Ничего удивительного, что Google выбрал героем рекламы основателя кооператива LavkaLavka Бориса Акимова: фермерские продукты вошли в моду, а стартапы, продающие всё натуральное, множатся. Пока выгодоприобретатель этой истории — розница; та же LavkaLavka ставит наценкой на товары поставщиков до 50%. Владелец сайта «Сельская еда» Евгений Фоменко рассказывал H&F, что собирает молоко, овощи и яйца по мелким хозяйствам в Подмосковье, — так действуют большинство перепродавцов.

Однако среди фермеров начинают появляться бизнесмены, которые не дают спуску дистрибьюторам и зарабатывают прибыль. Они мечтают создать в России культуру потребления натурального мяса и молока, ездят за опытом в Европу и оснащают угодья альтернативными источниками энергии. H&F рассказывает о том, как они меняют рынок.

 

Игорь РОЖКОВ

Владелец молочного бренда «Пенка»

Лук, я твой отец: Как зарабатывают успешные фермеры. Изображение № 1.

«Корова на воздушном шаре прилетает каждое утро и приносит свежее молоко», — так в мечтах Игоря Рожкова воспринимается его бренд в идеальном мире. В реальности студент-пятикурсник Рожков встаёт затемно и мчит к шести утра на пересечение МКАДа и Варшавки, где его ждёт мрачный мужчина на джипе, загруженном бидонами. Это его товарищ по бизнесу, серпуховский фермер Александр Скирневский, привёз молоко, йогурты и масло. Партнёры перегружают ёмкости и расходятся — Игорь прыгает в серебристый «форд» и везёт продукты в кафе «Бон Тарт» на Новослободскую, пока единственную точку сбыта марки «Пенка».

Рожков учится на пиарщика, фермерская тема — его третий по счёту бизнес. В 18 лет он печатал афиши, рекламные листовки, буклеты. «Сначала радовался, как много получаю, а потом посчитал и понял, что ни фига не зарабатываю и только трачу свои ресурсы», — описывает Игорь школу жизни. Второй опыт он приобрёл в 2010 году, когда с двумя товарищами придумал программу обучения корейскому языку Oriental Center of Tuition Abroad. Главное достижение — вывоз в Корею десяти российских студентов. Убедившись, что красивый бизнес на этом не построишь, Рожков обратил внимание на фермерский бум.

Мальчик родился в деревне под Курганом, у бабушки была корова, потом он вырос, уехал в Москву и заскучал по парному молоку — таков ответ Рожкова на вопрос, зачем пиарщику молокопродукты. На деле Игорь придумал схему создания молочного бренда при практически нулевых затратах. Он оценивает свои вложения в «Пенку» максимум в 200 000 рублей. Сюда входят кофе и сэндвичи, которые Игорь покупал друзьям-дизайнерам, пока они бесплатно рисовали логотип, и затраты на вояж по Московской области в поисках партнёра.

 Лук, я твой отец: Как зарабатывают успешные фермеры. Изображение № 2.

Рожков искал непьющего фермера с крепким хозяйством, готового увеличить производство молока и большую часть отдавать на продажу в Москву. «С объёмами порядка 150-200 литров в день находились совхозы, которые собирали бы молоко с разных хозяйств, из-под разных коров, — объясняет  Рожков. — Это тяжело контролировать, а молоко можно получить разного качества».

Весной 2012 года Рожков обрёл бывшего военного Александра Скирневского с фермой, на которой работает его семья и другие труженики села. У Скирневского пока 15 коров, но к весне под проект Рожкова он готов увеличить поголовье в 10 раз. «Я имею обязательства выкупить определённый объём молока, а излишки фермер реализовывает сам», — поясняет Рожков. Йогурт Рожкова в рознице стоит примерно вдвое дороже магазинного, трехсотграммовая баночка обходится в 100 рублей; молоко продаётся по 300 рублей за литр.

Эта история ничем не отличала бы Рожкова от других дистрибьюторов, если бы фермер и студент не договорились создать совместное предприятие. Предпосылки есть: «Пенка» участвовала в различных ярмарках, продавалась на фестивале «Афиша Еда» и маркете Slow Food. Показав товар лицом, «Пенка» получила постоянную точку продаж. Владелец «Бон Тарт», бывший юрист Григорий Кочетков, думал торговать свежими молокопродуктами. Поэтому с Рожковым, который явился с предложением поставить холодильник с йогуртами, общий язык нашёлся быстро.

Каждый день в пекарне «Бон Тарт» МОЖНО КУПИТЬ фермерский йогурт, а по субботам РОЖКОВ сам, стоя за кассой, разливает покупателям парное молоко.

 

«Законодательство не очень лояльно к фермерам, — жалуется Рожков. — Запрещено продавать непастеризованное молоко в таре, его можно только разлить в тару покупателя. Но мы нашли лазейку: продаём бутылку отдельно, а молоко отдельно». За первую неделю продаж в «Бон Тарт» у Рожкова купили 68 банок йогурта, хотя он полагал, что сможет реализовать не более 12. План — 160 единиц продукции в день. Рожков собирается мотивировать сотрудников — премировать работников пекарен и кафе, отдавая 10% с проданного йогурта.

