О создании первого «социального» карманного компьютера

Практически за год, в 1998–1999 годах, мы создали карманный коммуникационный компьютер Cybiko — тогда не существовало Bluetooth, а Wi-Fi требовал столько энергии, что для таких устройств получить его было нереально. C помощью Сybiko люди могли общаться на небольшом расстоянии, некоторые эксперты его и сейчас называют прародителем геолокационных сервисов.

За четыре месяца мы продали в США около 250 тысяч устройств, особым спросом гаджет пользовался у молодых людей и школьников. В Cybiko можно было ввести информацию о себе и девушке своей мечты, и, если такая находилась по интересам на расстоянии 150 метров, Cybiko начинал вибрировать. Нас узнавали на улицах, о нас писали Time, Newsweek, New York Times, приглашали на CNN, CNBC и BBC News. Тот год сопровождался шумихой. Если у 50 детей в школе появлялся Cybiko, все другие дети тоже просили родителей их купить. Они подъезжали к школе на автобусе, видели, что несколько друзей уже там, и начинали с ними чатиться. Cybiko по тем временам стоил довольно дорого, 99 долларов, но дешевле такая технология и не могла быть.

Но осенью 2000 года у нас начались проблемы: сначала случился «крах доткомов» , когда обвалился NASDAQ и Америка погрузилась в многолетнюю рецессию, а затем в 2001 году произошёл теракт 11 сентября, надолго изменивший отношение общества к коммуникационным гаджетам в общественных местах. Стало понятно, что в такой экономической ситуации будет сложно двигаться дальше, так что компанию мы продали.

 

О создании и развитии ABBYY

ABBYY мы начали в 1989 году с электронного словаря Lingvo, а в 93-м появился другой наш известный продукт — программа для распознавания текста FineReader. Компания окупала себя с самого начала. Мы с Сашей Москалёвым только заняли 3 тысячи рублей у Центра научно-технического творчества молодёжи, а через год их вернули и ещё делились прибылью в течение года по договору. Нам тогда удалось продать 15 лицензий на словари, как сейчас помню, по 700 рублей. Эти деньги были нашим первым доходом. При этом уже через год — в 1991 году — появилось 50 тысяч нелегальных копий Lingvo, и нам приходилось с ними как-то бороться.

В конце 90-х мы вышли на рынки Европы и Америки, а в начале нулевых продолжили экспансию в другие регионы, охватив за счёт партнёров почти весь мир. Примерно тогда же были анонсированы наши первые решения для корпоративного рынка. А сейчас данное направление превратилось в одно из ведущих, системы для потокового ввода документов и извлечения данных применяются в тысячах организаций по всему миру, помогая ускорить различные процессы — от переписи населения до обслуживания клиентов в банках. В России 80 из топ-100 банков используют наши технологии в данной области.

Сейчас, спустя 25 лет после основания компании, бизнес, связанный со словарём Lingvo, в общем портфеле проектов занимает уже не такое большое место, как раньше. Но это наш первый продукт, так что он является знаковым. Тем более что сейчас у него около 8 миллионов пользователей.

Недавно мы пересмотрели концепцию этого продукта, и запустили новый кроссплатформенный сервис Lingvo Live, на котором пользователи получают единый доступ к качественным и актуальным словарям и другим возможностям вне зависимости от того, каким устройством они пользуются. Ведь раньше под брендом Lingvo у нас была линейка качественных продуктов, но для разных платформ. И мы решили создать что-то новое, ещё более полезное и интересное, что сможет объединить в одну аудиторию текущих пользователей и привлечь новых. Мы считаем, что наш новый сервис сможет объединить на одной площадке обычных людей, изучающих язык, и профессионалов, которые могут поделиться знаниями.

Давид Ян — о том, как создал IT-компанию, открыл несколько ресторанов и разработал систему питания. Изображение № 1.

