Гузель Санжапова решила превратить отцовскую пасеку в уральской деревне Малый Турыш в прибыльный бизнес. Для этого они превращают мёд в крем и добавляют в него ягоды.

 

Ягоды для них собирают местные жители. Деньги на строительство цеха Санжапова нашла с помощью краудфандинга. Но ещё минимум год нужен, чтобы выйти в ноль.

 

СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

Производство крем-мёда с ягодами

ДАТА СТАРТА:

Июнь 2013 года

 

 

бюджет на старт:

300 000 рублей

САЙТ:

Cocco Bello Honey

Гузель САНЖАПОВА

Основатель Cocco Bello Honey

 

Как всё начиналось

Прекрасно помню свой первый бизнес-опыт. У папы были две точки с одеждой на рынке в Екатеринбурге, но денег на полные размерные сетки сразу для двух мест не хватало. Когда покупатели приходили, я носила товар нужного размера от одной точки к другой. Мне было лет шесть. Потом папа открыл маленький магазин одежды. Я в детстве решила, что идти по его стопам не хочу: иметь свой бизнес — значит всё время думать о деньгах и трудиться круглые сутки.

Я отучилась в МГУ на мировой политике и уехала в Калининград работать в информбюро Совета министров северных стран. Через восемь месяцев я вернулась в Москву и устроилась ассистентом заместителя генерального директора SAP. Как-то я пришла на работу в самодельном галстуке-бабочке. Коллеги оценили, и я решила заняться шитьём таких бабочек. Ко мне в качестве партнёра присоединилась моя подруга Наташа, и нам удалось превратить это хобби в полноценный бизнес. Cейчас наши бабочки продаются в десяти магазинах, среди которых «Цветной», Loft Design by... в «Атриуме», шоу-руме «Хохловка Original».

Потом я поняла, что могу взяться и за другие виды бизнеса. Моему папе от дедушки досталась пасека в деревне Малый Турыш Свердловской области — это 200 километров от Екатеринбурга. До этого мёд продавался знакомым, но излишки всегда оставались: всё-таки 75 пчелиных семей — нешуточное дело. Папе было некогда следить за пчёлами, заниматься сбором мёда и его продажей. Чтобы как-то помочь, я заняла денег и купила ему трактор, но это не сильно помогло. Тогда у меня появилось желание сдвинуть дело с мёртвой точки.

 

Продукт

Обычный мёд я не люблю, поэтому предложила отцу попробовать уже известную технологию взбивания. Если медленно взбивать мёд при низкой температуре пять-шесть суток, то его консистенция становится кремовой. Плюс к этому захотелось добавить в медовый продукт что-нибудь вкусное. Такими натуральными наполнителями стали ягоды. Мы тестировали разные вкусы — на этой стадии отпала малина. Она при сушке теряет свои свойства: косточки остаются, а вкуса ягод нет. В результате отбора остановились на землянике, чернике, вишне, клюкве, бруснике и облепихе. Ещё есть лимон и фундук. 

Оборудование для производства, а также фасовочную линию найти было несложно — просто надо понимать иностранные языки, потому как западная промышленность ещё не особо ориентирована на российский рынок. Договориться с производителем о покупке тоже не составило труда. Нам помог папин опыт, а также моя общительность: я звонила в Германию и просила совета. Когда мы закупали оборудование для производства, то останавливались в доме у человека, который держит небольшую фабрику по производству фасовочных машин в Дрездене. У него прямо на мансарде стоят ульи — пчёлы вылетают прямо из-под крыши.

Когда встал вопрос о том, кто займётся сбором ягод, папа недолго думая договорился с местными бабушками. В деревне нет собственных магазинов — до ближайшего нужно идти пешком 3–4 километра. Мы стали платить им за сбор ягод — 200 рублей за литр. В день у каждой выходило по 1 000 рублей. В прошлом году сезон сбора земляники шёл 10–14 дней в конце июня, чернику собирали три недели после земляники, с начала августа шла вишня, а осенью — облепиха, клюква, брусника. Этим летом мы планируем нанять не менее десяти человек, кроме того, уже договорились с семьёй, которая займётся непосредственно приёмом ягод.

Чтобы продавать товар в магазинах, нужно специальное разрешение. Существует ГОСТ на мёд, но так как в наш добавлены ягоды, то это уже медовый продукт — по нему разрабатывались специальные ТУ. Чтобы не тратить время на бюрократическую волокиту, мы обратились со всеми документами в Центр сертификации, где за 30 000 рублей без нашего непосредственного участия провели экспертизу качества продукта, оформили все необходимые бумаги, включая декларацию соответствия. 

 

Cocсo Bello Honey: Как создать производство крем-мёда в глухой уральской деревне. Изображение № 1.

 

Первая партия

В прошлом августе с нашей первой партией мы пошли на маркет фестиваля «Ярмарка Фест» в парке Усадьбы Харитоновых-Расторгуевых в Екатеринбурге. Продали 46 банок и поняли, что мы на верном пути. Я взялась за развитие бизнеса, мой парнёр Наташа — за дизайн продукта, папа — за процесс производства, а моя младшая сестра Лилия стала следить за тем, как идут дела на пасеке.

Ограничиваться одним городом не хотелось — мы решили вывести крем-мёд на московский рынок. На перевозку в Москву по железной дороге уходит около пяти суток — в столице я встречаю уже готовый продукт, расфасованный по баночкам. Часть сразу развожу по покупателям, другую часть коробок укладываю штабелями в кладовке дома.

