Две новости для России от Secret: во-первых, приложение локализируют и  скоро выпустят на русском языке, а во-вторых, уже запустилась интеграция с «ВКонтакте» — и это первая интеграция Secret с соцсетью. Ничего удивительного — сервис анонимных откровений две недели назад пережил взлёт из-за того, что русскоговорящие пользователи выплеснули в него слухи, страхи, надежды, зависть и другие прекрасные чувства.

— В чём смысл интеграции с «ВКонтакте»?

— В Secret добавляются профили ваших друзей — так же, как и номера телефонов. И идея заключается в том, что когда вы и ваши друзья включаете данную функцию, вы можете видеть посты друг друга. Когда в Secret появляется пост друга из «ВКонтакте», внизу вместо «пост от друга» будет написано «пост от друга ВКонтакте». Сразу скажу, в России мы бомбанули абсолютно  незапланированно и спонтанно. Не прилагали особых усилий, что делает успех в России ещё более захватывающим.

— Вообще никаких маркетинговых активностей?

— Да, как ни удивительно. Мы открыли приложение для доступа по всему миру 21 мая, и Россия была одной из стран, которые просто поймали волну и начали безумно расти. Мы, к сожалению, не раскрываем статистику, но могу сказать, что в первые дни счёт шёл на тысячи пользователей, затем последовал экспоненциальный рост, а теперь их счёт на миллионы.

Популярность в России свалилась на нас ниоткуда. Я занимаюсь всем бэкендом для Secret и вообще по профессии программист. И вот в 2:30 утра мне начали приходить оповещения на телефон о нереальных взрывах трафика. Я проснулся и начал изучать ситуацию. Увидел, что трафик идёт из России, и сначала подумал, что это хакерская атака. Но быстро разобрался и увидел, что следов атаки нет — это был просто органический трафик.

— Планируете теперь открывать офис в России?

— У нас есть русскоговорящие сотрудники, которые помогают с пониманием рынка, контентом и локализацией. На данном этапе других планов нет.

— ОК, вопрос, который, наверное, все задают. Но тем не менее: какие посты в Secret задели лично вас, сильно расстроили, взбесили?

— Лично задевших не помню, но над одним я долго рыдал. Хотя это  очень тупая шутка. Вот сейчас сам говорю и понимаю, что тупая. Одними из первых в Secret начали писать шведские пользователи. Американцы не понимали, что они пишут, но их очень забавлял язык и стиль написания. В результате один из пользователь ответил blop blop (как компьютер), следующий его подхватил — blooo blop blop, — и они начали разговаривать на этом выдуманном языке и троллить всех.

— Какое у вас было видение, когда создавался Secret? И поменялось ли это видение со временем?

— Четыре месяца назад видение было такое — создать социальную сеть, которая приведёт к большей естественности, искренности и эмпатии в мире. И к более глубокому самосознанию в людях. Я думаю, это видение реализуется в приложении. Всё больше людей делятся своими искренними чувствами.

— Интересно. А как вы опишете ваш личный опыт в Secret?

— Я не знал многого о моих друзьях и людях вокруг меня. Secret позволил мне посмотреть на мой мир и окружение по-новому, и мне кажется в этом и есть его скрытая сила. Вторичная цель — позволить информации  распространяться, и распространяться быстро. Конечно, изначально я не думал так широко. Просто хотел решить свою проблему и иметь возможность делиться информацией без фильтров. Теперь мы хотим создать самую крупную глобальную анонимную соцсеть. 

— Русский Secret пестрит сплетнями, в основном медийными, бранью, матом и сексом. Сейчас репутация приложения — это репутация места, где полощут грязное бельё и куда выливают сплетни о друзьях. Общество прогнило, а Secret показал, где дно. Что думаете по этому поводу? 

— Это промежуточный, побочный эффект, и это ожидаемо. Люди склонны выливать сплетни и грязь, когда они знают, что у них есть возможность высказываться свободно и безопасно. Но это временно и очень быстро уходит, исчерпывает себя. Когда Secret только запустился в Кремниевой долине, все шарашили сплетни про стартапы, писали про секс, но постепенно тема себя исчерпала и люди научились пользоваться приложением. Так и с Россией будет.

— Хочу вернуться к комментарию, что ваша цель была в том, чтобы люди могли свободно обмениваться новостями. Повеяло чем-то в духе Джека Дорси. Вы ведь продолжительное время работали с ним?

— Да.

— Насколько близки ваши взгляды и чем ваша цель отличается от Twitter?

— Очень хороший вопрос. Мы действительно видим, как быстро новости распространяются в приложении — и сплетни, и реальные новости. Но «Твиттер» более новостной по структуре, и в нём очень сильную роль играет время — вы видите ваш фид за последние несколько минут. В Secret мы убираем время из расчётов. Secret не про новость дня, а про поиск и раскрытие правды, истины, взаимодействие с друзьями в более искреннем формате. Да, Джек оказал на меня влияние и у нас главное – не срочность информации, а ценность и истинность мысли, и эта ценность оторвана от времени.

