать дорожки и тропинки. Замир, кажется, совсем не обращает внимания на то, что за его спиной возвышается необыкновенное, смотрящееся на этих просторных холмах инопланетным пришельцем, здание. Это блестящее сине-серыми оттенками стеклянное строение, напоминающее Цирк на Вернадском, у которого вместо ампутированного купола на крышу взгромоздили несколько исполинских прицепов от фур, — не что иное, как московская школа управления «Сколково». Место, о котором слышали все, но мало кто видел.
          

   

Международная бизнес-школа «Сколково» получила широкую известность минувшей весной, когда президент страны Дмитрий Медведев обнародовал планы создания близ Сколковского шоссе отечественного аналога Кремниевой долины — «ультрасовременного, инновационного научно-технологического» комплекса, где будут день и ночь создавать будущее. В прессе тогда появилась информация, что базисом создания инновационной долины станет некая школа управления «Сколково». Достаточно скоро в СМИ появились 3D-изображения нездешнего, похожего на космопорт, утопающего в зелени леса строения, где, как гласила молва, обучают будущих топ-менеджеров. В общем, весьма загадочная вышла история.

Школа «Сколково» создана на частные инвестиции бизнес-цеха и не имеет ровным счетом никакого отношения к планируемой силиконово-кремниевой долине. Среди учредителей — TNK-BP, Торговый дом «ГУМ», компания «Русский стандарт», «Северсталь», группа компаний «ИТЕРА», а также инвестиционная компания «Тройка Диалог» и другие. Руководит школой триумвират: президент Рубен Варданян (председатель совета директоров «Тройка Диалог»), ректор Андрей Волков (бывший проректор Академии народного хозяйства) и декан Вилфрид Вахонакер (ученый, эксперт по бизнесу в странах с быстрорастущей экономикой). Основной профиль учебного заведения — преподавание русского MBA (магистр бизнес-администрирования), что автоматически делает школу конкурентом таких международных гигантов, как Stanford Graduate School of Business и Harvard Business School. Стоимость обучения — от 60 тысяч евро.

Официально «Сколково» открылось 19 сентября этого года, хотя школе уже 4 года. Все эти годы на 1-м километре Сколковского шоссе (Московская область, Одинцовский район) велось строительство кампуса по проекту британского архитектора Дэвида Аджае, а обучение проходило в ряде помещений, разбросанных по Москве. В мае сюда въехали сотрудники школы, в сентябре здесь появились студенты. Основное строительство завершено, хотя внутри кампуса то тут, то там бродят рабочие и шумит техника: заканчивается косметический ремонт. Из окон видно, как за холмиком ведутся строительные работы: подготавливается к сдаче череда оранжевых коттеджей, так называемых профессорских домов — здесь будут жить преподаватели и их семьи, чтобы им было удобно добираться до работы.

Для простого смертного дорога в дивный край, в страну Оз, начинается у станции метро «Парк Победы», откуда регулярно ходят чахлые желтые маршрутки 523 и 818 с надписью «Попутчик». Если повезет и не будет пробок, дорога занимает минут 20. Кампус располагается на 26 гектарах зеленых холмов, с одной стороны окруженных лесом, с другой обрамленных Сколковским шоссе. Здесь действует пропускной режим, запрещают фотографировать без разрешения, а охранники смотрят с подозрением. По школе The Village с экскурсией провела PR-менеджер заведения Олеся Кузьминская.                   

