Instagram давно перестал быть просто приложением для личных фотографий. Экстравагантные политики используют его для публичных заявлений, звёзды шоу-бизнеса — для общения с фанатами, а предприниматели — для продажи своих товаров и услуг. В Сети 400 миллионов активных пользователей, которые каждый день загружают 3,5 миллиона фото. Россия занимает пятое место по количеству пользователей, а Москва — четвёртое место в рейтинге самых упоминаемых городов. Поэтому социальная сеть становится важным каналом продаж для небольших российских компаний и удобным способом заявить о себе. Но многие до сих пор не понимают, по каким законам она работает.

Этого не понимали и в редакции The Village — и решили проверить всё на себе. В личном блоге нашего редактора Анны Соколовой, в котором она публиковала фото из отпуска, еду и кошек, за несколько лет накопилось всего 160 подписчиков, а посты собирали в лучшем случае пару десятков лайков. В ноябре 2015 года в качестве эксперимента она решила завести новый аккаунт и, посоветовавшись с экспертами и использовав все возможные методы продвижения, узнала, сколько же можно привлечь подписчиков за два месяца, если действительно стараться.

Подготовка

Для начала надо было определиться с темой — найти то, чем я могу заинтересовать пользователей соцсети. Я здраво оцениваю свою внешность и понимаю, что мои селфи у зеркала не вызовут особого ажиотажа. Косметикой я почти не пользуюсь — бьюти-блогер из меня тоже никакой, к тому же это довольно затратное хобби. Готовлю я весьма посредственно и в основном ем то, что приготовит муж, поэтому изображать из себя кулинарного блогера было бы нечестно. Зато уже более десяти лет я занимаюсь йогой, езжу в Индию, хожу на семинары, читаю книги и ежедневно расстилаю коврик для занятий. Я бы уже давно сконцентрировалась на преподавании, если бы не была так привязана к журналистике.

Фитнес и здоровый образ жизни — очень популярные темы в Instagram. Одни пользователи пропагандируют бег, другие — бодибилдинг, третьи — здоровое питание. Статичные асаны йоги вообще как будто созданы для соцсети с фотографиями: новые снимки по тегу #yoga появляются каждую секунду. Здесь есть и свои звёзды: например, преподаватель из Арубы Рейчел Братен (@yoga_girl) собрала почти 2 миллиона подписчиков и проводит семинары по всему миру, а у другой йога-звёзды, Кино Макгрегор (@kinoyoga), — почти миллион фолловеров и тоже нет проблем с работой. И это не говоря уже о сотнях моделей и знаменитостей, которые нет-нет да и встанут в собаку мордой вверх. Вокруг темы много коммерции: в Instagram продают штаны для йоги, коврики для йоги, всякие побрякушки и приспособления вроде йога-гамаков и йога-колёс. Цены меня шокируют: например, за легинсы с психоделическим узором тут просят до 100 долларов. Но покупатели есть — во многом благодаря популярным йога-блогерам, которые позируют в этих штанах.

В общем, я решила делать йога-блог в надежде стать такой же крутой, как Рейчел, но перед этим написала автору книги про Instagram Артёму Сенаторову и попросила оценить идею. «Первое и самое важное — чем ваш аккаунт будет отличаться от уже существующих? Другими словами, почему люди должны будут на вас подписаться? Нужно найти ответ на этот вопрос в первую очередь», — ответил он. И я задумалась. Мне всегда было очень трудно ответить на вопрос, что во мне есть хорошего и почему я лучше миллионов других девушек.

A video posted by Rachel Brathen (@yoga_girl) on

A photo posted by Kino MacGregor (@kinoyoga) on

A photo posted by Rachel Brathen (@yoga_girl) on

Не найдя конкурентного преимущества внутри, я решила искать его снаружи. Тут нужно признаться: последний год я живу в пригороде Рима и работаю удалённо. Я решила, что виды Италии и Рима смогут выделить меня в толпе других йога-блогеров. Так и родился мой аккаунт @yoga_italy. Забегая вперёд, хочу сказать, что название неудачное: оно безлично, русские пользователи считают его иностранным, а иностранцы не понимают, почему русская пишет про йогу в Италии.

Артём Сенаторов одобрил идею и сказал, что мне понадобятся фотограф и дизайнер, а также бюджет на продвижение и товар, который я могла бы продавать. Ничего этого у меня не было, но я не отчаивалась.

