Татьяна Гедике из Санкт-Петербурга восемь лет работала дизайнером интерьера, а потом ей захотелось перемен. Она поняла, что в городе невозможно найти мебель 50-70-х годов, и начала возить её из Великобритании. В апреле она вместе с партнёром открыла магазин ATable.

За полгода работы они убедились в том, что спрос на такие вещи действительно есть, но в плюс удалось выйти только один раз. Гедике не унывает: она уверена, что в первый год существования бизнеса надо только вкладывать.

 

Сфера деятельности

Торговля винтажной мебелью

Дата старта

17 апреля 2013 года

 

инвестиции в проект

Около 5 млн рублей

Сайт

ATableshop

Татьяна ГЕДИКЕ

Cоосновательница магазина винтажной мебели ATable

 

Как всё начиналось

Я занималась дизайном интерьера лет восемь. Потом мне это наскучило, и я решила заняться чем-то другим. Давно хотела что-то возить из-за рубежа в Россию. Но брать с собой по одной вещи невыгодно. Решила взять больше: вдруг кому-то ещё понравится. 

Стартовый капитал я взяла взаймы у друзей. Пока вложили, наверное, около 80 000 евро (3,5 млн рублей). На первую закупку потратили 25 000 фунтов (1,3 млн рублей) — это вместе с доставкой и растаможкой. Мы делаем всё честно, не возим товар по-чёрному, поэтому это большая статья расходов. 

 

Команда

Моей напарницей стала Александра – моя бывшая заказчица, около четырёх лет назад я оформляла ей квартиру. Она по образованию юрист, но решила сменить сферу деятельности, так как дизайн и Англия ей очень близки. Она год жила в Лондоне, знает язык и город как родной, что очень помогает в нашей работе. На ней вся бумажная волокита, оформление договоров с поставщиками, составление документов для таможни и бухгалтерия.

Я же в основном занимаюсь отбором – выбираю, что нам везти, в этом опытнее я. Привлекаю покупателей и общаюсь с ними, с реставраторами, подбираю ткани, если нужно, например, перетянуть кресло.

Кроме нас в ATable работает продавец и маркетолог. 

 

Закупки и цены

Вся наша мебель привезена из Англии, она оригинальная. Некоторая выглядит как новая, потому что мы её реставрируем, некоторую оставляем в изначальном виде.

Ни я, ни Саша никогда не занимались закупками или продажами. Уже в Англии, которую мы посетили, мы познакомились с англичанином Джоном – он занимается винтажной мебелью, привозит её отовсюду и реставрирует. Теперь он работает как наш байер. Мы ему настолько доверяем, что можем переслать ему деньги взамен на фотографии вещей – показываем, что нам нравится, и он лично отвозит всё на склад. Это выгодно, потому что каждый раз ездить в Англию — дорого.

 

 

 

 

 

 

Большинство вещей закупаем не в самом Лондоне — там всё стоит больших денег, — а в пригородах, можем и за 400 километров уехать

 

 

 

 

 

Сейчас мы уже наработали постоянные контакты с транспортными компаниями, которые собирают вещи и привозят на склад. Контейнер обычно у нас собирается в течение месяца. 

Я стараюсь всё лично отбирать — у частных лиц, на ярмарках и аукционах. Соответственно, мебель никогда не повторяется, и мы никогда не знаем, что мы привезём. Обычно мы с напарницей берём машину напрокат и колесим. Большинство вещей закупаем не в самом Лондоне — там всё стоит больших денег, — а в пригородах, можем и за 400 километров уехать. Если учитывать затраты на растаможку и доставку, цены в магазине получаются достаточно адекватными: они соответствуют ценам в Лондоне. Но почему-то всё равно им удивляются. Комод из красного дерева и тика, который стоит у нас 60 000 рублей, я видела на eBay за 3 000 фунтов (155 000 рублей). Но я считаю, что эти вещи имеют какую-то ценность и будут только дорожать. 