   

Здание состоит из двух основных частей: диск и четыре надстройки над ним. В диске находятся учебные помещения, аудитории, классы, конференц-залы, зоны для отдыха, рестораны и кафе, столовая, конгресс-холл на 660 человек, который иногда используют как кинотеатр, помещения для командной работы небольших групп студентов. В надстройках расположены гостиницы, в которых останавливаются студенты (проживание входит в стоимость обучения) и обычные приезжие, lounge-бар, спа-салоны, тренажерные залы, бассейн, баскетбольная площадка, массажные комнаты, сауны, скоро появится банк, магазины и аптека. Общая площадь — 85 тысяч квадратных метров. На одной из стен вырастили вертикальный сад, в потолке проделали многоугольные отверстия, так называемые sky lights — через них в залы поступает дневной свет. По утверждению авторов проекта, с высоты птичьего полета «Сколково» напоминает работы Каземира Малевича. Просторные коридоры используют как галереи — здесь проводят выставки, а также, как The Village объяснила Кузьминская, могут устраивать закрытые мероприятия и вечеринки. Питанием пребывающих в школе занимается сеть ресторанов Correa’s — компания выиграла тендер и будет держать здесь 6–7 точек питания. Среди них — студенческая столовая, бар, ресторан, кофе-поинты.

Впрочем, в этом дорогостоящем убранстве ощущается явный дефицит такого важного для учебного заведения явления, как студент. Их здесь совсем немного и поймать их для разговора довольно сложно. Здесь, если не учитывать людей, которые проходят в школе обучение по краткосрочным программам (3–7 дней, Executive Education), учится чуть больше сотни человек. В 1-м классе MBA 40 человек, во 2-м — 33, 2 класса по 37 человек по программе Executive MBA — всего 147 человек. Средний возраст получающих MBA — 28 лет, EMBA — 30–35 лет. У первых есть одно-два высших образования, они имеют опыт работы в компании и некоторые уже создавали собственный бизнес; вторые — это топ-менеджеры, которым нужны дополнительные связи, новые идеи, видения и знания для более эффективного ведения дел.
      

   

Олеся описывает студента Сколково так: «Наш студент — не классический студент MBA. Он готов рисковать, в душе он предприниматель, и, когда он будет возвращаться после обучения в корпорацию, он будет делать это не для того чтобы преодолевать новые ступеньки в карьере, а чтобы привносить инновации в корпорацию. Или будет создавать свой бизнес».

Наверное, не нужно удивляться малому количеству обучающихся, поскольку российский большой бизнес — явление довольно закрытое и кастовое. Несмотря на это, руководство школы не сомневается, что к 2015 году им удастся выйти на окупаемость и отработать вложенные в проект 250 миллионов долларов.

Судя по реакции Олеси, в школе немного раздражительно относятся к тому, что общественное мнение воспринимает «Сколково» как первый удачный шаг на пути к воплощению в реальность Русской Кремниевой долины. Раздражение это Олеся попыталась скрыть за милой улыбкой: «Мы разные проекты. Силиконовая долина — государственный проект, на который выделены другие деньги, другой бюджет. Мы занимаемся образованием, построены на частные инвестиции, а не по чьей-то указке, ни одной государственной копеечки в этом проекте нет. Мы идем своим путем».

Она взмахивает рукой, показывает на Сколковское шоссе и говорит, что долина будущего будет «где-то там», где еще ничего и нет. И подытоживает: «Пока нас не объединяли. Мы по отдельности. Бизнес и инновации вещи разные».

Чтобы понять, что может человек искать в «Сколково», The Village обратился к студентам школы:

Георгий Белоцерковский (George Bellow), 28 лет

Учеба очень интересна, программа нестандартная, отличается от учебных заведений, которые я уже успел увидеть, от мест, о которых я слышал от своих друзей. Я не знал, что ожидать от этого места, но всё оказалось супер: отличные учителя, специалистов берут со всего мира.

Я родился в России, в 6 лет вместе с родителями эмигрировал в США, жил в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Флориде, Аризоне. Много где был, оканчивал бизнес-университет в Швейцарии, сначала работал в Испании, Швеции, а потом решил открыть свою компанию и переехал сначала в Питер, а потом в Москву. Одна из целей обучения в «Сколково» — создание некого networking людей: сеть, чтобы находить новые связи для бизнесов. У меня две компании: одна занимается частной авиацией, а вторая — G&G Dynamics — делает приложения для iPhone. Мы сделали Timeout Россия, социальную сеть Ogorod, «Зеленый Перекресток», сейчас у нас куча других программ в процессе. Здесь был Олег Тиньков, мы с ним обсуждали сотрудничество, уже отправили ему на почту предложение по созданию приложения.

