В пятницу японский интернет-гигант Rakuten купил популярный белорусско-израильский мессенджер Viber. Основанный три года назад сервис оценили в $900 млн — за эту сумму азиатская компания получила доступ к 300 млн  пользователей приложения. Viber участвует в напряжённой войне мессенджеров по всему миру — едва ли не самой важной на мобильном рынке.

Согласно исследованию OnDevice, к 2013 году мессенджеры стали самым популярным каналом общения на смартфонах, потеснив не только почту или SMS, но и голосовые разговоры. Несмотря на то что в мессенджинге с большим отрывом лидирует WhatsApp (400 млн активных пользователей в сутки — в четыре раза больше, чем у Viber), мировой рынок неоднороден, и вскоре вперёд могут вырваться более молодые и активные конкуренты.

H&F оценил возможности крупнейших игроков, представляющих два главных тренда развития мессенджеров — восточного и западного.

 

Восток: всё в одном

WeChat

Через Запад на Восток: Как мобильные мессенджеры поделили мир. Изображение № 1.

По данным ООН, за последние пять лет число пользователей мобильного интернета увеличилось в семь раз и достигло 2 млрд человек. Самое удивительное в этом процессе — если вы живёте в развивающихся странах (а там рост ещё значительнее, в 25 раз), то вашим первым и последним компьютером, скорее всего, окажется современный смартфон, причём недорогой и на Android. Жёсткая внутренняя конкуренция и отсутствие давления со стороны Facebook и других западных компаний породили в Азии новый тип соцсервисов, рассчитанных сразу же на мобильные устройства.

WeChat, активно растущий и уже захвативший 93% китайского рынка, — самый наглядный пример этого явления. Запущенное в январе 2011 года приложение установили 450 млн пользователей, но вряд ли его стоит называть просто популярным мессенджером. На самом деле это социальный комбайн, в котором передача сообщений и разговоры являются лишь одной из возможностей. Так, в ближайшее время у китайских домохозяек должен появиться новый объект для спекуляций: владеющий приложением интернет-гигант Tencent думает запустить внутри сервиса собственную электронную валюту.

 

Line

Через Запад на Восток: Как мобильные мессенджеры поделили мир. Изображение № 2.

Как и WeChat, Line старается упаковать полноценный и разнообразный социальный сервис внутрь мобильного устройства. Line — это одновременно и мессенджер, и таймлайн, и фотосервис, и игры. К тому же японская компания запустила моду на стикеры — развитие идей эмодзи: продажа наклеек и собственная игровая платформа приносят до $100 млн в квартал. Поделив в прошлом году вместе с WeChat Юго-Восточную Азию, Line устроила активную экспансию в Европу. За два года приложение установили 300 млн пользователей.

 

Запад: защита и самоуничтожающийся контент

Snapchat

Через Запад на Восток: Как мобильные мессенджеры поделили мир. Изображение № 3.

CEO Snapchat Эван Шпигель вряд ли похож на самого хорошего руководителя. Он ведёт себя как рок-звезда, живёт в Лос-Анджелесе (в Сан-Франциско больше не круто), любит врать, предавать друзей и не обращать внимания на критические дыры в собственном сервисе. В то же время его главная находка, эфемерность контента, — едва ли не самая революционная новинка последних лет. И дело не только в том, что благодаря исчезающим сообщениям можно не думать о последствиях общения. Эфемерность приближает общение в интернете к живому разговору и позволяет не захлебнуться в удваивающемся каждый год количестве новой информации. Всё это может радикально изменить наш способ коммуникации в Сети и оживить уже существующие социальные сети, включая Facebook, — недаром Марк Цукерберг оценил противоречивый сервис без внятной схемы монетизации в $3 млрд.

 

Telegram

Через Запад на Восток: Как мобильные мессенджеры поделили мир. Изображение № 4.

По идее, продукт братьев Дуровых должен был неплохо расти в США и других западных странах, якобы озабоченных безопасностью личной информации и вмешательством спецслужб в жизнь граждан. Но вместо этого Telegram набирает популярность в странах Ближнего Востока, где деспотии стараются контролировать общение подданных и запрещают поп-мессенджеры. Другие точки роста — Индия и Испания.

Итак, самое важное отличие западных мессенджеров — они начали раскручивать тему самоуничтожающегося контента (Snapchat) или вплотную подошли к ней (Telegram). На Востоке подобного ажиотажа не наблюдается, зато аудитория готова спускать деньги на платные аватарки и тому подобные исчадия фримиума.

Значит ли это, что дело идёт к разделению юзеров на два лагеря и углублению пропасти между Азией, Ближним Востоком и западным миром?  Ответ — «нет»: согласно упомянутому исследованию OnDevice, средний пользователь уже общается более чем в двух мессенджерах.