H&F читает по одной бизнес-книге в неделю и выбирает из неё интересные моменты. На этот раз мы прочитали книгу журналиста Евгении Письменной о центральной фигуре экономической политики путинской России — Алексее Кудрине. Рассказывая историю бывшего министра финансов, автор воспроизводит знаковые события российской политики последних 20 лет с точки зрения их непосредственного участника. H&F выбрал из книги наиболее яркие отрывки.  

Евгения Письменная «Система Кудрина». Изображение № 1.

 

 

Евгения ПИСЬМЕНHАЯ

Журналист, работала в «Известиях», «Русском Newsweek», спецкор «Ведомостей»

О понятных терминах

Путин прошёл президентские выборы легко, ему срочно требовался внятный экономический курс. Поговорить о генеральном направлении решили в спокойной обстановке. На майские праздники 2000 года питерские либералы — Греф и Кудрин — отправились к Путину на дачу. Разговор предстоял длинный. Министр экономического развития Герман Греф достал толстую пачку листов. Смелая, можно сказать, отчаянная программа. В ней было всё: реформы власти, социальной сферы, банков и фондового рынка, естественных монополий, налогов, упрощение движения капитала, защита прав собственности, ограничение государственных расходов, дерегулирование хозяйственной деятельности.

Путин не скрывал, что в экономике разбирается плохо, своей экономической стратегии у него не было. Но кто же подскажет, если не свои коллеги? Путин слушал внимательно: «работал на приём». «А как в других странах?» — спрашивал он, если предложение ему казалось сомнительным. Путин соглашался, что надо вдохнуть новую жизнь в экономику, надо пробовать облегчить жизнь бизнесу и людям.

— Дерегулирование? — Путин смотрел с сомнением.

— Слово какое-то непонятное. Давайте подберём другое слово, которое будет понятнее нашим гражданам.

Греф и Кудрин переглянулись. Повисла пауза. Путин помолчал и внёс предложение сам:

— Давайте вместо «дерегулирование» всегда будем использовать «дебюрократизация». Дебюрократизация так дебюрократизация. Ударили по рукам.

 

О дружбе в правительстве

Налоговую нагрузку надо снижать резко и кардинально — тогда, наконец, начнут платить налоги. Это предложение Егора Гайдара нравилось Грефу. Надо сделать что-то красивое, чтобы бизнес поверил в новую жизнь, вышел из тени. В то время действовали три ставки подоходного налога: 12%, 20% и 30%. Плоскую шкалу подоходного налога в размере 13% придумали в Центре стратегических разработок. «13% — хорошая примета», — смеялись там.

— Как тебе 13%? — Греф смотрел на Кудрина в упор.

— Обескураживающе, — поджал губы Кудрин. — А вдруг не станут платить? И провалимся по доходам?

— Вот и Путин меня спрашивает, если провалимся по доходам, что будет?

— Что будет? — повторил вопрос Кудрин.

— Я подам в отставку, — ответил Греф.

— Ну-у-у-у, отставка — это слишком легко.

— Вот и Путин сказал: «Ты плохо подумал. Отставка ничего не значит, надо искать замену». Найдём замену?

— Поискать есть где. Уберём льготы для силовиков, поднимем нагрузку на нефтяников, — предложил Кудрин.

Он бы, конечно, снижал налоговое бремя помедленнее, все-таки казна — его ответственность. «Но вдруг потом шанса не будет», — подумал он и Грефа поддержал, пусть и с колебаниями.

— Ого, предложения у тебя. Нас же сожрут, — засмеялся Греф.

Нефтяники тогда были сильнейшим лобби в Госдуме, способным блокировать любые законодательные инициативы. Тогда никого не удивляло, что сотрудники нефтяных компаний числятся помощниками депутатов, а сами депутаты не скрывают аффилированности с крупными олигархами.

— Сожрут. Прикроем друг друга, — твёрдо ответил Кудрин.

