Крупные американские компании одна за одной покидают Крым.
О прекращении работы на полуострове уже объявили в Apple, Google, HP, Dell и других крупных компаниях. Платёжный сервис PayPal, а также системы MasterCard и Visa больше не обслуживают жителей полуострова (правда, недавно появились сообщения о том, что они вернутся в апреле). Предприниматели Крыма рассказали The Village, как изменился их бизнес за последний год.

   

Как крымские предприниматели выживают в условиях санкций. Изображение № 1.

Никита СемЁнов

директор
digital-агентства SECL Group

Я начал свой IT-бизнес в Крыму в 2005 году, где и прожил почти всю сознательную жизнь. В начале прошлого года в один день пришли вооружённые люди без опознавательных знаков и перекрыли центр Симферополя, где я находился в тот момент. Для меня, как и для всех местных жителей, не было тайной, кто они. Через две недели я уже паковал чемоданы и решал для себя, куда ехать жить: во Львов или Москву. Это было вынужденное решение. На тот момент в Симферополе у нас работали 30 человек.

У меня нет политических предубеждений — только холодный экономический расчёт. Мои главные клиенты на тот момент находились в Украине, России и США. Сначала была фаза шока: мои украинские клиенты в течение нескольких недель начали массово отказываться работать с Крымом, некоторые российские клиенты тоже высказывали сомнения и боялись, что у нас начнётся война. Тогда для себя я решил срочно открывать офис на материковой Украине. По бизнес-показателям я выбрал Львов, где открыл офис в начале апреля. Сейчас в нём работают почти 20 человек. Тут у нас собралась целая крымско-донецкая община. Мы срочно зарегистрировали отдельное юрлицо в Украине и этим спасли украинскую часть нашего бизнеса. Параллельно мы спасали и российскую часть бизнеса, для чего перерегистрировали местную крымскую компанию в России и открыли офис в Москве.

Затем наступила фаза перераспределения ресурсов, финансов и усилий. Мы сократили крымский офис в три раза, я боялся отключений света и интернета. Собственно, отчасти мои опасения подтвердились, на тот момент мы успели вывести 70 % ресурсов из Крыма. Сейчас там работают всего десять человек. Работать в Крыму крайне сложно. Нормально не работают банки, большие сложности с переходом к местному законодательству, блокировка счетов и так далее. Но тем не менее мы продолжаем бороться и выживать в Крыму, своих в беде не бросаем. Для обхода блокировок мы настроили VPN для сокрытия нашего местонахождения и сейчас без проблем пользуемся американскими сервисами, которые нам жизненно нужны для работы. Все западные счета переоформили, чтобы их ничего не связывало с Крымом и их не блокировали. Сокращать больше никого не планируем в Крыму, но и новых сотрудников не берём, мы в стадии ожидания.

Все проблемы мы решаем одна за одной, но кажется, что поток проблем просто нескончаемый. Правительство России не спешит помогать местному бизнесу

Многие наши коллеги закрылись или вывезли офисы целиком в другие регионы, часть поступила как мы. В Симферополе и Львове у нас производственные офисы, ещё один производственный офис я думаю открывать в регионе России — каком именно, пока не решил, но это тоже часть плана диверсификации. Возможно, через какое-то время мы вернёмся к вопросу развития крымского офиса, будущее покажет. Пока нам удалось обойти санкции в части блокировки сайтов. Деньги можно пускать на другой регион России, а после их отправлять на зарплаты сотрудникам в Крыму, так мы можем обойти и другие запреты.

За всё это время лично у нас было очень много проблем: не могли получать деньги безналом даже от российских компаний, сложности с перерегистрацией и новым законодательством, огромные очереди в банки, блокировка счетов в США, блокировка платёжных систем и наших аккаунтов. Однажды Google Apps для бизнеса отследил, что мы заходили из Крыма, и грозился нас заблокировать. Кроме того, сильно упал спрос на местном рынке, с которым мы раньше работали мало, а сейчас и вовсе не работаем. Все эти проблемы мы решаем одна за одной, но мне кажется, что поток проблем просто нескончаемый. Правительство России не спешит помогать местному бизнесу. Я лично очень надеюсь на мост, на льготы для местного бизнеса, на помощь в обходе санкций.

