Goodstarter — это гид по социальному предпринимательству в четырёх частях. Мы расскажем о самых известных стартапах на ниве социальных инициатив, поговорим с российскими ответственными предпринимателями об их страхах и надеждах, составим памятку для тех, кто хочет начать своё доброе дело, и узнаем у экспертов-финансистов, какие сферы социального предпринимательства окажутся наиболее перспективными в будущем. Материалы подготовлены совместно с Lipton.

В России социальное предпринимательство только набирает обороты. Некоторые проекты уже выполняют поставленную миссию и приносят прибыль, другие же только ищут способы стать самостоятельными, не потеряв большой идеи. Как стать первопроходцем, построить надёжную бизнес-модель и спасти весь мир, рассказали сами предприниматели.

 

 

 

Cocco Bello

Как производить натуральный мед
и обеспечивать работой целую деревню

Гузель Санжапова

основательница бренда Cocco Bello

 

 

 

 

Пожалуй, начать стоит с истории моей бабушки по маминой линии. Она родилась в деревне Малый Турыш — это 1600 километров от Москвы и 200 километров от Екатеринбурга, пережила там войну, работала в колхозе, но была вынуждена уехать из-за несчастной любви. Много лет спустя мой отец совершенно случайно купил тот самый бабушкин дом и участок и разместил там пасеку моего дедушки, которую перевезли из Татарстана. С тех пор они проводят там практически всё время.

 

Несмотря на то что половина семьи занималась мёдом, я его никогда особенно не любила — слишком сладко и быстро засахаривается.

 

Однажды я задалась вопросом, что нужно сделать с мёдом, чтобы я стала его есть. Я быстро нашла технологию приготовления из мёда менее приторного крема и придумала добавлять в него ягоды. Мёд был с отцовской пасеки, а ягоды собрали местные бабушки. Стоит отметить, что местные с большим интересом взялись за дело: Малый Турыш — вымирающее село, где людям абсолютно нечего делать. Они целыми днями сидят перед телевизором или в огороде и могут не общаться друг с другом неделями. А сбор ягод оказался поводом для встреч и обмена новостями. Я решила попробовать сделать мёд на продажу: поехала в Германию, закупила оборудование. Отец, правда, сначала сказал, что я сумасшедшая. На тот момент я только-только уволилась из крупной IT-компании и уже плотно занималась своим брендом одежды Cocco Bello. В общем, с первыми баночками мёда я отправилась на маркет в Екатеринбурге и за первый день продала 70 штук. Так что мне сразу стало понятно, что дело того стоит и останавливаться нельзя.

Сегодня мне кажется это смешным, но тогда я поставила планку — продать до конца года 500 баночек, а дело было в конце сентября. В итоге к 31 декабря мы продали 1200 банок. Когда стали заканчиваться запасы, я поняла, что нужны новые производственные мощности. Большее количество ягод уже невозможно было сушить без специального оборудования, так мы задумались над организацией отдельного пространства под производство.

От деревни до Москвы — 22 часа на поезде. Во время одного из таких долгих путешествий я совершенно случайным образом нашла в интернете слово «краудфандинг» и поняла, что это — как раз то, что мне нужно. На сушилки я собрала в три раза больше денег, чем просила — 450 тысяч рублей. Объёмы собранных ягод росли, так что логичным решением для продолжения бизнеса было построить цех. В этот момент мой папа стал рвать на голове волосы со словами: «Не хочу! Кто этим будет заниматься? Это же такие деньги!» Но мёд делать не перестал. А я начала вторую краудфандинг-кампанию — по сбору средств на строительство полноценного цеха. Тогда мне удалось собрать 650 тысяч рублей, и все они ушли на стройку, которая завершилась ровно год назад. Благодаря этим деньгам в Малом Турыше появились постоянные рабочие места. Сейчас там трудятся две женщины — жители деревни, плюс есть мужчина, который постоянно помогает на пасеке и иногда в цеху. Летом в прошлом году ягоды собирали 18 человек, а в этом — уже 23. Теперь приходят не только местные, но и жители соседних деревень. За каждый собранный литр мы платим, правда, в последнее время ягод так много, что мы даже не знаем, куда их девать. Но отказывать никому не хотим — людям нужны эти деньги и эта работа.

 

Доброта спасёт мир: Пять историй российских социальных предпринимателей. Изображение № 1.

