Агентство Pruffi располагается в офисном центре на Берсеневской набережной — в двух шагах от «Стрелки» и Храма Христа Спасителя. В нём работают девять человек (в компании ещё семь программистов, работающих удалённо). Они размещаются в двух небольших комнатах, напоминающих девичьи спальни. На окнах — узорчатые шторы, на стенах — картины в стиле поп-арт, фотографии и доски для рисования. Cтеллажи используются вместо вешалок: между полок сложены пальто и сумки. Самой Владимирской чужда работа за столом: она управляет компанией, сидя на красном диване, закинув ноги на журнальный столик.

 

 

Рабочий стол: Алёна Владимирская, Pruffi. Изображение № 1.

 

Слоножираф

«Одно время было такое кафе „Август“, очень известное в узких кругах. Его символом был этот чувак. В кафе были прекрасные книжные и игровые тусовки, мы часто туда ходили, и в нём даже был фирменный коктейль „Пруффи“. Он был такой девочковый: с шампанским, вишенкой, ещё с чем-то. Кафе закрылось, слонозеброжираф достался нам и стал нашим талисманом. Вообще, он символизирует идеального кандидата».

 

 

Мобильный телефон

«Apple я не люблю. Россия — андроидная страна. Я твёрдо уверена, что ты должен быть на том носителе, где большинство, так что мой смартфон — Samsung. Я сама новые приложения не устанавливаю, их ставят мне принудительно. Спасаюсь тем, что у меня Android, а все гиковские штучки выходят на iOS. Так что у меня есть временной люфт, и я ставлю только проверенное. У меня установлено приложение Pruffi Friends и все соцсети. Иногда я пользуюсь приложением „Афиша“, чтобы найти место, где поесть. Есть GetTaxi для заказа такси. У меня есть и Foursquare, но я редко чекинюсь, потому что это палево».

 

 

Мышка

На работе пользуюсь мышкой, а не тачпадом.

 

 

Ноутбук

«Когда я хочу купить ноутбук, я говорю об этом мужу. Он знает несколько параметров, которые мне важны. Он должен быть лёгкий, у него должно быть крепкое железо (в ресторане, бывает, и столик толкнут), он должен быть красненький. Я с ним не расстаюсь, чтобы следить за почтой и соцсетями. В день мне приходит до 300 сообщений в личку. Как агентству нам приходят 200-300 писем в день, половина — мне на личную почту. Естественно, я не могу ответить на всё. Никакими приложениями я не пользуюсь. Вряд ли какое-нибудь из них поможет мне отделить полезные письма от бесполезных, потому что я сама это определю только после прочтения».

 

 

Денежный слоник

«Это денежный слоник. Его привезли из Таиланда, его нужно каждый день держать за хвост, и тогда будут деньги. Я это делаю, и у нас никогда не было никаких задержек по зарплате».

 

 

 

 

Рабочий стол: Алёна Владимирская, Pruffi. Изображение № 2.

 

 

«Первый офис у нас был ужасный. Я уходила с позиции главного хантера Mail.ru. Тогда ушли ещё две девочки, которые захотели работать со мной. Это было фактически в никуда. Мой приятель Евгений Плужник, директор Moscow Business School, выделил нам кабинет в здании школы. Этот кабинет был каким-то архивом, он был сверху донизу захламлён бумагами. Я не люблю захламлять пространство, я люблю чистые пустые вещи. Это было сложно: у тебя был весь почёт и уважение, а теперь надо ютиться в маленькой комнате. Мы просидели там год, и я начала искать новый офис. И мы нашли этот. Мы хотели в центре, рядом с Digital October, потому что там наша гиковская тусовка. Выходишь пообедать, и к тебе обязательно подойдут два-три человека — резюме сунут.

Утром в нашем офисе никого нет. Мы хантим в основном топовые профессии, поэтому все встречи проводятся либо до работы, либо после. Я работаю не меньше 14 часов в день, сейчас я стала позволять себе один выходной. В субботу работаю часов 10. Первая встреча обычно проходит в районе 8.30-9.00 утра. Последняя встреча — часов в 11 вечера.

Для меня главный критерий при приёме на работу в Pruffi — это желание работать у нас. Поток желающих довольно большой. Но мы берём совсем молодых людей. У нас даже был один 16-летний сотрудник, который довольно долго у нас проработал, а потом ушёл делать собственный проект. Когда я принимала его на работу, то не знала, сколько ему лет. Он выглядел намного старше. Потом кадровик мне в ужасе написал, что ему 16 и он не знает, как его оформлять. Но мы что-то придумали. Обычно к нам приходят старшекурсники и остаются. Мы не берём людей из кадровых агентств: мы работаем иначе и считаем, что они нам не подходят».

 

 

Фото: Антон Беркасов