Прощай, зона комфорта: Чему предприниматель может научиться в форсайт-играх. Изображение № 1.

 

Алексей СКОБЕЛЕВ

гендиректор аналитического
агентства Markswebb Rank & Report

В апреле 2010 года одна знакомая прислала мне в фейсбук сообщение: «Почему-то подумалось, что тебе может быть интересно это — форсайт-игра. Мы с генеральным ездили в марте, теперь собираемся в мае — три дня тренинга, которые разгоняют мозги в новом темпе». Сообщение сопровождалось ссылкой на довольно невнятный сайт, из которого я узнал только, что мероприятие, куда меня звали, пройдёт в в городе Светлогорске Калиниградской области и будет длиться трое суток — с вечера четверга по вечер воскресенья.

Никакого понимания ценности так называемой Игры для меня лично из описания получить не удалось, но накопившийся клубок проблем на работе навёл на мысль, что сменить обстановку на несколько дней не такая уж плохая идея. В общем, в середине мая я и ещё человек 80 незнакомцев въехали в отель «Раушен» на берегу Балтийского моря.

Основной состав «игроков» прибыл из Калининграда, небольшая часть — из Санкт-Петербурга, Москвы и еще нескольких городов. Из известных бизнесменов — например, Сергей Рыжиков, основатель «1С-Битрикс». Несмотря на то что я ехал на мероприятие в компании человека, ранее уже участвовавшего в Играх, заранее толком ничего разузнать не удалось. Все объяснения, что же такое Игра, ограничивались лишь фразами типа «Лучше сам всё узнаешь на месте».

В ИГРЕ НЕЛЬЗЯ ВЫИГРАТЬ ИЛИ ПРОИГРАТЬ. ГЛАВНОЕ — САМ ПРОЦЕСС И ПЕРЕЖИВАНИЕ, РЕФЛЕКСИЯ И ОПЫТ, КОТОРЫЕ ОН ПОРОЖДАЕТ

В восемь часов вечера, сразу после ужина, все приехавшие собрались в конференц-зале, где руководитель Игры, невысокий энергичный мужчина по имени Сергей Альбертович, пару часов завораживающе рассказывал про дизайн-проектирование, формат брендов, капитал торговой марки, «гудвил» и, как ни странно, про Ричарда Кёртиса (сценариста) как ведущего дизайн-проектировщика современности.

После лекции все «игроки» разбились на команды, практически случайным образом присоединяясь к одному из нескольких обозначившихся «капитанов». Я последовал совету моей опытной знакомой и записался в команду Кости — как оказалось впоследствии, наиболее опытного из «игроков». Со мной в команде оказались 10 человек — в основном директора небольших предприятий. Команды разошлись по разным комнатам, где мы примерно час знакомились друг с другом, описывали свои цели конкретно на Игру и вообще по жизни и расспрашивали «капитана» про услышанные на лекции тезисы.

Затем (незадолго до полуночи) все снова собрались в конференц-зале, где нам показали один из фильмов Ричарда Кёртиса и озвучили задачу — подготовить к середине следующего дня от каждой из команд доклад про одно из качеств бренда, используя за основу структуру просмотренного фильма. Команды снова разошлись по комнатам, где началось обсуждение поставленной задачи. Никто задачу толком не понимал, «капитан» не сильно помогал в её понимании. В общем, примерно в четыре часа ночи мы без особого прогресса и понимания происходящего разошлись по номерам, чтобы немного поспать.

Следующие три дня прошли практически без сна как сплошная череда командных дискуссий, групповой рефлексии, просмотра фильмов, лекций и докладов. Кто-то из «игроков» почти сразу потерял смысл происходящего и всю Игру провёл пассивным наблюдателем, старательно избегая любую активность. Кто-то (как я), наоборот, почувствовал прилив энергии и втянулся в процесс, участвуя во всех возможных активностях.