Сейчас фаза смирения. Имеем то, что имеем. В светлое будущее Крыма я не верю, как ни прискорбно: слишком много санкций и запретов, но и покидать мы его не будем. Мы заканчиваем вывод основной деятельности в другие регионы Украины, России и США, а в Крыму останется только небольшая часть команды. Другого выбора я для себя не вижу. В Крыму мы не живём, мы выживаем.

   

Как крымские предприниматели выживают в условиях санкций. Изображение № 2.

Михаил Штырлин

генеральный директор
ГК «Легенда Крыма»

С 2010 года наша группа компаний реализует в Крыму проект создания современного крупного (20 миллионов бутылок в год) винодельческого предприятия с собственными виноградниками на площади 1 350 гектаров. Сейчас посажены свыше 300 гектаров виноградников, приобретена площадка под строительство завода и закончено его проектирование. За последний год прошло много изменений, в которых есть и плюсы, и минусы.

Минусы:

Нам пришлось менять поставщиков многих компонентов (с украинских на российских), используемых в виноградарстве (столбы, шпалера, удобрения, техника и так далее). И, как следствие, выросли цены по разным позициям от
20 % до 50 %.

 Приходится привыкать к новому законодательству, намного более строгому в части лицензирования и регулирования алкогольной отрасли.

 Страдаем без воды в Северо-Крымском канале. Система капельного орошения простаивает, что приводит к дополнительным тратам на полив.

 Существенно усложнилась транспортная логистика до основных рынков закупок и продаж.

 Теперь приходится получать разрешения на ввоз в Россию саженцев винограда из Европы (в Украине не было в этом необходимости).

 Нужно заново получать документы на землю, проводить геодезические работы по межеванию участков и перерегистрировать договора аренды земли, так как все данные остались в украинском госреестре, доступ к которому Украина заблокировала.

 Украинский рынок сбыта для крымских вин потерян. Для разных производителей вина в Крыму его доля составляла от 25 % до 60 %. Единственный рынок, который может компенсировать эту потерю, — российский. В случае решения всех производственных проблем с поставкой сырья (Крым не обеспечен на 100 % собственными виноматериалами) и комплектующих, с получением акцизной марки и решения проблемы транспортного сообщения потерь в объёмах производства удастся избежать. Более того, отдельные предприятия смогут увеличить эти объёмы.

 Плохо работает банковская система. Помимо проблем с кредитованием (это сейчас актуально не только для Крыма), возникают трудности с переводом денег иностранным поставщикам товаров и услуг. Например, мы столкнулись с тем, что американский банк-корреспондент заблокировал из-за санкций перевод денег нашего крымского предприятия в Италию за уже оказанные услуги по архитектурному проектированию винодельческого завода. Но отсутствие возможности использовать при расчётах карты платёжных систем Visa и MasterCard — это всё же, скорее, проблема как для предприятий розницы и общепита, так и неудобство для физических лиц. Но на промышленные предприятия это влияет в минимальной степени.

Плюсы:

 Существенно вырос спрос на крымские вина в России. В этом в первую очередь сыграли роль патриотическая волна в связи с присоединением Крыма, желание поддержать крымского производителя и девальвация рубля — во вторую.

 В отличие от буксовавшей в Украине системы компенсации затрат на виноградники, в 2014 году нам удалось получить 30 млн рублей в рамках программы господдержки сельхозпроизводителей из российского бюджета.

В целом нам всем непросто, оптимизм улетучился, пессимизм и неуверенность в будущем нарастают. Успокаивает лишь сравнение с тем, что происходит в Украине.

   

Как крымские предприниматели выживают в условиях санкций. Изображение № 3.