 

Уже через полгода одного цеха стало мало. Тогда мы снова обратились к краудфандингу и пошли на сумму в миллион рублей. Это очень страшно. Собрать столько денег на еду в России в принципе практически невозможно. Но всегда есть исключения, и мы смогли. Сейчас второй цех уже возведён, он под крышей, в нём ставят окна и двери. Помимо того, что в нём будет размещаться производство, на втором этаже мы организовали гостевое помещение. Летом к нам уже приезжали первые туристы: отдыхать, ловить рыбу, купаться и полностью отключаться от городской жизни, так как ни интернета, ни телефона там нет. Мы не собираемся зарабатывать на туристах, но мне очень хочется, чтобы в деревне был постоянный приток новых людей.

Время от времени мы всей командой выбираемся за рубеж, чтобы рассказать о нашем деле. В прошлом году выиграли конкурс среди проектов в сфере социального предпринимательства, который инициировала Social Impact Berlin и компания SAP. Мы получили стипендию и месяц учились в Берлине. Тогда я поняла, что в России условия для бизнеса настолько тяжёлые, что если ты поднял социально-предпринимательский проект, то априори будешь сильнее, чем любой создатель подобного проекта в Европе.

Ещё мы начали процесс воспитания пчеловодов в соседних деревнях. Рынок растёт, а с ним и спрос, так что скоро нам будет не хватать своего мёда. В идеале хотелось бы сделать пчеловодческий кооператив, то есть арендовать землю и построить огромную пасеку. Если говорить о ягодах, то в идеале нам нужен заготовительный цех. Возможно, он должен находиться уже не в деревне, а где-нибудь в Красноуфимске, чтобы туда могли привозить свои ягоды люди со всей области. И, самое главное, мы хотели бы, наконец, добиться разрешения на строительство детской площадки, которую мы обещали нашим спонсорам в рамках краудфандинг-кампании.

 

 

 

 

«Летающие звери»

Как придумать мультфильм,
который будет лечить детей

Надя Федяевская

директор медиабренда «Летающие звери»

 

 

 

 

В 2008 году мы с моим мужем Мишей Сафроновым и друзьями-режиссёрами создали студию анимации «ДА», особенностью которой стали социально ориентированные проекты. Мы собрали команду профессионалов и с тех пор ездим по больницам, где вместе с детьми, оказавшимися в кризисной жизненной ситуации, создаём мультфильмы. Однажды благодаря Фонду «АдВита» мы попали в 31-ю Петербургскую городскую больницу, в отделение детской онкологии, где дети придумали удивительных персонажей — летающих зверей.

Вместе с командой «АдВита» мы решили, что можем помочь детям не только волонтёрскими занятиями, но и реализовав полноценную коммерческую кампанию. Так появилась организация «Помогать легко», которая выпускала и продавала благотворительные сувениры — этих самых летающих зверей. Их коллекционировали, заказывали в качестве корпоративных подарков, дарили детишкам на праздники. В какой-то момент идея, что эти звери должны ожить, родилась сама собой. В 2011 году мы решили перевести проект из мелкого бизнеса в форму крупной бизнес-модели — медиабренда.

Медиабренд — это медийный продукт, который завоёвывает симпатии через экран, а затем выпускает товары с образами героев. Правообладатель производит товары не самостоятельно, а продаёт лицензию на использование персонажей. Переход на такую модель потребовал от нас очень серьёзных вложений: чтобы сделать полноценный многосерийный мультфильм, нужна огромная команда. Мы, правда, уже были знакомы со спецификой этой работы: муж — режиссёр-мультипликатор, в команду вошли многие наши друзья, которые ранее работали в «Мельнице» и «Смешариках».

 

Полгода ушло на разработку самого сериала: надо было придумать, как так вышло, что у зверей вдруг появились крылья, зачем они им нужны и что вообще происходит с персонажами, как они выглядят, какой у них характер.

 

Затем три с половиной месяца ушло на первую пилотную серию — она была самой энергозатратной. Её мы показали инвестору, нам всё одобрили, и мы запустили сериал. На создание первого сезона (26 серий) ушло два года, сейчас работаем над вторым сезоном. Кроме того, в 2014 году мы запустили спин-офф, дочерний сериал «Малыши и летающие звери» — с теми же героями, но для аудитории помладше.

Профессиональное сообщество приняло нас очень тепло. Есть призы из Эстонии, Сербии, Петербурга, но самое значительное событие — то, что наша серия «Лёгкий слон» в этом году стала номинантом самого значимого мирового фестиваля анимации, проходящего в городе Анси во Франции. Это как «Оскар» в области мультипликации. Правда, с точки зрения бизнеса это даёт не так уж много преференций. Это знак качества, но он не влияет на продажи напрямую. В первую очередь нужна узнаваемость бренда, поэтому для нас важнее взаимодействовать с телевидением. Сейчас «Летающих зверей» можно увидеть на шести телеканалах, ну и, разумеется, онлайн.