Ещё одна голубая мечта Рожкова — работать с жилыми комплексами премиум-класса: утром к каждой квартире подходит молочник, забирает пустую бутылку молока и ставит полную. Мечта пока не сбывается, девелоперы контактируют неохотно. Зато кафе и пекарни проявляют интерес: идут переговоры с Upside Down Cake.

 

 Сергей НОВИКОВ

Владелец агрофирмы «Дмитрова Гора»

Лук, я твой отец: Как зарабатывают успешные фермеры. Изображение № 5.

Сергей Новиков — антипод студента Рожкова и идеолог небольшого переселения народов. К 2005 году в его хозяйство «Дмитрова Гора» переехали 400 человек из Казахстана, где бизнесмен жил до 90-х. Переселенцы работают «Дмитровой Горе» (Тверская область), возникшей на базе холдинга «Агропромкомплектация», поставлявшего совхозам всё необходимое — от сеялок и веялок до комбикорма. Хозяйство началось с  мясопереработки: Новиков выкупил завод и производил колбасу и сосиски.

ОН всегда хотел заняться молочными продуктами, но путь крупных производителей, которые добавляют сухой концентрат
и пальмовое масло, ФЕРМЕРА не устраивал.

 

Новиков хотел построить производство полного цикла, чтобы молоко из-под коровы появлялось на прилавке на следующий день после дойки. Новиков вложил в ферму более 750 млн рублей, 65% этой суммы предоставил кредитами «Россельхозбанк». Понадобились рабочие руки, и тогда произошло великое переселение.

Купив племенное стадо в 200 голов, Новиков планировал продавать молоко крупным производителям, как это делают в Европе. «На заводе сказали: или получайте четыре рубля за литр, как все, кто бодяжит, или девайте своё молоко куда хотите, — и мы построили свою переработку», — вспоминает Новиков. Сейчас поголовье выросло до 2 800 коров, и производители сами просят продать им сырьё, но теперь уже Новиков непреклонен. «Какой резон продавать по 18 рублей? Я делаю премиальное качество и продаю по премиальным ценам — на 30% дороже обычного». У «Дмитровой Горы» другая стратегия.

 Лук, я твой отец: Как зарабатывают успешные фермеры. Изображение № 6.

Чем возиться с заводами, лучше выйти в сети — благо объёмы позволяли. 50 тонн молочных продуктов в день хозяйство продаёт через свою розницу, «Ашан», «Перекрёсток» и другие супермаркеты. Разобравшись с розницей, Новиков решил строить свои магазины: в апреле 2012 года в Москве открылась лавка «Ближние горки» на Таганской; планируется открытие ещё пяти точек. «Мы поставили небольшую пекарню, наняли технолога из „Волконского“, — рассказывает Новиков. — Литр молока в розлив стоит около 50 рублей». Лавка повышает узнаваемость брендов «Ближние горки» и «Искренне ваш».

Пока оборот молочного комплекса — 20 млн рублей в месяц — не дотягивает до мясопереработки. Новиков очень им гордится: как-то раз в командировке в Австрии, щелкая пультом от телевизора, он увидел гендиректора своей фермы, голландца, что-то объясняющего двум велосипедистам. Оказалось, в гости к «Дмитровой Горе» приехала французская передача «Как живут коровы?».

Впрочем, слава, как и большие объёмы продаж, влечёт издержки.

НОВИКОВУ приходится держать в штате Технологов, ветеринаров, другой персонал. Это ещЁ одна головная боль для фермера.

 

В России специалистов приходится учить за свой счёт и оставлять в компании. «Студентов готовят по старинке, они считают, что корова должна давать 4 500 литров в год, хотя мои коровы дают 8 000 литров, по европейским стандартам», — возмущается фермер. — Чтобы молоко было хорошее, корову нужно кормить травой, высота которой равна высоте пивной бутылки. Мы косим только после того, как замеряем высоту и уровень протеина».

Новиков считает, что фермерские продукты станут более-менее массовыми через 10 лет. Впрочем, у него есть рецепт, как ускорить появление ферм нового типа. Государство должно выдавать дотации — по 3 рубля на литр молока — и обязать банки выдавать кредиты сельхозпроизводителям под ставку 2-4% сроком на 25 лет. Так поступают в Европе.

 

Александр ПОЧЕПЦОВ

Владелец личного подсобного хозяйства

Лук, я твой отец: Как зарабатывают успешные фермеры. Изображение № 11.

«На всём нужно экономить, всё нужно считать», — приговаривает Александр Почепцов, записывая расходы-доходы в Красную книгу, потрёпанный толстый ежедневник. Когда я переслушиваю разговор с Почепцовым, скрипу ручки аккомпанирует душераздирающий звук — это трётся об изгородь поросёнок Михаил. Активы фермера выглядят так: 200 овец куйбышевской породы, 40 барашков на мясо, 40 дойных коров, 70 бычков, 60 коз, 1000 кур-несушек, а также бесконечные грядки лука и баклажанов. Почепцов — москвич с двумя высшими образованиями (программист и экономист), которого «потянуло к земле».