После продажи первой партии я сказала себе: если с сентября до Нового года продадим 500 баночек, это будет показателем того, что проект нужно развивать дальше. Продали 1200. Чтобы расшириться, мы собрали деньги на Boomstarter и купили дополнительную мешалку, тару для мёда и сушильные шкафы для ягод. До этого ягоды сушились на солнце, но сушилки для ягод гарантируют качество заготовки: температурный режим и влажность контролируются электроникой. К тому же их использование позволяет принять и обработать гораздо большее количество ягод (в прошлом году была проблема — ягоды кисли, и варенье не успевали варить). Как следствие, мы можем привлечь большее количество работников.

 

Каналы продаж

Ярмарки мёда — не наша история. Хочется идти вперёд. Дело не в пафосе: мне сложно донести, скажем, до бабушки-посетительницы ярмарки, почему 250-граммовая баночка стоит у нас 350 рублей, хотя за эти деньги она может купить целый килограмм в соседней точке. Вопрос — в качестве. Я не могу представить себе, что за мёд она покупает за такие деньги.

В Москве нашу продукцию можно найти в шоу-руме «Хохловка Original», либо приобрести через социальные сети без наценки. Я встречаюсь с людьми и передаю им заказ, или они приезжают за продуктом ко мне домой. Летом буду налаживать систему доставки, чтобы больше не заниматься этим самой. В Питере Cocco Bello представлен в кофейнях Double B, в Екатеринбурге, как и в Москве, действует опция самовывоза. Мы стараемся не пропускать крупные маркеты — «Ламбада-маркет», фестивали Seasons, «Усадьба.Jazz» и Sunday Up Market в Екатеринбурге, — там каждый может попробовать крем-мёд на вкус.

 

Аудитория

Изначально я думала, что аудитория будет схожа с той, что покупает наши бабочки, — ориентировалась на молодых людей от 23 до 30 лет. Кто-нибудь помладше не всегда готов отдать за бабочку, пусть и из качественной ткани, 1 000 рублей, а лучше купит её за $3 на eBay. А после 30 лет далеко не каждый рискнёт её надеть.

После того, как мы провели сбор денег для развития проекта на Boomstarter, я начала отправлять нашим спонсорам мёд — в более чем 40 городов. С московскими жертвователями принципиально захотела встретиться лично — мне было интересно, кто те люди, что поддержали проект. Машины в тот момент у меня ещё не было — я развозила мёд на метро. Оказалось, что многие из спонсоров старше 30. Самой взрослой оказалась 72-летняя бабушка! Так что определить возрастную границу наших покупателей очень сложно.

 

Рынок и конкуренты

Российский рынок мёда значительно отстаёт от европейского. Хотелось бы приучить наших людей обращать внимание не только на тот мёд, который разливают при тебе на ярмарке, как в советские времена, а на красиво расфасованный по баночкам готовый продукт.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мне кажется, что сегодня потребитель выбирает те продукты, которые могут зацепить интересной историей

 

 

 

 

 

 

В качестве конкурентов я вижу компании, которые занимаются закупкой мёда у обычных пчеловодов, последующей его обработкой и продажей. Чем больше компаний участвует в производстве продукта, тем меньше я доверяю ему как рядовой потребитель. Содержать пасеку — огромный труд и финансовые вложения, но, когда ты производитель продукта от «А» до «Я», это, на мой взгляд, гарантия качества.

Если говорить о других российских проектах, занимающихся производством медового продукта, могу отметить Peroni honey — компания производит мёд-суфле. Но наши продукты в корне отличаются по вкусу и консистенции.

 

Финансы

На запуск производства ушло 300 000 рублей — мы купили аппарат для взбивания мёда, фасовочную машину, первую партию тары, а также оплачивали труд работникам.

За первый проект на Boomstarter мы собрали 454 000 рублей на дополнительное оборудование. В апреле запустили второй проект — ещё не закончен сбор средств на строительство цеха, но сумма уже набрана. Хотя фактически строительство обойдётся в 1–1,2 млн рублей — деньги ещё нужны на прокладку коммуникаций, оборудование холодильной комнаты, отделочные работы. Недостающие средства планируем покрыть прибылью от первого проекта и личными накоплениями. К слову, строительство у нас идёт вовсю — на днях привезли сэндвич-панели (стены) для цеха и гравий.

Также в мае проект Cocco Bello Honey занял одно из призовых мест на конкурсе Social Impact Award — выигранные 150 000 рублей пойдут на запуск сайта.

За последние семь месяцев оборот компании составил 945 000 рублей. Всю прибыль мы продолжили вкладывать в развитие проекта. В ноль планируем выйти к следующему лету.

 

Планы

Сейчас мы покупаем соседний участок, который до этого пустовал. Очень хотелось бы иметь вишнёвый сад — вишня пригодится в производстве нашего продукта. Также нейтральная территория нужна на случай, если поселится кто-то новый, кому пчёлы будут мешать. На данный момент пасека отвечает нормам, регламентирующим её расположение, но если будем расширяться, то хотелось бы иметь дополнительную землю.

Мы думаем над тем, как сделать проект круглогодичным и чем-то занять работников зимой, когда сбор ягод невозможен. Может быть, решением станет новый продукт — скажем, крем-мёд с имбирём. 

Мне кажется, что сегодня потребитель выбирает те продукты, которые могут зацепить интересной историей. Как только построим цех, расскажем обо всём производственном процессе от и до, и даже начнём принимать у себя туристов. У нас в деревне есть легенда — якобы давным-давно на одном из участков были зарыты два кувшина серебра. Один нашли, а второй до сих пор под землёй. Возможно, мы организуем что-то наподобие квеста по его поиску — пусть люди приезжают, смотрят на производство и интересно проводят время.