Илья скоропостижно скончался на 49-м году жизни от рака желудка, у него осталось пятеро детей.

Cегалович подружился с Аркадием Воложем ещё в школе в Алма-Ате, они сидели за одной партой, а потом оба закончили школу с золотой медалью и отправились покорять Москву. На какое-то время их дороги разошлись, но вскоре Аркадий пригласил Илью в свою компанию создавать электронные справочники, Сегалович придумал ей название «Яндекс». В дальнейшем Илья стал техническим директором компании и руководил всеми запусками основных продуктов интернет-гиганта. В середине девяностых жена Сегаловича художница Мария Елисеева основала студию помощи детям, название которой тоже придумал Илья - «Дети Марии». Она общалась с американским клоуном Пэтчем Адамсом и его командой, и однажды пригласила их в интернат рядом со своим домом. Cегалович говорил о необычной энергии своей жены, заражавшей не только его, но и многих друзей на волонтерскую работу. Вместе с «Яндексом» центр стал важнейшей частью его жизни, там Илья учил детей жонглировать и представал в образе весёлого клоуна.

Сегалович занимался общественной работой отдельно от Яндекса: ходил на митинги оппозиции, присоединился к Центральному Избирательному Комитету (структура под руководством Леонида Волкова, которая боролась за прозрачность выборов 2012), выступал против законов, которые ставили под угрозу свободу в интернете. Особенно критично Сегалович высказывался о запрете усыновлять детей иностранными гражданами.

«Яндекс» создал мемориальную страницу, где размещаются воспоминания и материалы о б Илье Сегаловиче. The Village выбрал важные высказывания человека, без которого Рунет не стал бы таким, каким мы его знаем.

 

О жизни и взглядах

Я не религиозный человек, но думаю, что если поступаешь правильно, награда будет. А что такое «правильно»? Правильно поступать не так уж трудно — надо просто поставить себя на место другого человека, почувствовать то, что он чувствует. И сделать это надо быстро, сразу, мгновенно. Почувствуешь — и поступишь правильно.

Источник: Citizen K 

 

Меня в детстве научили не стремиться быть крутым. Моя цель всегда заключалась в том, чтобы быть totally uncool, но таким, который внутри на самом деле понимает, что он-то как раз и круче всех. Это моя жизненная позиция, и я никак не могу от нее избавиться 

Источник: «Сноб»

 

Моя тяга к любительскому театру из семьи, главным образом от мамы и бабушки. Я актерствую с детства. Я и сам придумываю иногда, и с охотой присоединяюсь к готовому. То есть, если бы рядом играли Шекспира и меня приняли, я и Шекспира играл бы. Но тут оказались клоуны, очень хорошо — я получаю удовольствие, и детям интересно.

Источник: «Коммерсантъ»

 

Мы удачно отучились с Аркашей [Аркадием Воложем - сооснователем Яндекса - Прим. The Village] закончили с золотыми медалями и поехали поступать в МГУ. Мы не знали, что идёт идеологическая война, которая касается нас. То есть мы знали, что она идёт, но не знали, что она относится к частной жизни школьников физмат школ. Мы тогда особо не знали, что мы евреи. Ну так, фамилии такие, что поделаешь, но оказалось, что это фатально. Москвичи были лучше осведомлены в этом вопросе, а в Алма-ате это не было очень популярно.

Источник: Youtube

Год без Ильи Сегаловича. Изображение № 1.

Вот у меня была возможность купить ребенку шоколадную пасту, которая прежде была ему недоступна,— и это делало меня богатым. В этом смысле мы все уже богаты, если можем позволить себе такое чувство богатства. И не важно, сколько ты даешь, раз делишься — значит, богатый. Я не чувствую, что стал богаче, хотя у меня, конечно, есть приличная одежда и я летаю бизнес-классом. Впрочем, других атрибутов богатства мне не нужно, машина, например, у меня вполне скромная, вожу сам. Потому что я уверен — мне не прибавится богатства от дорогой машины с шофером. А вот если я что-нибудь еще детям дам, почувствую себя богаче. И в этом смысле я уж скорее стал беднее, чем был, меньше стало времени, которым я могу поделиться.

