Николай КОНОНОВ

Главный редактор H&F, автор книг «Код Дурова»
и «Бог без машины: Истории 20 сумасшедших,
сделавших в России бизнес с нуля»

Чтобы стать выдающимся предпринимателем, нужно в начале пути хотеть заниматься чем угодно, но не бизнесом. К этому странному выводу можно придти, если изучить истории предпринимателей-звёзд нулевых: Рубен Варданян отправился поступать на экономфак лишь потому, что единственный в семье не имел мощного художественного таланта, Волож и Сегалович долго не считали «Яндекс» бизнесом, Игорь Сысоев отказывался коммерциализировать Nginx, и так далее.

Наш рейтинг предпринимателей нового поколения (до 35 лет) ещё сильнее заостряет эту максиму. Самые интересные и масштабные компании последних 10 лет создали ботаники, интроверты, люди, двигавшиеся к бизнесу со стороны науки. Переформулируя беглого девелопера Полонского, не «у кого нет миллиарда, пусть идут в жопу», а «у кого нет мозгов, пусть идут в жопу».

Но что движет нёрдом, когда он забивает на науку и начинает бизнес? Оказывается, почти никогда это не острая нужда или необходимость на что-то жить. «Я знал, как заработать миллион долларов, ещё учась в университете, но это было неинтересно, — сказал Павел Дуров. — Впрочем, этот миллион я имел уже через год после запуска „ВКонтакте“».

Пока государства прикрывают
срам ветхой идеологией, предприниматели уже стали рок-звёздами

 

Точнее всего мотив превращения исследователя в предпринимателя выразил Элон Маск, создатель Space X и Tesla, физик по образованию: «Я был убеждён, что если не изучу экономику, мне придётся работать на кого-то, кто её изучил, и они будут знать всякие особенные вещи, которых я не знаю». Иными словами, отличники поняли, что хватит работать на натасканных троечников, и стали создавать свои компании, вербуя себе менеджеров и лоббистов из числа тех самых хитрецов.

Умники из этого поколения обладают схожими ценностями. Это быстрый отказ от старого и негодного, открытость информации, расчёт на быстрый старт и донесение продукта или идеи аудитории, независимость от чиновников, гражданская активность, развитие компании как государства нового типа.

Их революция вершится тихо. Пока государства прикрывают срам ветхой идеологией — докачивают нефть из скважин национализма, нарекают киберпреступлениями всё, что не могут контролировать, — предприниматели уже стали рок-звёздами. Логичный следующий шаг — политика, которая реальнее той, что сейчас связана в сознании обывателя с пиджаками, овальным столом с микрофоном, Брюсселем или ковровой дорожкой Белого дома.

Лидеры наций-компаний способны более разумно устраивать выборы, законотворчество, суд и наказание. Для бизнеса творческое, созидательное начало — не дотируемая прихоть, а необходимое условие существования; без инноваций он гибнет. Инстинкт быстрого, без бюрократии, просчитывания вариантов развития будущего и принятия решений способен изменить тот политический мейнстрим, который дискредитирует себя сейчас.

Это естественный процесс, он подобен потоку: всё больше индустрий оптимизируются и очищаются от лишнего труда, действий, человекочасов. И тем самым приближают конец государства в том виде, в каком оно продаёт себя гражданам (защитник, гарант немощных, экзекутор, управляющий активами).

цель информационной революции — изменить поведение человека,
а не взломать ржавый сейФ
с гостайной

 

Конечно, страны-феодалы строят защитные редуты. Чего стоит история с генетическим сервисом 23andMe, когда американские бюрократы предписали остановить персональные тесты ДНК, разозлившись на компанию, игнорировавшую их идиотские претензии (нет лицензии; «неточные данные о состоянии здоровья человека могут вызвать негативные последствия»). Но информационная революция приходит не снаружи, а изнутри, от пользователей. Её цель — изменить поведение человека, а не взломать ржавый сейф с гостайной.

Чем себя мотивируют в ежедневной работе герои этой революции — исследователи и люди искусства, переквалифицировавшиеся в предпринимателей? Стимулы те же: познание, улучшение мира. Редкий герой H&F может услышать в свой адрес ругательство из фильма «Солярис» — «Вы бухгалтер, а не учёный».

«Лучшее, что можно сделать, — это улучшать охват и масштаб сознания и добиваться более высокого прозрения, что, в свою очередь, позволит нам задавать всё более и более хорошие вопросы, — говорил тот же Элон Маск в недавнем интервью. — Очевидно, что Вселенная — это ответ, главное — задать правильный вопрос. Всё дело в вопросах».

Проанализировав путь выдающихся бизнесменов нового поколения, можно придти к выводу: деньги не меняют ботаников. Они выполняют роль ресурса, единицы измерения, чего угодно, но но фетиша. Это логично: набранным очкам в любом виде спорта никто не поклоняется; место в истории определяется величием достижений. Игра по-крупному начинается с жадности к переменам, с осознания силы взгляда учёного на мир и желания подкрутить что-то в его механизме. Тот, кем управляют эти страсти, и есть предприниматель будущего.