Поздравляем вас: Россия отскочила. И не куда-нибудь, а в предперестроечный совок. Осудив Алексея Навального на пять лет колонии по фантастическому обвинению в мошенничестве — фактически «получал прибыль» и «пользовался скидками», — власть своими руками протянула стране будущего лидера. 

Конечно, Навальный не Нельсон Мандела, но, во-первых,  он успел показать, как осуществлять перемены и объединяться, а во-вторых, другого кандидата у малого и среднего бизнеса не предвидится. Судите сами.

Жил-был корпоративный юрист с амбициями стать политиком. Строил личный бренд на неприятных вопросах к дивидендной политике и сомнительным сделкам госкомпаний. Съездил в Йельский университет и разобрался, как политика станет работать в будущем — децентрализация, неподконтрольность информационных сетей как главный фактор победы, строительство интернет-партии единомышленников. 

Вернувшись в Россию, возглавил движение, связанное с протестами против 146-процентных парламентских выборов в декабре 2011 года. Протесты затухли, но антикоррупционная сеть Навального ширилась. В неё вошли «РосЯма», «РосУзник», «РосЖКХ», «РосПил», «Добрая машина пропаганды», «РосВыборы».

Действия Навального на московских выборах говорят о нём как о перспективном политике. Он из семьи предпринимателей: его родители владеют небольшой фабрикой в Подмосковье, выпускающей плетёную мебель из лозы. Агитработу он построил так, что его рейтинг как кандидата в мэры быстро вырос до 14,4%. Его экономическая программа касается коррупции — главной болевой точки бизнеса.

Боль усилилась. Осудив Навального по делу «Кировлеса», власть создала громкий прецедент. Если раньше разрешалось тихо клепать экономические дела против селф-мейд бизнесменов, то теперь практически дана санкция федерального масштаба. Вы знаете, как чутко чиновники улавливают сигналы, идущие сверху.

Мы — «лишние люди», и хорошо,
что последние события уничтожили иллюзии

 

Дело Навального разъясняет выбор, который мучил многих — соглашаться, давать взятки, договариваться (и тем самым делать себя уязвимым, позволять шантажировать) или упорствовать и работать полностью вбелую. Теперь ясно: аппетиты могут расти до полного превращения бизнесмена в раба чиновников.

Навальный показал, как объединяться — создавать децентрализованные структуры, где нет явного лидера, которого можно утопить в сфабрикованном компромате. Только таким способом предприниматели могут на что-то влиять. Заметьте, никто из официальных лоббистов не осмелился дать жёсткую оценку популистской амнистии бизнесменам. Хотя в результате неё выйдут немногие, а главные статьи неправедных посадок целёхоньки. Невозможно создать бизнес-лобби сверху — только хардкор, только снизу.

И конечно, дело Навального — о силе, которую обретает и человек, и социальная страта, осознавшие своё одиночество. Нет никого, кто поможет предпринимательскому классу строить страну, где борются с коррупцией, создают равные возможности, уважают частную инициативу, ценят роль бизнеса в социальном развитии.

Мы — «лишние люди», и хорошо, что последние события окончательно уничтожили иллюзии. Убедившись, что в одночасье ты можешь потерять всё и превратиться из дойной коровы коррупционера в изгоя, легче бороться с главным врагом — страхом, помноженным на неверие в возможность перемен.

 

 Фото: Rostves.info