Сервисы знакомств активно развиваются с середины нулевых. Еще пять лет назад разработкой дейтинга с геолокацией занимался едва ли не каждый второй стартапер. Но большинство из них не смогли выдержать конкуренцию с Tinder и другими крупными игроками. Сейчас кажется, что любая попытка перейти им дорогу обречена на провал. Но бывший директор по маркетингу LovePlanet Арсений Лаврентьев своим примером опровергает это утверждение. Выручка его запущенного в мае приложения знакомств для геев Partner уже перевалила за 115 тысяч долларов, а новое приложение Taboo за две недели скачали 3 500 жителей обеих столиц. Оно позволяет найти желающих пойти на свидание, которое при взаимной симпатии закончится сексом. The Village поговорил с предпринимателем о его проектах и будущем дейтинга.

Фотографии

АНдрей СтекачЁв

Арсений Лаврентьев

создатель приложений Partner и Taboo

Проблемы с дейтингом

Последние четыре с половиной года я работал директором по маркетингу LovePlanet. Это показательный пример общего дейтинга, стандартная история. Компания принадлежит холдингу «РБК», я пришел туда делать раздел для бизнес-знакомств и нетворкинга, но потом решил запускать свои проекты.

В дейтинге ничего не меняется с нулевых годов. В России каждый год у общего дейтинга (сервисов знакомств широкого профиля. — Прим. ред.) выручка падает на 3–5 %. За границей к 2021 году прогнозируется ее рост на 25 %, но он произойдет за счет поглощений нишевых проектов. Думаю, со временем все будет уходить в ниши, а общие сервисы будут падать. Единственное направление, которое растет, — это кэжуал-дейтинг (сервисы для поиска секс-партнеров. — Прим. ред.).

Быстрый рост Tinder — это всего лишь агрессивный маркетинг. Они взяли функцию, которая была у других сервисов, и оставили только ее. Там нет специалитетов. Некоторые его пользователи ищут свидания для секса, но это не указано в профиле. В итоге мужчина предлагает нечто, что не укладывается в законы мира конкретной женщины, она говорит, что он козел, и все получают негатив. Кроме того, по моим данным, лишь 15 % пользователей общего дейтинга действительно готовы встречаться. Он не удовлетворяет потребности людей.

Я верю в ниши и все делю на ниши. Потому я решил сделать акцент на кэжуал-знакомствах вокруг да около секса, собрал команду и начал разработку двух приложений: Partner для геев и Taboo для секс-свиданий.

Разработка приложений

До LovePlanet я занимался бизнесом, у меня есть опыт как в офлайне, так и в онлайне. Сейчас в моей команде около десяти человек в разных городах России и мира: дизайнеры, разработчики на iOS, Android, бэк-энд, серверная часть.

Разработка приложений — это не очень дешевая история, на запуск Partner и части Taboo я потратил более 6 миллионов рублей из своих сбережений.

Я хотел запустить оба приложения одновременно, но из-за каких-то принципов Apple геев пропустили в App Store, а секс не пускали больше трех с половиной месяцев. Поэтому приложение Partner запустилось первым.

Сервис для геев

Я не гей, но у меня есть ряд друзей-геев. Когда я работал над приложением, я запустил несколько тематических сервисов знакомств на телефоне и увидел вокруг коллег, которыми ими пользовались. Почему я должен это знать? Мне даже не надо было регистрироваться, чтобы это увидеть.

Гомосексуальность — табуированная тема в России и в мире. Я не должен видеть знакомых, которые пользуются такими сервисами, это некорректно. Поэтому наш слоган «We Got Your Back» («мы прикроем твою задницу»). Мы не делаем привязки к соцсетям, телефону, имейлу.

Не нужно загружать фото лица. Кроме того, приложение платное (около 24 долларов в месяц) — его не загрузишь из любопытства.

Пользователя видят другие только тогда, когда он готов встречаться, — в этом случае можно выбрать кого-то из числа людей рядом и начать общение. При взаимной симпатии можно прямо из приложения вызвать Uber и поехать на встречу.

Мы также отслеживаем опасные для геев места. Если рядом железная дорога или малонаселенный пункт, мы отключаем человека из списка людей рядом. В Лос-Анджелесе есть опасные для геев места, которые отмечены на карте. Если пользователь находится там, триггер о том, что он готов встречаться, автоматически выключается.

Мы запустили Partner 26 мая, в июне заработали 4 тысячи долларов, в июле — 10 тысяч, в ноябре — уже 42 765 (более 2,5 миллиона рублей). Приложение установили более 64 тысяч раз, ежедневно его скачивают 1 000–1 700 человек по всему миру. В пятерку входят Китай, Америка, Франция. Сейчас за счет этих доходов я могу платить всем и себе зарплату, возвращать инвестиции. В ближайшие три-четыре месяца я планирую вернуть вложения.

Partner растет не потому, что это простой бизнес. До кризиса выходило по 30–40 клонов Tinder в месяц, и они закрывались через три-четыре месяца. Это непросто, но, из-за того что я понимаю, как это работает, мы растем и у нас получается. У меня большой опыт привлечения платного трафика. Маркетинг — это история про череду бесконечных проб и ошибок. Проверенные пути могут уже не работать, мы ищем новые и используем их, пока они эффективны. Мы также используем рекламу Google и Apple Store, но рынок перегрет: дейтинг — одна из самых конкурентных историй.

