Четыре года назад супруги Валентин и Карина Чиж переехали из Москвы в Таллин в поисках более приятной городской среды. Оставив московский рекламный бизнес, они взяли в управление один хостел, через год на заработанные деньги запустили еще один, а недавно открыли арт-отель по мотивам фильмов Годара, где каждая комната оформлена в духе одного из творений французского режиссера. The Village поговорил с супругами об особенностях гостиничного бизнеса и преимуществах жизни в Эстонии.

Фотографии

Хирохиса Койке

Валентин и Карина Чиж

совладельцы Kohver Hostel и Godart Rooms


Переезд и новый бизнес

Карина: Валентин родился в Таллине, мы познакомились Петербурге аж в 2000 году, потом поженились, до 2013 года жили в Москве. Но, когда у нас родился ребенок, мы поняли: это не самый удобный город для жизни. Валентин предложил попробовать переехать. Мы приехали в Таллин и дали себе год, чтобы осмотреться и принять окончательное решение. С тех пор мы здесь.

Валентин: Я гражданин России, но у меня было эстонский вид на жительство. Карина сначала получила временный вид на жительство, но для получения постоянного нужно сдать языковой экзамен.

Карина: А язык непростой, один из пяти сложнейших в мире. У меня был трудный период адаптации и изучения языка. Я брала его зубрежкой, год назад я сдала этот экзамен и сразу получила ПМЖ.

В Москве и Петербурге у нас было рекламное агентство. После переезда я пыталась найти работу. Но проблема в том, что я оказалась «оверквалифайд» для местных компаний. Я просила взять меня хотя бы перекладывать бумажки, но они не соглашались. Мои безуспешные попытки найти работу привели к тому, что мы решили и здесь заняться бизнесом.

Первый хостел, которым мы занялись, уже работал. Его создали ребята, которые уехали из города. Им было жалко бросать бизнес, и мы, сосчитав бизнес-план, решили попробовать. На старте пришлось вложить примерно 15 тысяч евро. Далее мы поняли, что количества кроватей недостаточно, чтобы разместить туристическую группу более 50 человек, это традиционный формат.

Мы взяли в аренду соседнее помещение и вложили в ремонт здания несколько десятков тысяч евро из доходов от первого хостела. К тому моменту мы уже были размещены на большинстве сайтов-агрегаторов типа Booking.com с весьма приличным рейтингом, в середине мая 2017 года удвоили номерной фонд и нарастили объемы продаж.

Валентин: Хостелы — это типичный зарплатный бизнес, сделать его легко, но важно не превратиться в его раба, а превратить его в работающий организм, который существует без тебя. Для этого одного небольшого хостела недостаточно.

Карина: Поначалу в хостеле мы сами делали все: красили потолки и стены, когда понимали, что комната нуждается в косметическом ремонте, сами стояли за стойкой ресепшена, чтобы встречать гостей. Первые три месяца мы жили в таком ритме, чтобы понять, где есть слабые места. Сейчас хостелы работают относительно самостоятельно.

Хостелов в городе много. Они пользуются популярностью — вопрос в том, чем ты отличаешься от конкурентов. Мы нашли свою нишу: стилистика питерской коммуналки с непонятной планировкой, винтовые лестницы, дворики-колодцы, переходы с этажа на этаж. Мы предлагаем гостям эдакую бабушкину квартиру, где тебе всегда рады. Делаем упор на персонал: сотрудники общаются с гостями, советуют, куда сходить, устраивают домашние вечеринки, всячески помогают по любым возникающим вопросам и, главное, говорят на многих языках, в том числе на русском. Мы гордимся тем, что у нас много возвращающихся гостей и постоянных клиентов, которых мы хорошо знаем.

Второй хостел окупил вложения в него за полгода, и мы решили попробовать диверсифицироваться: сделать мини-отель. Мы взяли в аренду и отремонтировали бывшее здание технической библиотеки. Моя любовь к французскому кино проявилась в том, мы решили назвать отель Godart Rooms. В нем восемь комнат, каждая посвящена фильму этого режиссера, в комнате висит оригинальный постер 50–60-x годов, каждая комната уникальна с точки зрения дизайна и интерьера. Хотим, чтобы здесь собирались творческие люди, организовывали концерты и импровизированные вечеринки. В ближайшее время планируем поставить проектор и устраивать кинопросмотры, поскольку в концепции Godart Rooms нет телевизоров в комнатах, мы приветствуем живое общение.

Сейчас у нас два хостела на 55 и 99 мест, а также отель, который вмещает 20 человек. В штате работают 15 человек. В отеле мы пока координируем все — от ресепшена до кофе, но потихоньку ослабляем присутствие.

Работа отельеров

Карина: Сейчас в Таллине мертвый сезон, больше половины ресторанов Старого города закрыты на каникулы. Но у нас все же есть гости, и это большое достижение для нового отеля. Активные бронирования начинаются с марта — россияне приезжают на гендерные праздники. В майские стартует высокий сезон. На хостел сезонность влияет значительно меньше: здесь круглый год живут студенты, ребята, которые приехали учиться по обмену. Со второй половины апреля число постояльцев резко увеличивается — это европейские каникулы. С середины мая до 10 сентября прошлого года в нашем хостеле вообще не было ни одной свободной кровати.

Среди наших постояльцев много финнов: большой брат за морем садится на паром, едет и заполняет все. Еще география гостей зависит от системы бронирования. Когда мы подключили Agoda, к нам стало приезжать больше азиатов — там этот сервис очень популярен. Мы также есть на Hostelworld, Airbnb и еще десятке аналогичных ресурсов, но большую часть трафика приносит всемогущий Booking.com.

