Открытка старику: Почему нельзя нанимать только молодых . Изображение № 1.

 

Полина ПОТАПОВА

Редактор H&F

C ноября прошлого года 12-летний грек Никос Адам работает программистом в Google. Его ровесник, американец индийского происхождения Роан Агравал, стал разработчиком в робототехнической компании OLogic (Калифорния), а несколько месяцев назад он открыл собственный консалтинговый бизнес Aleopile. На этом фоне 16-летний Джой Хади, которого недавно пригласили в Intel, выглядит вполне зрелым.

Если так пойдёт и дальше, легко предположить, какими будут высокотехнологичные компании будущего. Средний возраст сотрудника — 5 лет, пенсия — в 15.  А по офису будут разбросаны детали от Lego, достаточно крупные, чтобы программисты ими не подавились.

Пока всё не так плохо. Если вам нет 30, то шансы устроиться на работу ещё есть. Скажем, разработчикам компьютерных игр Epic Games в среднем 26 лет. Средний возраст сотрудников Facebook — 28 лет, такой же показатель у Zynga. В Google, как и в «Яндекс», — 29 лет.

Жизненный опыт потерял свою ценность. Сейчас мы учим жить своих родителей, а не наоборот. Быть молодым — это обязательное условие успеха, за какую бы сферу ты ни брался. Как подсчитал H&F, молодые люди делают первые шаги в бизнесе в 25, а к 33 годам их компания существует уже 5 лет. И это даже в том случае, если дело не связано с новыми технологиями.

Оглянитесь вокруг, сколько толковых 40-летних не могут найти работу? Для узколобых работодателей и кадровиков возраст важнее компетенций. С прошлого года в России запрещено указывать желаемый возраст соискателей в вакансиях, но это, конечно, не значит, что он не учитывается. 

Нет ничего смелого в том,
чтобы нанять вундеркинда. Будьте дерзкими по-настоящему: наймите 70-летнего гения

 

Быть молодым тоже трудно. Не успел ты родиться, осознать, кто ты, но общество уже давит: «пора бы поменять мир/создать ярдовую компанию/становиться всемирно известным». 25-летний симптоматично вопрошает на Quora: есть ли у меня шанс достичь успеха в жизни, если я до сих пор его не достиг? Ему отвечают, что вообще-то никогда не поздно. Но ответ, набравший больше всего голосов, такой: «Вспомни Чингисxана, в 28 он лишь начал управлять маленьким племенем, а потом он создал крупнейшую империю в истории человечества». Чувствуете? Логика такая: хорошо, ты лузер в 25, но, будь добр, исправься к 28, управляй хотя бы маленьким племенем.

Эйнштейн думал так же. Он говорил, что если вы не сделали научных открытий к 30 годам, то у вас нет шансов сделать это потом. Но даже Эйнштейн ошибался. Чтобы доказать это, журнал Fast Company приводит исследование возраста 525 физиков, получивших Нобелевскую премию. Средний возраст, в котором они совершили открытие, — 48 лет.

Это касается и творчества. Писатель Малкольм Гладуэлл заметил, что наиболее плодотворный период для многих поэтов наступает после 50. Например, Стивен Уоллес и Роберт Фрост сочинили в этом возрасте почти половину своего творческого наследия.

Или если взять 221 известного художника, живших в XIX и XX веках, и вычислить возраст их зенита творчества, то получится прекрасная цифра 42. Именно в этот период жизни они написали свою самую дорогостоящую картину. Экономист и исследователь Дэвид Гэленсон, написавший книгу «Молодые гении и старые мастера», разделяет художников на два типа: экспериментаторы и концептуалисты. К концептуалистам можно отнести Пабло Пикассо, который в первую очередь хотел самовыражаться, для этого он перебирал разные стили. К экспериментаторам — Поля Сезанна, который годами оттачивал свой стиль. Мастерство для него — превыше всего.

Проблема в том, что мир сейчас благоволит исключительно концептуалистам. Нет ничего смелого в том, чтобы нанять вундеркинда. Будьте дерзкими по-настоящему: наймите 70-летнего гения.           

 

Фотография на обложке: Marco Romero