Я не хочу развивать этот сервис в России, мы довольно гомофобная страна, мы к этому не очень готовы. Но приложение здесь работает, на Россию приходится порядка 10 % пользователей. У нас есть пользователи и в странах, где геям грозит смертная казнь. Нельзя лишать людей возможности пользоваться приложением, но активно развивать его в России я не готов, оно направлено на зарубежный рынок.

Супермаркет свиданий

Приложение Taboo — это больше российская история. Оно запустилось 20 ноября, редакция App Store уже отметила его как новинку, на которую стоит обратить внимание.

В приложении уникальная механика: оно выглядит по-разному для мужчин и для женщин. Мужчина загружает свое фото и отвечает на ряд вопросов: «Как ты думаешь, как должно начаться идеальное свидание — в ресторане, кафе, баре отеля?», «А ты заберешь девчонку из дома или вы сразу там встретитесь?», «А ты оплатишь счет?», «А будут цветы?», «А если вы друг другу понравитесь, куда вы переместитесь?», «А что ты обеспечишь у себя дома, чтобы было комфортно и приятно, если вы поедете к тебе? Будут ли окна в пол, шампанское, свечи, лепестки роз на кровати?». Он накликивает варианты ответов, и на основании этого формируется красивое свидание. Я искренне верю, что секс в такой обстановке будет ярче. Потом девушки выбирают, с кем пообщаться, по фото и описанию свидания. Мужчина может увидеть девушку только в этот момент, когда она ответила, что он ее интересует.

Tinder и другие сервисы — это каталог женщин. Зачем показывать тех девушек, которые готовы заняться сексом? Думаю, это некрасиво и неправильно. В России и в мире многие считают, что если у девушки много парней, то она шлюха. У нас нет каталога, нет свайпов, девушкам не пишут тысячи мужчин, не отправляют в первом же сообщении член в руке со словами «Давай, пошли». Она сама выбирает, кто ей интересен. Потом у пары есть сутки, чтобы обменяться дополнительными фото, номерами телефонов, договориться о встрече. Через сутки вся история сообщений сгорает — не надо торопиться, но и бесконечные переписки тоже ни к чему.

Приложение будет всегда бесплатно для девушек. Для мужчин есть пробный семидневный период, потом нужно платить 5 долларов в месяц. Я считаю, что мы так отсеиваем нерелевантную аудиторию. Мужчина, который не способен заплатить 5–7 долларов в месяц, не сможет заплатить и за ужин — так для девчонок будет более качественная аудитория мужчин.

Дело в том, что в кэжуал-дейтинге мужчин намного больше: обычно в приложениях для секс-знакомств на одну девушку приходится 300 мужчин. Какая тут вероятность, что у мужчины будет секс? Она стремится к нулю. А у женщины? Она тоже стремится к нулю, потому что она регистрируется, ей присылают фото члена вместо привета, ей говорят: «А ты знаешь, что это приложение для секса? Пошли трахаться». И так не работает. Девчонка уходит, и ни у кого нет секса.

У нас пока соотношение примерно равное. Я делаю важную вещь для мужчин — выделяю сегмент женщин, которые готовы заняться сексом на первом свидании. Я сам пользуюсь приложением и я его сделал потому, что я так живу. Все хотят заниматься сексом, но все должно быть красиво. В России и мире нет культуры общения. Я сделал боль мужчинам в виде платной регистрации и создания идеального свидания. Но у них будут успешные контакты, у них будет секс. Если у него был секс однажды, он постоянно будет сидеть у меня. Добавив эту боль, я сделал хорошо всем.

У нас нет аккаунтов, человек привязывается к ID телефона. Если мы видим, что он пообещал розы на тракторе, а потом попросил заняться с ним сексом сразу в машине, девушка может пожаловаться. Мы блокируем таких пользователей, и, чтобы снова зарегистрироваться, нужно поменять телефон. У нас есть и антиспам-фильтр, он будет отсекать тех, кто попытается зарабатывать деньги.

Несмотря на то что узкоспециализированному приложению чуть больше двух недель, мы получили более 3 500 регистраций из Москвы и Санкт-Петербурга. Мужчины создают встречи, у них есть эффективные переписки. Мы проверяем это: если робот видит в переписке номера телефонов, скорее всего, была встреча. Потом таких пользователей мы спрашиваем, как все прошло.

Сейчас в приложении можно создать идеальное свидание, отредактировав наш шаблон под себя. Я сам использую шаблоны и смотрю, как они работают. Потом мы будем расширять их диапазон. Еще мы планируем тариф «все включено», когда за дополнительную плату мы организуем свидание: бронируем столик в ресторане, в определенное время девушку забирает такси, в какой-то гостинице забронирован номер с окнами в пол, посередине стоит джакузи, в ведре — шампанское, лепестки роз лежат на кровати — добро пожаловать. Так мы гарантируем, что все, что указано в свидании, будет. У нас планируются партнерства с ресторанами и службами такси для свиданий «под ключ».

Сейчас мы также работаем над приложением для измен. Это анонимная история, где все профили закрыты. Это понятная ниша для определенного сегмента. К Новому году я его запущу.