В хостеле важнее цена за ночь: можно играть коррекцией цены на 1 евро и увеличивать тем самым трафик в разы. Кровать в большом дорме на 10–14 мест стоит 10–11 евро за ночь, в двухместной комнате — 30–40 евро. В отеле обычная комната сейчас стоит 40–50 евро за ночь, номер-романтик с ванной посреди комнаты — 70 евро. В сезон цены гораздо выше. К тому же в Таллин часто приезжают известные музыканты с концертами — на эти даты мы проданы и за большие деньги. 16 июля ждем Guns N’ Roses. В высокий сезон наша выручка может составлять 15–20 тысяч евро в месяц.

Валентин: Самое главное, что мы сделали с точки зрения менеджмента — внедрили программу автоматического управления бронированиями, Channel Manager WuBook, ее преимущество в том, что она не допускает овербукинга, позволяет менять цену на всех каналах одновременно и делать массу автоматических отчетов: от финансовых до статистики по каналам бронирования. Ей почему-то в основном пользуются крупные отели, остальные предпочитают все делать в ручном режиме.

Первые десять дней работы хостела мы жили с двумя каналами бронирования, и у нас были проблемы, когда, например, ночью два гостя одновременно выбирали номер, а мы не успевали закрыть бронь. По договору с сайтами бронирования мы должны предоставить альтернативное жилье не ниже уровнем, а в популярные даты такие варианты найти очень трудно. Мы поняли, что это нервно и тяжело, и внедрили специальный софт, увеличили число каналов и сосредоточились на маркетинговых задачах. Это удобно: если ты сидишь только на Booking.com, у тебя упал рейтинг и ты пропал из выдачи, надо придумывать акции, чтобы привлечь внимание. Когда каналов много, работать легче.

Местные особенности

Валентин: В отличие от России, в Эстонии нет закрывающих документов, зато есть электронный документооборот и цифровая бухгалтерия. Налоги не самые низкие, но их удобно платить.

Говорят, в России низкие налоги, но это миф: если сложить подоходный налог и социальный, выходит примерно то же самое, что в Эстонии. Вопрос в том, насколько удобно платить или не платить. Здесь проще заплатить. Мы отдаем всю бухгалтерию на аутсорс за 60 евро в месяц, и у нас вообще не болит голова, нам просто периодически звонят и просят подтвердить платеж.

То же самое с налоговой. Если есть вопрос, можно написать туда имейл, и ты получишь быстрый ответ. Лучше писать на эстонском, чтобы не было разночтений. Но в случае чего проконсультируют и на русском. При звонке в любое ведомство есть возможность выбрать эстонский, русский или английский.

Карина: Я понимаю, что мне говорят на эстонском, но отвечаю на вопрос чаще на английском или русском, так как у меня пока не хватает активного словарного запаса, и к этому тут относятся нормально. Был случай, когда я по ошибке употребила не ту форму эстонского слова, девушка меня высокомерно поправила, на что я ее поблагодарила и сказала, что сейчас учу язык. Она тут же расцвела и стала всячески помогать мне. Когда эстонцы видят, что ты не просто приехал из России, а пытаешься все же немного ассимилироваться, учишь язык и культуру, они это ценят. Сейчас в Таллине проживает почти 40 % русских, при этом большинство из них совершенно самодостаточны и ассимилироваться не планируют.

Карина: Самая большая проблема — поиск персонала. Есть касса по безработице, которая платит пособия, поэтому многим проще ничего не делать. Мы искали людей в фейсбуке и в местном университете. Костяк нашей команды — замечательные ребята, они хотят развиваться, но это скорее исключение.

Валентин: Свобода передвижения заставляет с активной жизненной позицией переезжать, а остающимся часто ничего не надо. С инициативой в Эстонии анекдотически тяжело. У нас работает много людей, которые приехали сюда недавно или вернулись.

Карина: Про поведение горожан можно сказать, что здесь семь раз отмеривают, а потом не режут. В России желающих начать бизнес больше, а тут многие хотят работать за зарплату и проводить вечер с семьей. У местных не хватает авантюрной нотки, они не хотят рисковать — если не могут просчитать что-то до определенной точки, то предпочитают ничего не делать.

Хотя в целом малый бизнес поощряется: можно получить поддержку от государства или европейских фондов, есть налоговые послабления — с оборота до 40 тысяч евро налоги платить не надо. Все коммуникации с госорганами происходят в интернете — для этого достаточно имейла и цифровой подписи.

В Эстонии проще найти интересные помещения в центре. Бизнес-площади здесь, как ни странно, дешевле жилых, средняя ставка — 8–15 евро за квадратный метр в месяц.

Валентин: Все наши помещения в долгосрочной аренде. Вся недвижимость в Старом городе требует ремонта. На арендаторов, готовых вложить десятки тысяч евро, есть некий спрос. Арендодатель дает помещение, заботится о крыше, чистит снег, вывозит мусор.

Планы

ВАЛЕНТИН: Мы выкупили участок земли в 300 метрах от Президентского дворца. На нем расположено штабное здание конца XVIII века. Планируем отреставрировать этот дом, рядом построить еще один и начать продавать, а также сдавать там квартиры в долгосрочную и краткосрочную аренду. Это будет так называемый доходный дом по примеру аналогичных европейских проектов.

Через месяц подадим проект на согласование, в июле рассчитываем получить разрешение, за восемь месяцев завершить стройку и в середине 2019 года заселять жильцов. Продажи будут открыты сразу после согласования проекта, в марте 2018-го.

Для строительства собираемся взять кредит и/или найти инвестора. Речь идет о 2–2,5 миллиона евро под 6–12 % годовых. Сейчас много россиян вкладывают в подобные проекты. Российские бизнесмены ищут тихую гавань с целью защиты денег. В Эстонии риски прогнозируемы, здесь предприниматель спит спокойнее.