У Игры нет какой-то специальной концовки, финального задания или чего-то такого. Игра просто в отведённое регламентом время заканчивается, и все «игроки» разъезжаются. Точно так же Игра не похожа на привычные нам спортивные, настольные или компьютерные игры, где есть жёсткие правила и ограничения, хотя у Игры есть регламент и есть ведущий. В Игре нельзя выиграть или проиграть. В этом смысле главное в Игре — это сам процесс и переживание, рефлексия и опыт, которые он порождает.

Кто-то обязательно становится «шестЁркой» — молчит, по своей воле не вступает в дискуссии и ни на что не влияет.

Одним из базовых процессов в Игре является подготовка докладов на пленарных выступлениях. Капитан каждой команды задаёт тему, как правило абстрактную, и дальше участвует только как пассивный наблюдатель, лишь изредка напоминая про оставшееся на подготовку время. Как будет выглядеть доклад, с какими тезисами, какой будет по форме — должна определить команда, и здесь начинается самое интересное.

Я много раз наблюдал смешную картину, когда взрослые мужики, руководящие предприятиями, с энтузиазмом бросаются в демагогию, обсуждая, как правильно построить доклад, и критикуя идеи других игроков, но когда приходит время выбрать докладчика, так же активно отказываются брать на себя ответственность за выступление команды.

Общая задача команды — подготовить очередной доклад — хорошо определяет реальные роли отдельных игроков. Кто-то становится неформальным лидером — принимает решения, убеждает других игроков, берёт на себя ответственность. И это далеко не всегда самый большой руководитель в реальной жизни. Кто-то становится «нормировщиком» — делает записи по ходу обсуждений, следит за временем, напоминает об ограничениях и условиях задачи. Кто-то обязательно становится «шестёркой» — в основном молчит, по своей воле не вступает в дискуссии и ни на что не влияет. Капитан команды даёт каждому оценку, какую роль он занимает, почему, хорошо это или плохо и как с этим жить дальше.

Организаторы Игры считают, что умение гибко менять роли в командной работе — важное качество современных управленцев. Игра построена таким образом, чтобы каждый игрок определился с комфортной для себя ролью, а затем смог выйти из зоны комфорта и попробовать себя в других непривычных ролях.

Лично для меня первая Игра (а я в дальнейшем участвовал ещё в трёх подобных Играх) дала сразу несколько ценных понятий, которые мне очень пригодились в дальнейшем.

Нужно чётко разделять формальное и материальное образование. Все те знания, которые мы получаем в школах, университетах, на тренингах, лекциях и мастер-классах, — это материальное образование, то есть набор шаблонов, применение которых должно (по идее) решать заранее известные задачи. Игра — это одна из немногих форм чистого формального образования, которое тренирует интеллект, рефлексивные способности, умение анализировать и принимать решения безотносительно конкретных задач.

 Есть люди значительно умнее меня — не опытнее, не образованнее, а именно умнее — кто может быстрее меня осознавать задачи, структурировать их, придумывать и формулировать варианты решений, доносить их до окружающих, убеждать и направлять их реализацию. Неприятно осознавать этот факт, но и полезно получить наглядный пример для подражания, с которым можно несколько дней активно общаться, формулируя самому себе соответствующие цели. Игра дает возможность пообщаться с более умными людьми, чему-то у них научиться, что-то подсмотреть и перенять, но в основном дает общий ориентир, к чему нужно стремиться.

Существуют большие различия между формой и содержанием деятельности. Эффективная управленческая деятельность не может быть чисто формальным «руководительством», постановкой задач и контролем их выполнения. Для достижения заданной цели в коллективной работе нужно понимать неформальные роли участников процесса, уметь этими ролями управлять, часто и самому приходится менять свою собственную роль в бизнес-процессе. Иногда нужно быть лидером и принимать на себя ответственность, иногда – генератором идей, иногда – «нормировщиком», структурирующим идеи и инициативы других.

Наконец, Игра, если в неё действительно активно играть, а не наблюдать со стороны, очень сильно заряжает энергией и позволяет по-новому взглянуть на то, чем вы занимаетесь и к чему стремитесь.

Через месяц после поездки в Светлогорск я покинул наёмную работу и с головой погрузился в свой бизнес.