Антон Володькин

Основатель Hype Machine

 

Не думаю, что копировать — так уж плохо. Многие американские и европейские компании пренебрежительно относятся к выходу на чужие рынки. Для них локализация — низкоприоритетная задача. А когда их сервис воссоздают в России, это просто значит, что конкуренты заполняют рыночную брешь. 

У меня не много жалоб на жизнь. Хотя есть одна: мне очень сложно заставить себя отключить телефон и не проверять почту какое-то время. Мне даже кажется, что предприниматели должны ставить себе цель — разучиться контролировать и научиться отдыхать.

Я хотел вести запись всей новой музыки, которую гики постили в интернете. Оказалось, чтобы поделиться своим изобретением с другими людьми, мне необходимо превратить его в бизнес. Ну, я так и сделал.

Интересные стартапы получаются, когда автор использует  уникальные знания о конкретном месте. Благодаря этому пользователь получает в тысячу крат лучший сервис. Например, «Яндекс» намного легче ориентируется в русскоязычном интернете, нежели Google.   

Инвесторы часто убивают искру оригинальности, которая делает сервис таким, какой он есть. Мы ни разу не воспользовались внешним финансированием. Нам хотелось избежать возможного давления на команду со стороны инвесторов. Они могут потребовать внести изменения в продукт, а это, в свою очередь, оттолкнёт лояльную аудиторию сервиса.

Принципы Антона Володькина, Hype Machine. Изображение № 1.

Когда я начинал, мне очень помогали истории других предпринимателей. Мне дико нравился блог Пола Грэма и книга Джессики Ливингстон Founders at Work, в которой были собраны интервью со стартаперами, рассказывавшими о том, как они начинали. Я был в восторге от  Last.fm. Они создавали мир возможностей, занимаясь своим делом. 

Бизнес для меня — средство для достижения цели. Я никогда не хотел управлять компанией или нанимать сотрудников. Мне хотелось создать музыкальное приложение, которое решило бы мою личную проблему. 

Очень тяжело создать платформу, которая понравилась бы сразу многим людям. Настороженное отношение инвесторов оправдано: музыка чаще всего — нишевый продукт. Он зависит от вкусов, субкультур и других тонкостей. Ещё один страх инвестора — тяжбы. Авторское право плохо укладывается в цифровые реалии, возникает путаница в лицензиях, видах использования контента. А суд чаще встает на сторону правообладателей.

Чтобы построить лояльную аудиторию, нужно выработать собственный мощный голос. Я имею в виду, как бренд общается с клиентами, насколько понятен его образ, идеалы и принципы. Прекрасными, отчётливыми голосами владеют Apple, IKEA, Virgin. 

Будущее: успеха добьются компании, которые сосредоточены на создании новой ценности для пользователей. Один из моих любимых примеров — вебсервер Nginx, созданный Игорем Сысоевым. Это был настолько значительный прорыв по сравнению с другими серверами, что Игорю не потребовалось придумывать сложных маркетинговых ходов, чтобы многие крупные сайты начали пользоваться его продуктом. Nginx продал себя сам.

 

Текст — Наталья Прокина