Война

Россия вводит «миротворческий контингент» на Восточную Украину. Независимо от того, вступают украинские войска в столкновения или остаются на своих позициях, Евросоюз перестаёт колебаться и вместе с США поэтапно бьёт санкциями по российским чиновникам и компаниям с государственным участием. Стартует разработка стратегии глобальной энергетической независимости от России. На Западной Украине и в Киеве появляются вооружённые силы НАТО.

Биржи реагируют падением акций отечественных компаний. Планы международных экспансий рушатся — будь то публичные компании, стартапы или планы малого и среднего бизнеса выйти на новые рынки. Русский предприниматель обретает дурную репутацию в демократических странах.

Единственное исключение — талантливые стартаперы, которых рады принять как экспортные мозги, и предприниматели, высказывавшие жёсткую позицию по отношению к политике властей. Впрочем, для последних экспансия фактически оборачивается эмиграцией, так как разогретое прокремлёвскими медиа общество ищет врагов и с удовольствием находит — в лице безродных капиталистов.

В краткосрочной перспективе бизнес не испытывает фатальных проблем и воспринимает кризис как время возможностей. Пока цена на нефть держится около прежнего уровня (американцы угрожают манипуляциями с повышением добычи и продажей запасов, но не идут на этот шаг), правительство гасит проблемы внутри страны и содержит бюджетников, не прибегая к непопулярным мерам. Однако падение инвестиций и другие последствия санкций способствуют снижению уровня жизни.

Что делать в этой ситуации? Неангажированные экономисты смотрят в будущее без оптимизма. «[Можно было бы пойти на] радикальное снижение административной нагрузки, упрощение всех процедур (например, отмена сертификации для тех товаров, которые уже прошли её в ЕС или США), облегчение визового режима. Вместо этого у нас началось как будто соревнование: кто сильнее ударит по российской экономике», — считает Константин Сонин.

Население съедает объяснения насчёт внешнего врага и до поры до времени соглашается затянуть пояса, лишь бы стабильность. Начинается эпоха особого «китайско-корейского» пути. Предприниматели учатся работать на низкой марже, закрывают неприбыльные компании, налаживают отношения с госструктурами, но в итоге снизившаяся покупательская способность делает невыгодным целый ряд бизнесов. Давление чиновников, которым достаются всё меньшие бюджеты на распил, усиливается.

Бизнес остаётся удобной формой занятости населения, которую легко контролировать и которой можно манипулировать с помощью гибкого законодательства и судов.

 

Вероятность:

Кому война: Чем стратегия Путина грозит российскому бизнесу  . Изображение № 1.

 

20%

 

Борьба за влияние на Украине

Россия не вводит миротворческий контингент, но и не ослабляет позиций, продолжая военные учения рядом с границей. Кремль настаивает на переносе выборов президента и выводе подконтрольных Киеву войск с Восточной Украины. Боевые действия в охваченных анархией городах заставляют нервничать. Периодически ситуация выглядит так, будто вот-вот война. На этом умело играют дипломаты. Обама высказывается прямо: хотя мы этого и не простим, и не признаем, Крым ваш; но не Восточная Украина. Выборы оказываются под угрозой срыва — в том числе потому, что Россия их не признаёт.

Биржи и инвесторы реагируют нервно. Даже европейцы теряют веру в возможность вести дела в России без существенных проблем. Пример уже произошедшей заморозки: Renault остановил действие инвестпрограммы, связанной с производством в России лёгких грузовых автомобилей. Дело вовсе не в политике, а в ослаблении рубля, которое делает невыгодным для французов сборку на ЗИЛе. Другой пример: японские банки отказались работать с российскими корпоративными клиентами.