Я начала искать орудие труда. У меня был старый телефон Samsung, но сделанные им фото забраковал наш фоторедактор Константин Митрохов: он сказал, что подойдёт смартфон нового поколения с камерой помощнее, но он дороговат. Сошлись на покупке цифровой мыльницы. На местном аналоге «Авито» я нашла новый Canon IXUS всего за 50 евро (дело было в ноябре, поэтому «всего»). Единственным его недостатком был кукольно-розовый цвет, но это придавало происходящему особую иронию. К фотоаппарату я прикупила штатив на гибких ножках за 8 евро и села изучать теорию. На сайте Skillshare можно бесплатно посмотреть несколько видеокурсов по фотографии. Я выбрала один про подготовку фото для Instagram. Главный совет — никаких стандартных фильтров. Они слишком резкие и узнаваемые. Лучше скачать дополнительную программу-фоторедактор, которая поможет увеличить яркость, контраст и резкость снимков. Для обработки и публикации видео нужна ещё одна программа — и для репостов тоже. Я послушно всё это скачала и впоследствии переставляла карту памяти из фотоаппарата в смартфон, открывала снимки в Photo Editor и вытягивала яркость, контраст и резкость, как могла.

Кстати, я бы страдала намного больше, если бы не познакомилась с Владой Орловой, которая разрабатывает сервис Onlypult. Он позволяет загружать фото и видео с компьютера и планировать их публикацию на определённое время. Влада дала потестировать сервис, а заодно посоветовала делать по три-четыре поста в день, чтобы не надоедать, но быть всегда на виду. Данные аналитики говорили о том, что лучше всего выкладывать фото в 8 утра по Москве, когда все собираются на работу, в обед и после 8 вечера. В общем, если бы не функция отложенного постинга, мне бы приходилось вставать в 6 утра по местному времени и в полусне создавать первый пост.

Но прежде чем начать покорять Instagram, мне надо было освоить искусство йогического селфи: муж как раз уехал работать в другой город, и фотографировать меня было некому. Это делается так: ставишь фотоаппарат на штатив (с помощью гибких ножек его можно разместить где угодно), нажимаешь на таймер, а потом у тебя есть десять секунд, чтобы успеть отбежать, принять эффектную позу, втянуть живот и сделать лицо попроще. Своё наиболее приятное выражение лица я нашла опытным путём. Я заметила, что с серьёзным лицом я похожа на обиженного хомячка, а с улыбкой — на весёлого эскимоса с вот такими щеками. Лучше всего я выгляжу с этакой загадочной полуулыбкой, которая как бы говорит: «Я спокойна, счастлива и уже всё поняла».

Первые фототесты я сделала дома и показала их фотореду Косте, который, кстати, преподаёт в Британке. Он сказал, что получилось так себе, и выдал мне главный секрет нормальной композиции: надо, чтобы всё тело было в кадре, и желательно по центру. Этой заповеди я изо всех сил старалась следовать, как могла.

A photo posted by Anna Sokolova (@yoga_italy) on

Я выезжала на фотоохоту в Рим по субботам. Просто ходила по центру, останавливалась в малолюдных красивых местах и начинала что-то изображать. Со стороны я, наверное, выглядела очень смешно, но здесь так много туристов с селфи-палками и городских сумасшедших, что никто не обращал на меня внимания. В Риме есть масса неочевидных точек с панорамами, фонтанами и статуями. В общем, если мои дела пойдут плохо, я начну водить экскурсии «Фотогеничный Рим».

Первые посты

Первые фото я выложила 30 ноября. Мой план был таков: каждый день я публикую два-три поста — фото какой-то позы, рассказ про еду или технику выполнения упражнений и ещё немного видов Италии для красоты. С фотографиями поз я решила участвовать в йога-челлендже, организованном той самой Кино Макгрегор. Это довольно популярное развлечение йога-инстаграмеров: организатор каждый день просит сделать какое-то упражнение со ссылкой на него и специальным хэштегом. В больших челленджах участвуют тысячи людей, которые лайкают и подписываются друг на друга. Я подумала, что это будет неплохим стартом.

Кроме того, я очень надеялась на своих друзей в Facebook. Их у меня около 600, две трети присутствуют в Instagram — и я подписалась на них. «Ну, человек 200 уж точно ответят мне взаимностью», — надеялась я. Ничего подобного: на меня в ответ подписались всего 20 человек. Когда я написала пост в Facebook про свой новый йога-аккаунт, добавились ещё 20 друзей. Думаю, дело в том, что с большинством людей в Facebook я общаюсь по работе — журналистам и пиарщикам нет никакого дела до моего хобби. А вот обратный пример: почти одновременно со мной аккаунт в Instagram завёл мой знакомый преподаватель йоги с несколькими тысячами друзей на Facebook — в Instagram ему сразу ответили взаимностью 200 из 500 друзей. Потом он пару недель копировал свои посты в Facebook, и число его Instagram-подписчиков выросло до 400, хотя он не пользовался никакими хэштегами.

Я же выбрала полтора десятка известных хэштегов (#yogamakesyouawesome, #yogapractice, #yogaphotos, #йогавезде, #йогавидео и прочие) и ставила их под фото. Хэштеги должны помочь найти друзей по интересам — и действительно, мои фотографии стали лайкать люди со всего мира. За пару недель число подписчиков выросло до 80 человек, но дальше расти не хотело. Людей привлекали в основном фото для челленджа — им не было дела ни до здоровой еды, ни до Рима, ни до советов. Со мной никто не разговаривал — типичным комментарием был «Nice pic!», и я понимала, что автор оставляет их всем подряд.