Основатели Secret Крис Бадер-Векселер (слева) и  Дэвид Байтау. Изображение № 1.Основатели Secret Крис Бадер-Векселер (слева) и Дэвид Байтау

В «Фейсбуке» и «Твиттере» вам сначала надо выстроить вашу аудиторию, набрать определённое количество фолловеров, потом построить авторитет и потом «свободно» высказываться. В Secret вы можете поделиться мыслью вне зависимости от популярности, и если она ценна, то вы соберёте сотни тысячи лайков, точнее, «сердец». Таким образом в центре не ваша личность или репутация, а ваше мироощущение и глубинные мысли. Что касается грязи, то в каждом сообществе идёт эволюция...

— Как вы видите эту эволюцию?

— Лучшие беседы — это продуктивные обсуждения. Когда вы можете не протолкнуть своё мнение, а услышать мнение другого, узнать больше о мире вокруг вас, о том, что действительно искренне думает ваш собеседник. Вы узнаёте правду, честный отзыв о мероприятии, человеке, общем друге или публичной фигуре. Круто же, когда есть возможность честно поговорить с друзьями. Например, когда вы хотите уйти с работы, или разойтись со своей второй половиной, или решить нужно ли вам жениться. Эти мысли зарождаются в вашей голове, и вы думаете – с кем я могу об этом поговорить? Кто поймёт меня? Кто будет искренним со мной?

Пример: один из постов был про то, что человек хочет уйти из Google и не знает, с кем об этом поговорить. И вдруг в комментариях он видит ответы от работников Google, которые вступают с ним в откровенный открытый разговор о компании. Вы не можете допустить такого рода разговоры, когда ваша репутация и самоопределение привязаны к вам. Мы пытаемся создать такое пространство для такого доверия. В нём человек раскрывается намного сильнее. Я гораздо более весёлый и открытый в Secret, чем в «Фейсбуке», где многое держу в себе.

— Да, в России многое в себе не держат.

— Ну, люди уже проявляют себя через искусство, ты, наверное, видела картинки в стиле Бэнкси, когда пользователи добавляют эмоджи к шедеврам живописи. Это и есть самовыражение, о котором мы говорим, творчество рождается в свободе самовыражения. И самое главное, секреты друзей в Secret — это отражение твоего мира. Посмотри в зеркало. И для каждого Secret свой, и это то, что репортёры не понимают. Все зациклились на побочных эффектах или на определении, что же такое Secret. Но для каждого он свой. У меня, например, весёлый, юморной, много чёрного юмора и сарказма.

— Выходит, вы стираете личности, маски, растождествляете людей с их внешним имиджем.

— Всё так. Первое, что мы делаем, когда читаем «Твиттер» или «Фейсбук», — смотрим, кто написал это, и далее оцениваем мнение человека на основании нашего представления о нём. И сразу судим, мгновенно. Когда я впервые начал задумываться о Secret, я хотел удалить этот триггер для осуждения и создать что-то красивое. Именно поэтому я пошёл работать в Medium до создания Secret.  Эван Уильямс так же глубоко верит, что если создать что-то прекрасное, то это прекрасное притянет ещё что-то прекрасное — и вы сделаете мир лучше. Я хочу привнести красоту в слова, фокусируя пользователя только на них, без привязки к нашим стереотипам и осуждению. Дорси сказал мне: «Secret может создать больше самосознания и самоощущения в мире».

— Имею приземлённый вопрос о безопасности. Вы, наверное, знаете, что русские пользователи нашли способ рассекречивания Secret по номеру телефона пользователя через регистрации фейковых сим-карт. Что делать?

— Всегда существуют замотивированные хакеры и люди, которые будут пытаться взломать систему, от этого никто не застрахован. Особенно от социальных хаков. Со своей стороны, мы делаем всё, чтобы поймать и предотвратить. Есть комьюнити хакеров, которые любят Secret и специально пытаются найти слабые места в коде и сообщить нам об этом. Мы это очень ценим. Проблема, о которой вы говорите, уже решена.

— А как насчёт государственного вмешательства, блокировки?

— Всё, что мы можем делать, — работать в соответствии с законами страны. Мы не хотим идти в обход законов. И именно поэтому мы работаем с местными людьми, которые могут нам эти законы объяснить. Для нас главный закон — закон свободы слова. В Китае мы запустились в партнёрстве с китайской компанией, чтобы не было проблемы с распространением приложения.

— Что насчёт порнографических фото?

— Secret не место для порно. Когда полился русский трафик, у нас были рекордные показатели по количеству несоответствующих изображений, мы не справлялись с объёмами (смеётся). Мы стремимся стать быстрее и лучше в удалении такого контента.

— Инициируете ли вы сами разговоры? Сами запускаете контент?

— Да, у нас есть профессионалы, которые постят так называемые ice breakers. И в России тоже. Именно поэтому нам надо очень глубоко понимать культуру страны и какие вопросы больше всего волнуют аудиторию. Например, для Европы мы пишем про чемпионат мира по футболу, а в США это смертельно непопулярно.

Текст: Юлия Незнанова

Фотографии: на обложке Brian Ach/Getty Images for TechCrunch, Peter Samuels