Снижение инвестиционного рейтинга России ведёт к ослаблению рубля, ограничению импорта и постепенному превращению в Совок, предсказывает Грег Сателл из Forbes. Даже если делать скидку на разгорячённый тон, все эти сценарии, вкупе с ещё более серьёзным ужесточением регулирования интернета (которое, кстати, ведёт к удорожанию возможности серфить в Сети и падению качества связи), вполне реальны. 

Под ударом оказывается ритейл, в чьём ассортименте превалируют более-менее дорогие товары. Людям приходится ограничивать себя в кредитах. Спад потребления приводит к турбулентности на рынке туризма, недвижимости, автомобилей. Игроки на остальных потребительских рынках разыгрывают кризисные сценарии, но общий спад уровня жизни и осторожность клиентов, которую не собьёшь агитацией и пропагандой, заставляют многих закрывать своё дело.

Бизнес остаётся удобной формой занятости населения, которую легко контролировать и которой можно манипулировать с помощью гибкого законодательства и судов.

 

Вероятность:

Кому война: Чем стратегия Путина грозит российскому бизнесу  . Изображение № 2.

 

30%

 

Большая игра дипломатов

Россия демонстрирует нейтральное отношение к ситуации на востоке Украины, ограничиваясь воззваниями и мягкими угрозами. Смысл игры: показать, что Донецкая, Луганская и другие области охвачены анархией и страна не готова к выборам, — при этом Россия не вмешивается. В результате санкции к чиновникам остаются, но на дальнейшее давление Евросоюз и США не идут. Основная борьба происходит в дипломатическом поле.

Рынки продолжает лихорадить от резких заявлений политиков, но в целом крупный российский бизнес страдает разве что от ухудшения имиджа. Однако внутренние проблемы остаются. Чиновники и близкие к ним предприниматели разыгрывают патриотическую карту для давления на бизнесменов, чья публичная позиция отличается от прогосударственной.

«Большинству корпоративных заёмщиков придётся срочно искать источники дополнительного финансирования, — отмечает Антон Табах из Института энергетики и финансов. — Компании, имеющие существенные зарубежные активы, могут решить проблему финансирования, занимая деньги на иностранное юрлицо. Но для остальных потребуется опора на рублёвый рынок или прямая господдержка».

Стартапам приходится очень стараться, чтобы объяснять инвесторам, что политическими рисками можно пренебречь. Выигрывают или те, у кого глобальный продукт, никак не связанный с ограничениями Интернета, или, наоборот, локальный сервис, который решает насущные проблемы граждан, испытывающих последствия экономического шторма.

Бизнес остаётся удобной формой занятости населения, которую легко контролировать и которой можно манипулировать с помощью гибкого законодательства и судов.

 

Вероятность:

Кому война: Чем стратегия Путина грозит российскому бизнесу  . Изображение № 3.

 

40%

 

Отстранение от проблем Украины

Россия отводит войска от границы (не все) и проводит мягкую дипломатическую политику. Её смысл заключается в проведении выборов под контролем своих наблюдателей и наделении восточноукраинских областей максимальной автономией. Таким образом, крымский прецедент списывается на в чём-то закономерный ответ, например на отделение Косово. Западные политики всё реже употребляют выражение «аннексия». Часть санкций к российским политикам тем не менее остаётся неснятой. Путин получает Нобелевскую премию мира. 

Биржи реагируют ростом российских акций. Крупный бизнес обретает относительное спокойствие. Вывод капитала из России практически прекращается — как и падение инвестиций в отечественную экономику. Национальный подъём основывается не только на лозунгах и поиске врагов, но и на ощущении экономической стабильности — что положительно сказывается на покупательском поведении. Пока не начинает дешеветь нефть, Россия переживает новое «начало восьмидесятых».

Бизнес остаётся удобной формой занятости населения, которую легко контролировать и которой можно манипулировать с помощью гибкого законодательства и судов.

 

Вероятность:

Кому война: Чем стратегия Путина грозит российскому бизнесу  . Изображение № 4.

 

10%

 

Фотография на обложке: Javi Julio