В целом, лексикография, а точнее, работа по созданию и обновлению словарей — очень сложное направление, для большинства языков оно убыточно. Создавать бизнес имеет смысл только для таких языков, как английский или китайский, где количество пользователей очень велико. Много лет мы несли эту ношу на себе, наполняя русско-английские и англо-русские словари и приглашая экспертов. Сейчас же в рамках Lingvo Live мы хотим к 130 авторским словарям добавить народный словарь, который будет создаваться самими пользователями. Кроме того, в новом сервисе важна социальная часть. Долгое время пользователи обсуждали всё на форумах, например, на нашем форуме дискуссии вокруг вариантов перевода одного словосочетания длились месяцами.

На новой платформе для решения этой задачи есть лента новостей и профили — пока для конечных пользователей, но вскоре появятся и что-то вроде публичных страниц в Facebook для известных в этой области профессионалов и компаний. Позже мы планируем добавить на сервисе платный офлайн-доступ к словарям. Если же говорить о более долгосрочных планах, то хочется, чтобы Lingvo Live стал единым окном, через которое сторонние сервисы могли бы работать с нашей аудиторией.

 

О лингвистических разработках

С первого дня работы мы в ABBYY решали задачу по превращению информации в полезные знания. Многие наши технологии и продукты построены вокруг этой идеи. Сегодня мы идём ещё дальше: хотим не только распознавать текст и извлекать из него данные, но и анализировать информацию. В этом году мы анонсировали первые решения для корпоративного рынка на основе технологии понимания и анализа текстов на естественных языках ABBYY Compreno, разработка которой ведётся уже 19 лет.

Мы пытаемся научить компьютер анализировать и понимать смысл текста так, как это делает человек. Это возможно благодаря нашей универсальной системе понятий, которая позволяет создавать формальное представление текста, не зависящее от входного языка. Всё это — сложнейшая и уникальная задача в области искусственного интеллекта. Что касается бизнеса, то ABBYY Compreno — лингвистическая платформа для решения на качественно новом уровне целого спектра прикладных задач, требующих понимания смысла слов и связей между ними.

 

Чтобы оставаться здоровым, человеку необходимо минимизировать в своём рационе соль, рафинированный сахар, мучные изделия и животные жиры

 

Например, это автоматическое извлечение важных объектов, фактов и событий из потока неструктурированных документов, корпоративный поиск и классификация. Причём исследования в этой области указывают на то, что потребность в новых эффективных решениях для обработки больших объёмов информации будет только расти. Так, согласно данным AIIM (Ассоциации по вопросам управления информацией и изображениями), количество данных в мире удваивается каждые 12–18 месяцев, и 80 % из них являются неструктурированными.

Возьмём корпоративный поиск. В США в момент судебного разбирательства компания обязана предоставить всю информацию, которой она располагает в связи с предметом обсуждения. Специальные люди читают сотни тысяч документов, чтобы вычленить то, что нужно для дела. Во время федерального расследования краха инвестбанка Lehman Brothers нужно было проанализировать 350 миллиардов страниц. Конечно, объём документов для исследования был сужен за счёт выбора документов от ключевых сотрудников. Но в итоге на ручную проверку были переданы 5 миллионов документов (40 миллионов страниц), а над анализом трудились 70 юристов. Наша технология помогает ускорить этот процесс.

 

О ресторанном бизнесе

В середине нулевых в качестве хобби я оказался причастен к проекту флешмобов fmob.ru. Среди отцов-основателей были люди из области акционизма, или искусства действия. Наш сайт устраивал флешмобы каждые выходные — помню, например, как десятки людей пришли в «Арбат Престиж» и стали обнюхивать ценники вместо пробников. Продавцы сначали были в шоке, потом вызвали взвод милиции.

Мы собирались в разных местах, и на этой волне пришло решение об открытии собственного ресторана, просто как места для встреч, потому что вечеринки по 70 человек у меня дома уже не помещались. В 2004-м мы с друзьями создали FAQ-Café, позднее появились клубы ArteFAQ, «Сквот», «Сестры Гримм» и DeFAQto.