Абсолютно все доходы от лицензии идут в благотворительный фонд «АдВита». Это особенно важно для нас. Наши зарплаты зависят от инвестора, а вот прибыль уходит на лечение нуждающихся детей. Это не очень удобно с точки зрения внутреннего развития, но это честно по отношению к тем, кто нуждается в помощи. Кроме того, такая схема даёт полную прозрачность в отношениях с партнёрами. Поэтому зарабатывать на развитие студии мы можем только за счёт других проектов вне бренда «Летающие звери» — как раз сейчас готовим запуск совершенно новых сериалов. В целом лицензионный бизнес значительно вырос по сравнению с 2011 годом, он быстрее и динамичнее развивается. Теперь тем более нельзя расслабляться, надо следить за игроками, за тем, как рынок реагирует на новинки. Что касается развития именно «Летающих зверей», к Новому году мы порадуем зрителей ещё одним спин-оффом, а в более далёкой перспективе — полнометражный мультфильм. Мы уже начали его разработку и планируем выход в 2017 году.

 

Моя мечта — сделать нашу модель интернациональной. Сделать «Летающих зверей» социальной франшизой: чтобы показы за рубежом поддерживали продажи товаров, а часть средств шла в местные благотворительные фонды.

 

Мы уже начали работать в этом направлении, наш лондонский дистрибьютор сейчас готовит крупную пиар-кампанию совместно с фондом Hope for Children.

 

 

 

 

«Новая Териберка»

Как восстановить поселок
из «Левиафана»

Василий Козлов

координатор проектов «Большая земля»
и «Новая Териберка»

 

 

 

 

Первый раз мы отправились автопробегом Москва — Териберка 1 апреля. Экспедиция состоялась при поддержке Land Rover и прошла очень эффективно. Нам удалось установить плотный контакт с правительством Мурманской области, администрацией и самими жителями Териберки. По возвращении мы начали готовиться к фестивалю «Новая Териберка», а в июне летали туда ещё раз, чтобы посмотреть площадки для события и найти помощников из местных. В этот раз контакт получился более продуктивным, поскольку люди поняли, чего мы хотим и что мы готовы делать дело.

Проект инициирован командой LavkaLavka, но корректнее говорить о новом проекте развития регионов «Большая земля», который сейчас является отдельной платформой и вскоре будет развиваться независимо от фермерского кооператива. Фестиваль «Новая Териберка» — лишь один из инструментов общественной встряски и привлечения внимания к посёлку. Помимо этого праздника мы совместно с заинтересованными лицами в Мурманске и прежде всего в самой Териберке работаем над развитием малого предпринимательства, рыбной отрасли и туризма. Есть целый комплекс проблем, связанных с развитием посёлка, которые мы планируем решить все вместе. К следующему фестивалю мы надеемся увидеть реальные изменения инфраструктуры: новые предприятия, частную инициативу, решение проблемы свалки мусора, решение проблемы регистрации предприятий малого бизнеса. Очень важным вопросом остаётся регулирование прав в сфере законодательства о рыболовстве — эту инициативу мы также двигаем в правительство.

 

За этот год, что мы решили оживить Териберку, интерес к посёлку вырос. Люди пишут с разными предложениями, многие готовы помогать проекту. Туда уже поехали новые туристы, видеопродюсеры, журналисты.

 

Доброта спасёт мир: Пять историй российских социальных предпринимателей. Изображение № 4.

Некоторые инвесторы и бизнесмены в Мурманской области тоже интересуются проектом, но пока мы не форсируем этот вопрос, поскольку нужны комплексные решения. Местные жители по-разному реагируют на нашу инициативу. Многие привычно ругают «москвичей» или «туристов», но, кажется, это везде так. Другие же люди и во время, и после фестиваля нас благодарили и предлагали свою помощь, чтобы вместе стремиться к другому будущему для Териберки.

 

 

 

 

GoDesigner

Как сделать логотип бесплатно

Юля Маркунина

координатор социальных проектов GoDesigner

 

 

 

 

За три года платформа GoDesigner очень выросла, сейчас на ней зарегистрировано 27 тысяч русскоговорящих дизайнеров. Идея социальных питчей с гонораром ноль рублей была давно, а в 2014 году дождалась своего первого запроса. Так появился проект «За идею!».