 

О неудачных шутках в Госдуме

18 октября 2004 года заседание президиума фракции «Единой России» проходило очень нервно. Все уже понимали, что законы о монетизации принимать придётся, но никто не хотел этого делать. Также депутаты упорно не хотели соглашаться с Минфином об увеличении минимального размера оплаты труда до 700 рублей; единороссы настаивали на 900 рублях. У Кудрина уже кончились все аргументы. Повисла пауза.

— Если примете, я вступлю в «Единую Россию».

— Отлично.

Генеральный секретарь «Единой России», тёртый партиец Валерий Богомолов шутку Кудрина с радостью поддержал. Он взял карандаш, который был под рукой, и на листочке написал текст заявления о вступлении в партию. Богомолов передал карандаш Кудрину, тот заявление подмахнул. Все рассмеялись. Шутку оценили. Решение правительства одобрили. После окончания генсовета Кудрин сказал Богомолову:

— Ты порви это заявление. Пошутили и ладно.

— Да-да.

Однако сразу после заседания фракции Богомолов заявил, что министр финансов Алексей Кудрин подал заявление о вступлении в партию. Шутка не удалась, подумал Кудрин. И публично сказал, что заявления о вступлении не писал, хотя партию в целом поддерживает: «Я думаю, „Единой России” ещё надо встать на ноги в части доверия граждан». История с заявлением дала первую трещину в отношениях Кудрина и «Единой России».

 

О поэтическом таланте Грефа

Над Грефом и Кудриным многие посмеивались: говорили, что они — Тянитолкай российской экономики. Пока спорят друг с другом, глядишь — что-то и сдвинется. Рассказывают, что в очередном споре, который разгорелся прямо в Кремле, Греф вместо контраргументов сочинил четверостишие: «Среди ставок и тарифов, / Просто лжи, легенд, сомнений / Мы воюем жарче скифов / За несходство заблуждений». Кудрин аргумент принял.

 

О сне накануне ареста

Снег валил и валил. Вроде бы ещё осень, а погода как в новогодней сказке. Как в сказке или как во сне, думал заместитель министра финансов Сергей Сторчак, рыжеволосый мужчина с голубыми глазами. «Ах да, сон. Был же этот странный сон», — вдруг вспомнил он. Две недели назад ему приснилось, что он идёт вместе с Кудриным по дороге, на обочине растет колючий кустарник. Кудрин вдруг повернул и по невидимой тропинке пересёк колючие кусты. Сторчак пошёл следом, но зацепился за колючки. Долго выкарабкивался, костюм изорвал в клочья. Так в драном костюме и шёл, догнав Кудрина. Костюм хороший, его было очень жалко. Потому сон и запомнился.

 

Об экономической притче

Когда о банкротстве объявил мировой лидер инвестиционного бизнеса Lehman Brothers, экономистам и бизнесменам стало ясно, что пик кризиса не пройден, а только приближается, и что Россия — никакой не остров стабильности. Но российская власть продолжала излучать оптимизм. Бизнесменам нужна была информация, и они пришли послушать Кудрина. Деловая газета «Ведомости» проводила финансовые форумы каждую осень, но в этот раз ажиотаж был больше, чем на модных театральных премьерах. Кудрин открыл форум:

— В Библии есть притча об Иосифе. Если кто помнит, Иосифа привели к правителю Египта, который хотел, чтобы ему истолковали сон — когда на одном лугу пасутся семь тощих коров и семь тучных. Никто из окружения правителя не мог разъяснить этот сон, а Иосиф объяснил, что Египет ждёт семь тучных, урожайных лет и семь тощих, когда урожая не будет. Иосиф предложил накопить фонд зерна, который поможет в трудные годы. По сути это притча о стабилизационном фонде. А также о циклическом развитии мировой экономики. Притча имеет прямое отношение к тому, что происходит сегодня. Композитор Ллойд Уэббер написал на тему этой притчи мюзикл. Он уже идёт в Лондоне. Я сходил и вам советую.