Мы очень подробно вникали во все процессы — я сам поработал барменом, поваром, официантом и управляющим. Вскоре мы на собственном опыте убедились в несовершенстве существовавших тогда возможностей управления рестораном. Нашим ответом на этот вызов стало решение создать собственную систему для автоматизированного управления ресторанным бизнесом iiko — сначала для своих ресторанов, а потом стали предлагать её другим. Сейчас порядка 40 % новых открывающихся ресторанов в России используют систему iiko. Всего на системе iiko работает более 8 тысяч ресторанов, а системой лояльности и мобильных платежей iiko.net пользуется более 1,7 миллиона человек в России. Так из хобби получился интересный бизнес.

 

О «Системе питания Давида»

Впервые о питания, как факторе, влияющем на нашу эффективность, я задумался ещё в период моей работы над Cybiko. У меня был безумный график стартапера: непрерывные перелёты между Россией, США и Тайванем, полуночные телеконференции в сочетании с бессонными ночами. Тогда я стал тренировать силу воли и «расширять зону человеческого комфорта». А так как вредных привычек у меня… ну, скажем так, не было, то решил поэкспериментировать с пищей: я не ел с шести часов вечера до шести часов утра.

Позднее, после открытия FAQ-Café, я ещё раз вернулся к вопросу питания уже в качестве ресторатора и осознал, что в большинстве своём блюда, которые едят люди, — это катастрофа. Я стал изучать материал — публикации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), научные статьи и учебники по биохимии и многое другое.

Результатом моих изысканий стал следующий вывод: чтобы оставаться здоровым, человеку необходимо минимизировать в своём рационе соль, рафинированный сахар, мучные изделия и животные жиры. На самом деле ничего нового, всё давно известно про вред этих продуктов. Новое лишь в том, что я наконец-то понял, почему мы так любим эти продукты (оказалось, что это разной степени силы «пищевые наркотики», на которые семья и общество нас подсаживают с раннего детства), а также я понял, как можно избавиться от этой пищевой зависимости. Именно поэтому я не люблю, когда мою систему питания называют диетой. Ведь диета — это ограничение и насилие над собой, а моя система — это о наслаждении едой и свободой. Измени свои привычки и ешь что хочешь. Книга так и называется «Теперь я ем всё, что хочу».

Давид Ян — о том, как создал IT-компанию, открыл несколько ресторанов и разработал систему питания. Изображение № 2.

Мои домочадцы сначала скептически отнеслись к моим идеям в области питания. Няня и бабушки говорили, что так ели наши дедушки, бабушки, прабабушки. Но я не хотел, чтобы мои дети подсаживались на выявленные мной «наркотики». Поэтому, чтобы быть более убедительным в домашних дискуссиях, я решил прибегнуть к печатному слову и написать книгу о здоровом питании. В итоге мой аргумент сработал. Сейчас наши дети с удовольствием едят пищу без добавления соли (натрия человеку вполне хватает в неподсоленных продуктах), с минимальным содержанием животных жиров, хлеб дети едят в качестве десерта (если захотят), сахар мы уже несколько лет вообще не добавляем в еду, только фрукты.

На первый взгляд, может показаться, что соблюдать правила здорового питания
невозможно, но это не так. Вот простой пример: утром мы готовим на пару рыбу или куриную грудку, яичницу без масла, в качестве гарнира и хлеба используем перловку, киноа, гречку, другие крупы (на плите всегда есть паровая крупа, она варится сразу на пару дней) и свежие овощи. Приготовление такого завтрака занимает не более 15 минут.

Если я постоянно работаю в офисе, то приношу с собой ланч-бокс. В ресторанах уже сложнее, обычно я заранее прошу официантов приготовить еду без масла и соли, а в десерте, который я заказал, я ем только йогурт и хлопья с орехами. Впрочем, когда совсем нет возможности поесть здоровой пищи, я могу съесть и жареное, и солёное. Но теперь это уже не доставляет удовольствия, как раньше.