Ничего удивительного: к земле тянет многих москвичей. Например, летом к Почепцову заехали «две блондинки на шпильках» на дорогой иномарке и попросили какую-нибудь работу: «Я их отправил за сапогами, они через пару часов вернулись в резиновых и навоз тут кидали». Одна из блондинок стала ездить каждые выходные — к августу ей разрешили подоить козу. «Природа тянет человека к физическому труду и к животным», — улыбается Почепцов.

У фермера, зарабатывающего около 8,5 млн рублей в год, щедрая на приключения биография. В конце 80-х он переехал в Прагу, где держал два кафе, и столкнулся с модой на натуральные продукты. 

Почепцов засобирался на родину спустя десять лет, потому что «заскучал, и родители старенькие». Здесь он вместе с партнёрами открывал «Причал» на Рублёвском шоссе (продал компании «Вимм-Билль-Данн») и начал делать первые фермерские шаги: «Приобрёл дом, завёл птицу. Стал по выходным ездить, ухаживать, очень затянуло меня это занятие». Купил овец, два года растил их по наитию, а когда стадо разрослось, отправился учиться в Тимирязевскую академию. «Сидеть со студентами мне не хотелось, поэтому преподаватели читали лекции один на один, за академический час я платил 5 000-10 000 рублей», — вспоминает Почепцов.

Ферму и дом в Истринском районе он строил одновременно. Шесть партнёров из числа друзей вложились в его проект. «Рассчитали так, что я внесу шестую часть, — вспоминает Почепцов. — Однако скоро партнёры меня покинули, и пришлось тянуть всё одному». Ферма сожрала 16 млн рублей. Продавать свой товар фермер начал всего 1,5 года назад, до этого строил хлевы и растил поголовье. Затраты пока не окупились, но хозяйство уже приносит доход.

Почепцов считает, что его друзья не созданы для сельского хозяйства: испугались рисков.

 

«Если у тебя маленькие объёмы, нужно заниматься всем — это снижает затраты на логистику и повышает продажи: вместе с курицей клиент купит молоко и творог», — описывает свою бизнес-модель Почепцов.

Почепцов — один из поставщиков LavkaLavka, причём магазин накручивает цену на продукцию фермера вдвое. Но работа с Борисом Акимовым приносит фермеру в основном имиджевые дивиденды, в структуре оборота доход от сотрудничества составляет только 15%.

Ещё один оптовый покупатель Почепцова — его бывший одноклассник Аркадий Новиков. Не только он, но и многие рестораны захотели предлагать посетителям меню из фермерских продуктов. Но работать с такими поставщиками оказалось сложнее, чем с крупными агрохолдингами. «Они не знали, как у меня покупать, я не знал, как им продавать, — объясняет Почепцов. — Им нужно было срочно большое количество мяса, а я не мог поставить такой объём».

Постепенно разобрались: в рестораны уходит около 30% продукции фермы — творог, сыр, сметана, куриное мясо. «Сейчас мы ведём переговоры с отелями „Олимпик Пента“, если договоримся, они будут забирать большой объём», — надеется Почепцов.

 Лук, я твой отец: Как зарабатывают успешные фермеры. Изображение № 12.

Но это не основные клиенты фермера. Большую часть продуктов раскупают семьи с достатком выше среднего. «Иногда приезжают три-четыре семьи, выбирают бычка, я его забиваю, разделываю и отвожу, — объясняет Почепцов. — Мои клиенты обзавелись холодильниками с огромными морозильными камерами, говядину едят месяц-два. А кто победнее или имеет свободное время, может ко мне приехать. Отпускные цены не сильно выше магазинных. У меня трехлитровую банку молока можно купить за 200 рублей, курицу — за 250 рублей; но это совсем другое молоко и совсем другая птица». Впрочем, большинство заказов принимается по телефону, а развозит их сын, по образованию юрист.

Первую прибыль Почепцов получил в январе 2012 года, а сейчас зарабатывает 100 000 рублей В МЕСЯЦ. деньги не ВСЕГДА нужны — недавно он обменял сено на два трактора в соседнем совхозе.

 

За советом к Почепцову приходят соседи, например, бывший банкир Герман Стерлигов. Он тоже разводит овец и нуждается во взгляде профессионала. Стерлигов — самый яркий представитель движения из города в деревню, которое Почепцов заметил пару лет назад: «Москвичи устают от суеты, сдают квартиры, покупают дома и переезжают за город. У меня человек десять таких. Фермерами их не назовёшь, но через несколько лет каждый, может быть, создаст своё хозяйство».

Отдельная страница Красной книги Почепцова с заголовком «Солнечные батареи» испещрена вычислениями. Фермер считал, прибыльно ли пользоваться альтернативными источниками энергии: «До прошлого года было выгодно ставить, если хозяйство южнее Воронежа, но в этом году цены сильно упали». Почепцов хочет, чтобы его 200 овец куйбышевской породы, 40 барашков, 40 коров, 70 бычков, 60 коз и 100 кур-несушек обогревали солнечные батареи.