Евгений ГОРДЕЕВ

Сооснователь фонда Russian Ventures (Pluso, Atlas, Соседи.ру и другие проекты)

Надо быть самим собой, все остальные роли заняты. Это касается и поведения в сети. Я пишу то, что считаю нужным. Иногда мне говорят, что я агрессивный, хотя я бы так не сказал. Но меня реально бесит, когда приходят какие-то недалёкие люди, которые ничего не сделали, и начинают учить кого-то бизнесу.

С одной стороны, я понимаю, что надо половину информации мимо ушей пропускать. В большинстве случаев я так и делаю. Иногда я всё-таки отвечаю хейтерам, но делаю это без агрессии. Никогда не пишу ничего вроде «Ты урод! Гори в аду!». Я делаю тоньше: специально подливаю, стараюсь задеть, указывая на огрехи, — это называется троллинг.  

В прошлом году, когда мы только запускали сервис социальных кнопок Pluso, люди не воспринимали нас всерьёз, в основном смеялись. Потом они перестали смеяться и начали писать, что наши кнопки — говно и никому не нужны. Но у нас более 100 сайтов с аудиторией от миллиона юзеров в месяц в системе. Мы общались со всеми крупными российскими сайтами — Mail.ru, «Одноклассники», «ВКонтакте» и так далее. Мы либо кооперируемся с ними, либо собираемся это сделать. Сбербанк написал нам спустя два месяца после запуска, Олег Тиньков хотел нас купить в первый месяц работы.

Когда твой проект начинает расти, начинает расти и количество хейтеров. Их просто бесит, что у тебя всё хорошо. Потом на тебя нападают СМИ: когда о ком-то пишут в негативном плане, это читать интереснее. Сначала нас топила Cossa, а потом — Hopes & Fears (H&F никого не «топит» и не пишет в «негативном» или «позитивном» плане; все оценки в этом тексте являются субъективным мнением автора. — Прим. ред.). Я несколько часов объяснял журналистам, в чём суть Pluso, а они всё равно ничего не поняли и написали что-то своё.

Все тинейджеры врут:
кто-то про половые связи,
кто-то про даунлоуды

 

Зато про некоторых Hopes & Fears пишет неоправданно позитивно. Например, про Роберто Панчвидзе из MDK. Я сам по себе к нему нормально отношусь, но понимаю, что всё, что он говорит, нужно делить на 10. Этот MDK с низкосортным юмором — не тот уровень влияния, который он хочет иметь. Дурачки, которые его читают, его уже самого достали. Он пытается уйти от MDK, но все проекты у него проваливаются, потому что с точки зрения бизнеса он реально ноль. Быть диджеем и владеть клубом — разные роли. Роб — диджей на вечеринке Дурова.

MDK запускали собственное приложение, но у него 20 000 установок. Он мне пишет: 150 000 установок, но он врёт. Все тинейджеры врут: кто-то про половые связи, кто-то про даунлоуды. Приложения нет в топах iPhone, и в Android оно ещё даже не перевалило за 50 000 скачиваний.  

Я, конечно, понимаю, зачем H&F это делает: им просто нужно сделать какой-то медийный кейс. Если Роб научится делать бизнес, то через 10 лет вы скажете, что это вы его открыли. Это очень красиво, это вызов! До H&F ни в одном нормальном издании статьи про MDK не было. После этого пошёл хайп со стороны СМИ. Я думаю, что 50% MDK Панчвидзе должен отдать Кононову (главный редактор H&F. — Прим. ред.). Но научится ли он бизнесу — это большой вопрос. Он ни хрена не организатор. Я спросил у него, что он хочет делать, а он сказал: «Креатив, пиар-акции проводить». Какой креатив, если ты бизнесмен?

Внимание медиа — это важно, и споры порой помогают его привлечь. Была история, когда Навальный отключил кнопки Pluso. Парни из TJournal три раза ему писали, чтобы он их убрал, потому что я не поддерживаю политические взгляды Навального. Дважды он игнорировал, а на третий — отключил. Я пришёл тогда на работу, ничего не подозревая, а потом — бамс: чувство, что Дед Мороз вывалил на тебя мешок с подарками. Все СМИ писали про Pluso. На следующий день у нас был прирост 3%, а ведь это всего один день.  

Общение с Павлом Дуровым у нас тоже началось с конфликта. Был большой спор насчёт правильного нейминга компаний, и мы с ним не сошлись во взглядах. Но конфликт быстро сошёл на нет. Я уверен, что чем больше мы будем расти, тем более тесное сотрудничество с «ВКонтакте» у нас будет. Думаю, когда наш охват будет покрывать 100% пользователей рунета (а это произойдёт примерно через год), у нас будет совместный проект, потому что мы сможем обеспечить дистрибуцию практически любого продукта за пределы соцсети.

Общение с Павлом Дуровым 
у нас началось с конфликта.
Был большой спор насчёт правильного нейминга компаний,
и мы не сошлись во взглядах

 

История с Сергеем Шалаевым из Surfingbird началась тоже с нейминга, хотя до этого мы нормально работали. Я ему написал лично и предложил поставить кнопки Surf в Pluso. Мы полгода раскачивали Surfingbird: я не буду говорить, что мы его раскачали, но мы помогали — это точно. А потом я написал где-то в комментах, что Surfingbird — это не название, а фигня. Можно собрать фокус-группу, выйти на сцену и сказать: «Я создатель сервиса Surfingbird», — а потом спросить у людей название. Никто не запомнит. Никто даже не услышит правильно, что ты сказал. У нас не Америка, люди не говорят по-английски.

Шалаев на меня обиделся и начать писать глупости. Вот так помогаешь человеку, а он из Бэтмена превращается в Джокера! Хотя сотрудничать мы не прекратили, что я — из-за этого его кнопки убирать буду? Пусть они остаются, мне-то что. Я работаю для людей, делаю им удобно.

Самый свежий пример негативной волны — это запуск нашего проекта бесплатной мобильной связи Atlas. Вы себе даже не представляете, сколько мы за три дня собрали мнений от экспертов самых разных мастей, что бесплатной связи не бывает! 10 лет назад они бы с удовольствием рассказывали, что не бывает тарифных планов без абонентской платы, что входящие не могут быть бесплатными, что в роуминге платить надо за все минуты… Кто все эти люди, спросите вы? «Эксперты», которым «есть что сказать». В свою очередь, все крупные СМИ от «Коммерсанта» до «Роема» («все крупные СМИ» указаны здесь в количестве шести изданий. — Прим. ред.) идею поддержали. 

Критика для проектов важнее похвалы, потому что делает их сильнее. Но хвалить в соцсетях тоже надо. Большинство моих бизнес-связей пришло из интернета. Я пишу какие-то трендовые вещи, отмечаю классные проекты или профессионалов, и они попадают на монитор людям, которые интересуются темой. Они пишут свои комментарии, мы находим общий язык, а потом мы идём вместе обедать — так и нарастают бизнес-связи. При этом в сети ты не можешь быть другом для всех. Хваля одних, ты задеваешь других. Так и живём.

Фото: Тимур Аникеев