 

Об искусственном интеллекте

Если говорить про Siri и другие голосовые помощники, то через несколько лет такая коммуникация будет работать на достойном уровне. Основной вопрос здесь в том, насколько Siri будет способна восстановить содержание вашего сообщения на основании знаний языка в конкретной предметной области. Ведь когда мы с вами разговариваем, до вас доходит 30 % звукового сигнала, который передаётся от меня. 70 % восстанавливается из лексической, семантической и прагматической частей. Уже сейчас Siri в определённой мере научилась восстанавливать получаемую информацию, так что на некоторые темы она умеет разговаривать даже без настройки на конкретный голос. Потребуется время, чтобы расширить её предметную область.

 

О целях и новых проектах

На днях мы подвели итоги нашего общего с музеем Л. Н. Толстого краудсорсингового проекта по созданию электронной версии 90-томного собрания сочинений великого писателя — «Весь Толстой в один клик». Теперь каждому доступны любые, даже редкие произведения классика. На старте проекта мы думали, что, возможно, даже на первый этап проверки текстов уйдут годы, а в действительности на это потребовалось несколько недель. Всего на наш призыв помочь в оцифровке Льва Толстого откликнулось более 3 тысяч волонтёров из 49 стран мира, люди трижды вычитывали более 46 тысяч страниц
текста, чтобы не было ошибок. Хочется делать больше таких проектов. Хочется менять мир, жаль только, что времени на это не всегда хватает.

Мы пытаемся помогать Физтеху и молодёжным проектам по мере возможностей. Я участвую в развитии «гимназии будущего» Айб (Ayb) и одноимённого фонда в Армении, откуда я родом. В 2007 году мы с друзьями — выпускниками ереванской физматшколы решили, что нам надо вернуть долг нашей школе, ведь мы благодарны ей за то, кем стали. Сначала мы работали над изучением международной практики в области среднего образования, приглашали учителей, методологов из разных стран, создавали учебные материалы.

 

По последним данным, к системе Apple Pay уже подключилось около 200 тысяч ретейлеров, вслед за ним в США появился другой сильный игрок — СurrentC

 

Потом начали строить школу. В результате сейчас два корпуса построено и идёт строительство третьего корпуса школы, закупается новейшее оборудование для обучения. Более 200 учеников учатся, а выпускники уже поступили в Стенфорд, Гарвард, МИТ, Физтех, МГУ. Это некоммерческий проект, но мы рады, что нашли более 100 человек сподвижников, которые вместе с нами вкладывает в Ayb значительные средства и личное время.

Кроме этого, я выступаю ментором в разных проектах, которые мне симпатичны. Например, поддерживаю советами сервисы Budist, Ridero, Clickberry и другие. Личными деньгами участвую только в тех стартапах, в которых сам принимаю активное участие в первые годы. Хотя на это уходит только небольшая часть времени. В основном я занимаюсь iiko, платёжной системой iiko.net, которую мы из неё выделяем, ABBYY и ещё двумя новыми проектами, о которых я смогу рассказать только в следующем году.

 

О триллионах в мобильных платежах

Как я уже говорил, система iiko сейчас работает в 22 странах, её используют около 8 тысяч ресторанов. В ней существует система лояльности iiko.net, которая позволяет начислять бонусы и расплачиваться ими в некоторых ресторанах. Мы выделяем этот проект в отдельную платёжную систему, которая позволит расплачиваться в сфере обслуживания через мобильное устройство. Это называется «мобильный чекаут» — чтобы оплатить счёт, не нужно ждать официанта, не нужно даже доставать телефон. Я вижу, как это развивается в последние годы в Кремниевой долине, на рынке мобильных платежей триллионы долларов.

По последним данным, к системе Apple Pay уже подключилось около 200 тысяч ретейлеров, вслед за ним в США появился другой сильный игрок — СurrentC.

В России пока ничего подобного нет. Сейчас в стране только 20 % транзакций происходит через банковские карты, чтобы к этому прийти, потребовалось 10–15 лет. Эксперты оценивают, что для такого же проникновения мобильных платежей понадобится лет пять.

 

Фотографии: Обложка, 2 – ABBYY, 1 – Иван Анисимов