Наша общая знакомая Инна Гордиян и её подруга выступили с экологической инициативой «Стеклотара». Они вывозили пустые бутылки из баров в пункты приёма стеклотары. Чтобы стимулировать бары охотнее идти на контакт, девушки решили маркировать заведения значком «Стеклотары» — наклейкой на входной двери. Это знак для посетителей баров, которые ценят экологически ответственный подход, что заведение разделяет их принципы. Идея была отличной, не хватало только красивого логотипа для наклейки. Инна обратилась к нам, и мы запустили первый питч с вознаграждением ноль рублей.

 

В итоге девушки получили порядка 30 решений от дизайнеров. Пришлось даже привлекать эксперта, чтобы помочь с выбором.

 

Эксперимент был признан успешным, так что мы решили сделать социально полезные питчи регулярной практикой. Вторая заявка тоже пришла из Петербурга. Двое партнёров решили открыть благотворительный магазин, в который можно было бы сдавать ненужные вещи. Магазин назвали «Лавка добрых дел», и по первому же письму ребят было ясно, что они горят идеей. Нам очень захотелось им помочь. В итоге им сделали логотип, и всё было бы хорошо, если бы не кризис. Сейчас «Лавка», к сожалению, закрылась.

К третьему питчу мы уже выработали для себя правила работы с социальными проектами. Берём симпатичные, желательно гражданские инициативы с личной историей, помогаем заказчику составить воодушевляющий бриф, следим за тем, как живёт полученный на проекте дизайн. Если заказчик начинает использовать дизайн на новом носителе или проект переходит на новый уровень развития, мы делаем пост в нашем блоге GoDesigner. Пользователи видят, что благотворительный дизайн нужен, и это особенно важно. Социальные питчи обычно длятся 16 дней. С таким сроком возможность принять участие есть даже у сильно занятых опытных дизайнеров.

Третьими к нам обратились активисты из движения «Раздельный сбор». В Петербурге у них очень большая и очень сильная команда, вот уж кто работает исключительно за идею, силами волонтёров и активистов. Мы запустили питч на новый логотип, и это был первый прецедент, когда пришлось выбрать сразу трёх победителей. Одним из них стал иллюстратор из Саратова, который нарисовал многорукого Шиву по имени Анатолий — он должен был символизировать бога раздельного сбора. Всем эта идея очень понравилась, но как логотип Анатолий совсем не подходил. А вот для открыток и листовок — идеально.

Всего с 2014 года мы выполнили девять питчей. Очень интересным был последний — «Логотип-иконка для интернет-проекта Public Dictionary». Нам написал Заур Агамов, программист, который работает в Дубае. Он по собственной инициативе делает приложение с исчезающими языками Кавказа. У него есть план захватить все языки региона, и сейчас запущена версия с лезгинским и кумыкским. Проект назвали Public Dictionary, а цель приложения — сохранить эти языки. Зауру нужны были иконка и логотип, а за них он обещал победителю джурабки — теплые шерстяные носки, связанные его бабушкой, и банку урбеча, который, по его словам, «в 18 с половиной раз вкуснее „Нутеллы“». Удивительно, но в конкурсе победил дизайнер, который сейчас живёт в Париже. В итоге все подарки отправились из Дагестана от родителей Заура в Жуковский, родителям дизайнера. Сейчас Заур пишет заявки в разные фонды, чтобы получить финансирование для развития проекта.

 

 

 

 

«Баба-деда»

Как придумать сайт, которым будут
пользоваться пожилые люди

Анастасия Лазибная

основатель проекта «Баба-деда»

 

 

 

 

«Баба-деда» — это интернет-каталог, в котором мы собираем предложения для людей старшего возраста со всей России: клубы, кружки, программы, учебные курсы и работа. Три года назад всё начиналась с сайта Baba-deda.ru. Я пять лет работала в крупной структуре — южноафриканском медиахолдинге Naspers, которому принадлежала доля в Mail.ru. Я участвовала в сделках слияний и поглощений интернет-проектов по всему миру, но в один день появилась возможность сделать что-то своё. Я задумалась, а чего же я хочу, и поняла, что мне не хватает дела, которое бы меня грело. Изначально мне не было интересно открывать стандартный интернет-магазин, хотелось быть полезной. Факт, что в рунете никто не занимается старшим поколением, лежал на поверхности. А ведь это огромная ниша, практически половина населения страны. Так что я решила попробовать. Я знала, что работать с этой аудиторией сложнее: например, взрослые люди дольше подходят к решению о покупке, более придирчивы к качеству. Именно поэтому многие компании вообще на них не ориентируются. Тем не менее я решилась объединить своё желание запустить интересный лично мне проект и социальную миссию для самой большой целевой аудитории в стране.