Виктория Бакальчук

руководитель
отдела продаж
Present-Crimea

Больше десяти лет наша компания занимается продажей цветов и подарков, а также их доставкой по всему Крыму. Я считаю, что в целом ажиотаж вокруг прекращения работы Visa и MasterCard преувеличен. Потери понесли крупные маркеты и субъекты рынка, долю оплат в которых занимали платежи терминалами. Если взять в расчёт то, что на полуострове была проблема с выпуском карт и обзавелись ими немногие, потребитель безболезненно перешёл на наличные расчёты. Мы мониторили ситуацию каждый день, поэтому оперативно подключились к платёжной системе, которая зарегистрирована в Москве, и платежи наших клиентов происходят без проблем независимо от того, в каком городе они находятся.

Цены поставщиков выросли в два, а то и в три раза — в зависимости от позиций. Здесь, с одной стороны, повлиял курс доллара, с другой — проблема с доставкой товара на полуостров. Цветы не выдерживают долгих переездов, и задержки на пароме вынуждают нас отправлять товар авиакомпаниями, что не может не влиять на его входящую цену. Для клиентов цена за год выросла в среднем на 40–50 %, мы максимально сдерживаем удорожание за счёт оборота и внутренних сокращений издержек. Конечно, товары первой необходимости сейчас в приоритете, и мы не можем поднять розничные цены пропорционально росту закупочных, поэтому сфера услуг и цветочный рынок сейчас не дают той рентабельности, которая была год назад.

Настроения в бизнес-сообществе можно разделить условно на два направления. Новые компании, которые появляются и за счёт привлечения инвестиций извне осознанно идут на убытки, завоёвывая рынок. Старые игроки, которые имели налаженные каналы сбыта и поставок, не готовы на дополнительные расходы.
И те и другие ведут бизнес по своим правилам. Первые убивают сложившиеся цены и методы работы на рынке услуг, вторые — либо принимают эти правила и пересматривают политику, либо находят новые ниши.

   

Как крымские предприниматели выживают в условиях санкций. Изображение № 4.

Елена Новикова

генеральный директор рекламного агентства
«Пандора Юг»

В России другие требования к местам под размещение рекламы и другие ГОСТы для самих металлических конструкций. В итоге ни одна из тех конструкций, которые сейчас стоят в городах и на трассах, не соответствует им. Мало того, что две трети всех конструкций вообще уберут, — те, что останутся, нужно будет или переделывать, доводить до ГОСТа, или изготавливать новые. И то и другое несёт за собой огромные затраты.

Сейчас разрабатываются схемы мест для размещения наружной рекламы (борды, ситилайты). После этого все места будут выставлены на торги, а это значит, что владеть ими смогут только крупные рекламные фирмы, у которых есть богатые инвесторы не в Крыму.

Таким образом, малый и средний бизнес в этом направлении просто умрёт, так как мы не сможем конкурировать. Без работы останутся тысячи крымчан: дизайнеры, менеджеры, поклейщики, монтажники и прочие рабочие. Мы пытаемся противостоять этому процессу, создали союз операторов Республики Крым, в который входят более 20 фирм, которые не хотят остаться без своего бизнеса.

Из Крыма ушли все крупные заказчики и производители из Украины, а российские ещё не зашли в том же объёме. То есть количество клиентов сократилось примерно в два раза. Те, что остались, — в основном это крымские заказчики.

После резкого перехода Крыма в состав России у многих предпринимателей, в том числе и у меня, банки, в которых были открыты расчётные счета, свернули свою деятельность за один день и скрылись с нашими деньгами. У меня лично осталось 80 тысяч гривен (около 210 тысяч рублей) в «Имэксбанке» — я не могу их забрать до сих пор. Для меня это значительная сумма. Многие украинские заказчики, не имея возможности оплачивать нам далее по безналу, просто оказались в наших должниках, и мы опять понесли убытки. Работа выполнена, а деньги мы не смогли получить.

   

Как крымские предприниматели выживают в условиях санкций. Изображение № 5.