Источник: «Коммерсантъ» 

 

Хотелось бы какого-то чуда, волшебной палочки, чтобы раз — и система выборов заработала, два — и всех сирот из детских домов забрали бы в семьи. Вот за это изобретение я бы заплатил любые деньги.

Источник: «Сноб»

 

Я очень слабо отделяю себя от «Яндекса» и очень сильно в него интегрирован. Рад любому запуску, любому новому проекту, даже если изначально идея исходила не от меня.  

Источник: «Сноб»

 

Все определяется людьми. Бывают хорошие люди, бывают плохие. Я стараюсь априори думать о людях скорее хорошее, нежели плохое.

Источник: Look At Me

 

Все свои изобретения я делал за год-полтора, максимум — два. Слабое воображение у меня. Не верю я в себя. Думаю, нужно обладать огромной силой воли и верить, что вот эта штука, которую за полтора года не сделаешь, а за три или пять сделаешь, обязательно заработает, начать ее делать и не бросить. А вообще я бы хотел научиться управлять самолетом и трейлером. 

Источник: «Сноб»

 

 

О благотворительности и детях

Примерно в 1993 году я решил заняться английским (имея стратегические планы уехать куда подальше) и там на курсах встретил свою будущую жену. С ней мы стали ходить в интернат № 103 и возить детей регулярно в ее студию при детском театре «Подвал». Постепенно вовлеченность наша в их дела, а их в наши возрастала, и примерно через год после того, как у нас с Машей появился свой ребенок (у нее до этого уже было трое), мы взяли сначала одну, а потом еще двух девчонок к себе в семью. Таким образом, я еще и папа большой фостеровской семьи.

Источник: Searchengines.guru

 

«Было интересно, хотя и трудно: несколько лет жили ввосьмером в двухкомнатной квартире, вначале даже без телефона и тем более без машины. Но это всё воспринималось совершенно безболезненно, с юмором и с очень продуктивным ощущением от жизни и от её наполненности» .

Источник: Фонд «Дети Марии»

 

Все, что меня интересует вне компании [Яндекса], — это благотворительность, которой я начал заниматься примерно тогда же, когда и «Яндексом». Эта работа связана с деятельностью моей жены, у которой есть творческая студия «Дети Марии» для сирот Москвы. Много лет она работает с несколькими интернатами, организует отдых в летних, весенних, зимних лагерях, заграничные поездки с выставками и спектаклями, ежедневную работу в кружках в студии. Это и есть моя основная инвестиция вне «Яндекса», которую я планирую развивать и дальше: деньги, появившиеся от продажи акций, буду двигать в эту сторону. Нам необходимо купить помещения, перестать зависеть от управы, может быть, учредить фонд (сейчас это благотворительная организация) и расширить деятельность.

Источник: «Сноб»

 

Я еще в 1984 году работал в подшефном комитете комсомола факультета — помогал устраивать праздники. Для тех, кто читал книгу Гальего «Белое на чёрном» —  по ощущениям я готов подписаться под каждым словом. Я конечно не был с той стороны, не сидел в карцере, меня не били, я не испытывал того кошмара, унижения и ужаса, но ощущение тяжелого и страшного меня преследовало.

Источник: телеканал «Дождь»  

 

Деньги сами по себе не конвертируются в благотворительность. Нельзя просто стать на углу и раздавать деньги — это бессмысленно. Если не создашь работающий механизм благотворительности, ничего не добьешься. Нужна действующая структура, стратегия, технология. Это все работа. Кое-что нам удается сделать: за последние три-четыре года было несколько масштабных проектов, в которых я и лично участвовал, и помог осуществить. Поездки с выставками и театральными постановками в Германию, Францию, Италию, Великобританию, выставка в Белом доме США, образовательные программы для преподавателей интернатов в Израиле и США. Конечно же летние лагеря и поездки в Беслан. 

Источник: «Коммерсантъ» 

 

 

О законах и государстве

Мы пишем прекрасные романы, но дороги у нас не получаются. С турецким трафиком у нас похожие проблемы. Я извлек следующее: у нас, как и в Турции, недоразвиты государственные сервисы и службы 

Источник: журнал Interview

 

В России всегда был прекрасный регулируемый интернет. Однако у нас не было законодательства о блокировке, которое в том или ином виде присутствует в европейских странах. Сейчас наша главная задача заключается в том, чтобы внести в этот закон максимально разумные поправки. Блокировка того или иного сайта в соответствии с законом должна осуществляться так, чтобы ни один невинный ресурс не пострадал. Технически это возможно.