Хотя у нас можно найти более доступные вещи: есть кресла и за 15 000 рублей, и за 45 000 рублей. Любой человек может позволить себе купить у нас какие-то элементы декора. Снижать цены мы не планиуем, у нас нет распродаж, и скидки мы тоже не делаем: только при заказе от 100 000 рублей даём 10% дисконта. Для меня скидка в 20% уже означает, что цена сильно завышена.

 

Таможня

С таможней, конечно, есть проблемы: каждый раз нужно предоставлять спецификацию, где указаны размеры и материал каждой вещи. Однажды мы купили ретрорадио — его забрали буквально на следующий день после того, как мы выставили его в зале, но никто не знает, как мучила нас с ним таможня. Спрашивали, какого года выпуска, какие частоты, не представляет ли оно какой-либо ценности. 

Однажды на таможне наш контейнер решили вскрывать. Проверяли набивку в новых диванах, в итоге всё закинули обратно в грузовик как попало — по дороге сломалась консоль, некоторые вещи пришлось сдавать в химчистку. В одном чемодане нашли какое-то старое боди — оно лежало там, когда мы его купили, а в таблицу забыли занести. Брокер присылает нам фотографию и пишет: «А это что? Этого нет в декларации!» Пришлось просить таможенников оставить его себе, потому что иначе контейнер могли арестовать. Но в итоге все посмеялись, и боди приехало к нам вместе с чемоданом.

 

Клиенты

В Европе винтажная мебель очень популярна. Там многие увлекаются интерьерами, смешивают новое и старое, и у них в доме или офисе практически всегда есть какая-то особенная вещь. В Москве привозом мебели занимается Mobeledom. Они пока единственные в Москве, а мы единственные в Питере, конкурентов у нас здесь нет. Это удивительно, потому что спрос есть и в России. 

 

ATable: Как открыть магазин винтажной мебели. Изображение № 1.

 

Первыми клиентами были, конечно, друзья и знакомые. В первый месяц пришёл покупатель, который собрал из нашей мебели целую комнату: забрал всё самое лучшее и сделал нам кассу. Но обычно покупают что-то одно, в качестве арт-объекта. Потом о нас постепенно стали узнавать дизайнеры, которым это интересно. Половина всей мебели уезжает в Москву — недавно всю партию стульев у нас скупил «Гараж». У себя они ничего не смогли найти и обратились к нам.

Мы до сих пор не размещаем рекламу. Пока сарафанное радио работает на нас. Как ни странно, пока большая часть клиентов приходит из Instagram — у нас там 5 000 подписчиков. Конечно, не все эти люди — наши потенциальные покупатели, в основном это просто любители красивых вещей. Вести его я начала пять месяцев назад, до этого вообще не знала, что это такое. Сначала начала выкладывать интересные интерьеры, в которых наша мебель могла бы присутствовать. Потом я вникла в эту историю, подписалась на дизайнеров — примерно 400 человек — и стала выкладывать фотографии мебели, которая есть в наличии.

 

Финансы

Прогнозировать наш заработок мы пока не в состоянии — у нас даже в бизнес-плане это не прописано. Его мы составляли сами и не обращались за помощью к специалистам. Пока мы всю выручку тратим на новые закупки. Месячный оборот составляет около 700 000 рублей. Я считаю, что первый год нужно вкладывать. Но однажды нам уже удалось выйти в плюс, получилась смешная цифра: 66 666 рублей. Сколько будем зарабатывать дальше, зависит, конечно, от количества закупок. Может быть, даже получится снизить цены и брать за счёт оборота. В каждую поставку работаем с разными брокерами — у них тоже цены разные, нужно искать выгодные варианты.

 

Планы

Сейчас мы работаем в арендованном помещении, но хотим обзавестись своим – нужно что-то побольше. Вся мебель уже не вмещается, а хранить её на складе нет смысла, это же штучный товар.

Хотелось бы возить мебель из других европейских стран, но туда тоже надо ехать на разведку, а у нас пока нет на это времени. Будем расти постепенно.

 

 Автор: Наталья Васенкова

Фото: Яся Фогельгардт