Мария Карачевская

помощник руководителя компании UniSol

Нашей компании, которая занимается разработкой мобильных приложений для ресторанно-гостиничной сферы, нет ещё и двух лет. Мы начинали свою работу с Крыма, но с собирались выйти и за его пределы.

Поскольку мы оказываем услуги, то переход в Россию для нас был относительно безболезненным. Трудности были в переоформлении документов, но и то — скорее из-за того, что всем предпринимателям Крыма нужно было это делать.

Серьёзнее повлияли санкции. В первую очередь это блокировка аккаунтов всех крымских разработчиков со стороны Apple и Google. Но русские — народ изобретательный, они найдут выход из любого затруднительного положения (VPN, расширение смены IP и так далее).

Поскольку работаем и по всей России, то ограничения для Крыма не наносят огромного ущерба, как американским и европейским филиалам компаний, которые вынуждены переезжать. Тех сотрудников, которых переезд не устроил, вынуждены были сократить. Ну и заблокированы сервисы для фрилансеров oDesk и Elance, что также ведёт к большой безработице среди IT-специалистов. Нас сокращения обошли стороной.

Многие наши клиенты приостанавливают какие-либо маркетинговые движения: неизвестно, что будет завтра. В Крыму цены абсолютно на всё выросли в два раза, поэтому стоимость и наших услуг подорожала (но, конечно, не настолько). Нашу сферу не ждёт в Крыму ничего хорошего. Исключения составляют компании, которые работают на внутренний рынок. В то же время это даёт толчок для развития отечественного софта. Пора и самим производить хорошие вещи.

   

Как крымские предприниматели выживают в условиях санкций. Изображение № 6.

Виталий Венда

директор сети розничных магазинов «Парк цифровых технологий»

В первую очередь полностью изменились законодательство и принципы налогообложения, переход на новые рельсы был достаточно болезненным для многих предпринимателей. Мы подошли к этому вопросу серьёзно, перерегистрировались в мае и стали активно обучать свой персонал новым стандартам работы: в первую очередь это касалось бухгалтерии и кадрового отдела. Но многие тянули до последнего.

Второй вопрос — поставки товара из Украины. Полная отмена поставок ударила в первую очередь по тем, кто вёз до последнего продукцию от прежних партнёров. Те же, кто уже в середине 2014 года переключился на поставщиков из России, уже успели подписать договора и наладить процесс. Единственная загвоздка — в транспортной логистике, так как переправа в Керчи не всегда справляется. Да и стоимость доставки, особенно габаритного товара, часто бывает очень высока.

В существующей ситуации выиграли местные производители и компании. У производителей резко уменьшилась конкуренция, и те, кто решил свои проблемы с сырьевой базой, вырастили свой бизнес в разы. Такая же ситуация и с местными торговыми компаниями — такими, как наша компания. Многие украинские конкуренты ушли с рынка, а российские ещё не зашли, соответственно, есть все предпосылки для бурного развития внутри региона и увеличения доли. А HP и Dell, которые прекратили свои поставки на полуостров, в нашем регионе никогда не пользовались огромным спросом (исключение — ноутбуки, но мы их не продаём).

Очень сильно поменялась структура спроса. Повысились заработные платы бюджетников, в то же время покупательская способность среднего класса снизилась. Это повлекло рост продаж категорий товара средней и дешёвой ценовой группы и снижение в премиальном сегменте.

Структура закупок и ведения бизнеса в целом также очень изменилась. Российский рынок привык работать в рубле, а украинский был больше завязан на доллар. К этому тоже пришлось адаптироваться, хотя при нынешних скачках курса закупки в рубле — это, скорее, плюс.

В общем и целом 2014 год для крымских предпринимателей был очень неоднозначным. С одной стороны, переход на новое законодательство, рост курса доллара и постоянные политические потрясения заставили действовать в постоянном антикризисном режиме, ежемесячно пересчитывать планы продаж и в ручном режиме работать с поставщиками. С другой стороны, этот год стал годом огромных возможностей для развития своего бизнеса в регионе.