 

Я знаю, что при разговоре о людях постарше возникает очень много споров о том, насколько этично, правильно и допустимо упоминать возраст. Поэтому название нашего сайта «Баба-деда» часто вызывает вопросы.

 

Получается, что всех, кто старше 50 лет, мы называем «бабушками» и «дедушками». Лично меня это не смущало, тем более что название легко ввести в поисковике даже людям, не привыкшим к работе с компьютером.

Погрузившись в тему, я поняла, что у нашей аудитории есть очень много проблем, с которыми никто не работает. Например, восприятие женщинами себя или вопрос трудоустройства. Второй стоит особенно остро и касается всех, в том числе людей предпенсионного возраста, потому что в России налицо возрастная дискриминация. Мы увидели, что с этим можно работать, и поняли, как именно это надо делать.

Доброта спасёт мир: Пять историй российских социальных предпринимателей. Изображение № 9.

Монетизация на сайте строится по принципу лидогенерации. У нас есть платные предложения в каталоге, например банковские, и фиксированная цена за каждую отправленную по ним заявку. Мы передаём заявки только тех пользователей, которые действительно заинтересовались, не спамим, не продаём чужих заявок. В месяц нашим сайтом пользуется 170 тысяч человек. Несмотря на то что мы интернет-проект, у нас есть и офлайн-активности. Вот уже два года подряд «Баба-деда» является организатором «Модного подиума зрелой красоты». В нём в качестве моделей принимают участие обычные женщины старше 50 лет. Российские бренды поддержали проект, создав образы зрелой красоты.

Второе важное для нас направление — трудоустройство людей предпенсионного и пенсионного возраста. Нам особенно важно работать с потенциальными работодателями. Мы объясняем им, почему люди старше 45 лет могут быть интересны с точки зрения бизнеса. На самом деле аргументов очень много, и они подтверждаются статистикой: показатели текучести и затраты на переобучение персонала падают, растёт лояльность внутри компании. Предпринимателям такой подход намного понятнее призывов к социальной ответственности, так как в нём присутствует коммерческая мотивация. Мы стремимся работать, используя рыночные инструменты, и не делаем упор на социальную идею. Мы стараемся собирать аналитику, чтобы работать со стереотипами: работодателя, который нанимает людей не старше 35 лет, сложно убедить поменять установки по подбору персонала, но возможно — для этого нужны веские аргументы и хорошие примеры.

Сейчас наша цель — стать финансово независимыми. В нашей команде всего пять человек, и я хочу всех сохранить и продолжать работать вместе. «Баба-деда» — это частный проект, который я делаю на свои деньги, но на некоторые важные для нас и крупные мероприятия мы привлекаем партнеров — например, большую поддержку нам оказали благотворительный фонд Тимченко с семинарами по трудоустройству в пяти городах России, культурный центр ЗИЛ, МГТС с «Модным подиумом» в этом году. Такие социально значимые проекты не становятся самоокупаемыми быстро, они долго раскачиваются, потому что основная цель всё-таки — не заработать, а решить конкретную проблему и только потом по возможности заработать.

 

 

 

Сэр Томас Липтон, зарегистрировавший одноимённую торговую марку в 1890 году, прославил английский чай на весь мир благодаря своей неуёмной энергии и предпринимательской фантазии. Вход в порт его кораблей, гружённых чаем, оглашал оркестр сингалезов, витрины магазинов каждую неделю украшали новые злободневные карикатуры — предвестники мемов, а чай Lipton впервые в истории фасовался в одноразовые пакетики, которые до тех пор использовались исключительно для пробы товара оптовыми покупателями.

Творческий подход к бизнесу остался одним из заветов компании Lipton, которая с начала 2015 года помогает российским социальным предпринимателям делать мир лучше при помощи смелых идей. Проект Goodstarter даёт им возможность рассказать о своих деловых начинаниях на весь интернет, привлечь дополнительные средства для развития бизнеса, а также получить ценные консультации от экспертов в рамках курса лекций и мастер-классов, организованного совместно с Planeta.ru и бизнес-школой «Сколково».

Летом участники проекта предлагали социальные инициативы для парка Горького, а осенью к кампании Goodstarter присоединится Московский метрополитен.

 

Доброта спасёт мир: Пять историй российских социальных предпринимателей. Изображение № 10.

 

Фотографии: Антон Огарков (Kehome Design), Егор Цветков, Лиза Жицкая, Константин Грибов, Антон Анюхин, Дмитрий Бабушкин