То есть цепная реакция уже пошла.

Марина Зажарская, 25 лет, Full-Time MBA

Узнала о «Сколково» давно, еще когда началось строительство, решение о поступлении приняла сразу, но решила немного подождать, потому что была занята другими проектами. Учеба классная, интересная. У нас обалденное здание, оно отражает всю нашу учебу. Здесь преподают много практических предметов, которых нигде больше не преподают (как, например, leadership), многое здесь подают в новом контексте, в новом понимании нового времени.

Живу здесь, в кампусе. Параллельно учебе веду один проект в области искусства, до этого работала в фонде Михаила Прохорова. Мой нынешний проект не отнимает много времени, у меня есть партнеры. Я же во время учебы слежу за процессом, придумываю новые ходы, идеи, а партнеры мне помогают, делают всё без меня. После учебы я буду вести другой проект.

Федор Сарокваша, 30 лет, Full-Time MBA

Я возглавляю департамент пиара и рекламы в крупной строительной компании, у меня есть бизнес по домашней автоматике, поставляем систему «Умный дом», второй бизнес — телекоммуникации. На определенном этапе своих бизнесов я уперся в необходимость перехода на новый уровень управления — бюджетирования, стратегии, маркетинга. Понял, что мне нужна команда и умение эту команду стимулировать, вести, управлять, столкнулся с необходимостью знаний и необходимостью понимать, как правильно управлять людьми. Грубо говоря, я уперся в свой потолок, мои люди уперлись в мой потолок, и поэтому, чтобы делать дела на новом уровне, мне нужно расширять свой кругозор.

Стал искать MBA, искал и в Англии, и в Америке, а потом узнал о «Сколково». Поступал сложно. И сразу же понял: люди, с которыми я оказался на этапе экзаменов — высококонкурентные люди, которые заставили меня сильно попотеть на вступительных экзаменах. И это — очень важный показатель. MBA — не просто образование, это работа друг с другом, передача опыта. Материал здесь дают очень качественный — голову разрезали, засунули, закрыли, офигеваешь сидишь. Совмещать работу и учебу очень сложно. Если бы была возможность, я бы не совмещал. На мой взгляд, расписание можно было сделать мобильнее, чтобы миксовать и эффективнее совмещать работу и учебу. Но это мое пожелание. Возможно, я работаю сейчас в убыток, но это вызов для меня — совместить работу, учебу, семью.

Я сюда еще вернусь. На этот раз — на Executive.

Екатерина Долгошеева, 30 лет, Full-Time MBA

Раньше я возглавляла PR-службу «Профмедиа», до этого работала в газетах «Коммерсантъ» и «Ведомости», проделала стандартный путь из бизнес-журналиста в корпоративный пиар. Прошла пора в «Профмедиа» — каждые три года у меня в жизни что-то меняется, — и я поняла, что надо что-то менять. Я поняла, что выросла из пиара, хочется заниматься чем-то другим, может быть, бизнесом. О «Сколково» я узнала от своего бывшего коллеги по «Ведомостям», он помог мне подготовиться к поступлению, настроиться.

Трудности в том, что я не привыкла к групповой работе, групповым обсуждениям, групповым активностям, когда начинается групповое обсуждение группового кейса. У меня такое воспитание, что я не могу перекрикивать говорящего и перетягивать внимание на себя не за счет того, что я говорю, а за счет того, как громко я это говорю.

«Профмедиа» ждет меня обратно, но уже в топ-менеджмент. Я неплохо знаю медиаиндустрию, неплохо знаю свою компанию, обучение здесь поможет еще лучше справляться с работой.