Источник: «Сноб»

Год без Ильи Сегаловича. Изображение № 2.

Наша модель средневековая: каждое ведомство — это отдельный бастион со своим феодалом, который никого к себе не пускает, живёт по своим законам и знать ничего не хочет. Это связано со слабостью государственной власти. Она не в состоянии обеспечить единство исполнения законов.

Источник: журнал Interview

 

Путину, Медведеву и Суркову следует оторвать свои задницы от стульев, зайти в соседний интернат и усыновить по ребенку. А не страдать херней. Владимир Путин в обещаниях 2006 года клялся разобрать до нуля систему интернатов. И где? Начните хотя бы с себя, Владимир. 

Источник: Twitter

 

Еще одна область, в которой я себя вижу и которая также ортогональна «Яндексу», — все, что связано с выборами в России: обеспечение прозрачности, точности подсчета, новые формы голосования» 

Источник: «Сноб»

 

 

О Яндексе и интернет-рынке

Мы в Яндексе просто делаем свой продукт, разрабатываем свои шестерёнки, а чем они отличаются от других шестерёнок — чёрт его знает.

Вот, например, с моей точки зрения, BMW и Мерседес — это одно и то же, но я не буду спрашивать у них, чем они отличаются друг от друга. 

Источник: Look At Me

 

Мы сервис мировой: в том смысле что конкурируем с остальным миром за своего пользователя на равных, без скидок и привилегий. И мы – сервис локальный, потому что очень внимательны к своему пользователю, к своему языку, своей культуре.  

Источник: блог Ильи Сегаловича

 

Мечта у нас одна — делать пользовательские нужные сервисы, опираясь на тот багаж и те умения, которые у нас есть. Это работа с большими объемами данных, умение делать поисковые системы, классифицировать и ранжировать данные в зависимости от пожеланий пользователя. Все это хочется применять и дальше в мобильном, на десктопе, в распознавании голоса, переводах, компьютерном зрении.

Источник:  Forbes.ru

 

Я никогда не считал себя умнее ребят, которые работали рядом со мной. Я никогда не боялся нанимать людей умнее себя. Главное, тут не должно быть преклонения перед авторитетами.

Источник: Look At Me

 

Из того, что человек умнее тебя, и ты знаешь это, вовсе не следует, что он не может ошибаться. То есть это ощущение, что любой человек может говорить глупости, даже гений, — очень правильное. Важно уметь признавать свои ошибки. Я почти каждый день пишу письма вроде: «Извините, ступил». Это освежает.

Источник: Look At Me

 

На самом деле, менеджмент — это то же самое программирование, где вместо кода вы используете людей, их психотипы. Такое «программирование» и называется менеджментом, и у меня с этим не очень, как мне кажется. 

Источник: Look At Me

 

Волож интерпренер, оберег и самый лучший друг. Трудно сказать, кто какую роль играл. Я был руками и головой, он был головой, идеями и деньгами.

Источник: Рунетология

 

Проблема низкого уровня дискуссий — это проблема не России, а плохо организованных сервисов. Например, Livejournal живет по законам 1997 года. Там за 14 лет существования сервиса никаких изменений в области защиты пользователей от троллинга, хамства, грубости и атак не предпринято. А на «Хабрахабр» пользователи все время плюсуют и минусуют посты и комментарии, и так выстраивается модель, в которой хам, не соблюдающий правила сервиса, «тонет», его не видно. А самое отвратительное чтение в жизни — это комментарии на YouTube. С этой точки зрения это мерзкий, оскорбляющий человеческое достоинство сервис.

Источник: «Сноб»

 

«Перед IPO Google, в конце 2003 года, к нам приезжали Сергей Брин и Ларри Пейдж (основатели Google - Прим. The Village), и у нас почти случилась любовь».

Источник:  Forbes.ru

 

Фотографии: Евгений Дудин/Коммерсантъ, Sergey Vladimirov