Атака ботов

Своим горем я снова поделилась с Владой Орловой — она посоветовала мне обратиться к сервисам масс-фолловинга: «Все это делают». Возможно, вы замечали, что иногда на вас подписываются какие-то незнакомые пользователи (чаще всего это аккаунты магазинов), а если вы их игнорируете, то через какое-то время они от вас отписываются. Так работают программы массового фолловинга: они выбирают людей по определённому параметру (подписка на тематические блоги, наличие хэштегов или ключевых слов в профиле) и подписываются на них. Через какое-то время можно автоматически отписаться от тех, кто не ответил взаимностью, или вообще от всех подписок.

Так, к примеру, поступил один русскоязычный преподаватель йоги. Его аккаунт автоматически лайкал йога-блогеров, и как-то он залайкал сразу шесть моих фото разного времени — вряд ли йог сам занимался этим в 4 утра. Число его подписок тоже лавинообразно росло: сначала 2 тысячи, потом — больше 7 тысяч. Набрав 4 тысячи подписчиков, преподаватель отписался почти от всех, оставив 400 друзей. И теперь те, кто видит его аккаунт впервые, ни за что не догадаются, что он собрал столько подписчиков не своей харизмой, а автоматической накруткой.

Создатели подобных сервисов оправдывают себя тем, что Instagram почти не даёт возможностей для продвижения. Да, можно ставить хэштеги и геотеги, но кто на них смотрит? В русских хэштегах — и вовсе один спам с предложениями раскрутки (посмотрите на #фитнес или #инстаеда). Один из основателей сервиса Tooligram Александр Соколовский с гордостью заявляет, что все продвигаторы — его работа. «Я и моя команда подготовили более 10 тысяч людей, которые предлагают услуги продвижения в Instagram. В день средний пользователь получает 100–200 подписчиков. Я могу сделать 700–900», — хвалится он и, прежде чем продолжить разговор, предлагает посмотреть обучающий вебинар о том, как работает его сервис.

Из видео я узнаю, что для массовой подписки надо выбрать целевую аудиторию. Это должны быть простые пользователи с несколькими сотнями подписчиков (звёздные блогеры вряд ли вас заметят) и таким же небольшим количеством подписок (на тысячи аккаунтов подписываются такие же продвигаторы). Из списка можно исключить коммерческие аккаунты — для этого надо указать стоп-слова («продажа», «раскрутка», WhatsApp). Конверсия для массовой подписки составляет 10–30 % — это значит, что, увидев ваш аккаунт среди новых подписчиков, до 30 % пользователей ответят взаимностью. На лайки реагирует значительно меньшее число людей — 1–5 %. Столько же — на комментарии (но это самый опасный способ, за спам в комментариях банят чаще всего). Кроме того, массовый фолловинг опасен для новых аккаунтов младше одного месяца — высок риск бана. Александр Соколовский владеет агентством Jets Media, которое для этого случая держит пул давно зарегистрированных инстаграмов: достаточно сменить название под заказчика — и можно запускать программу.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 1.

Instagram всё время закручивает гайки и борется с накруткой пользователей. Соколовский вспоминает, что когда-то его сотрудники накручивали сотни тысяч подписчиков и входили в число топовых инстаграмеров наряду с Джастином Бибером. Теперь соцсеть ввела лимиты на число лайков и подписок в сутки, и они всё время снижаются — работать становится труднее. Пользователи тоже всё менее активно реагируют на новых друзей. Но Соколовский не теряет оптимизма: «У нас прекрасный потенциал, мы работаем с Америкой, выходим на израильский рынок. Если Instagram обрежет возможности, мы имеем другие».

Кстати, я спросила официальных представителей Instagram, как они относятся к подобному бизнесу. «Instagram — это место, где реальные люди делятся реальными моментами своей жизни. И для нас очень важно сохранить эту самобытную атмосферу, чтобы пользователи чувствовали себя комфортно. Поэтому мы постоянно удаляем фейковые аккаунты и боремся со спамом на платформе на ежедневной основе», — ответили мне. В качестве наилучших способов продвижения компания советует посещать инстамиты и постить фото с хэштегами от @Instagram и @InstagramRussia. Например, можно написать под фото #инстаграмнедели — я пробовала, но эффект был примерно никакой.

Месяц подписки на Tooligram стоит 1 300 рублей, но изучив рынок и прочитав отзывы, я остановилась на другом сервисе — One Million Likes. Сервис стоит всего 600 рублей в месяц, даёт возможность бесплатного трёхдневного тестирования и не требует скачивания программы на компьютер. Правда, у него очень низкая скорость: рекомендованный темп — 27 подписок и 50 лайков в час (максимальная скорость — 180 и 180, на свой страх и риск). С такой скоростью я и сама могла бы кликать на аккаунты — преимущество лишь в автоматизации процесса.

Сервисом я начала пользоваться в конце декабря, и ситуация незначительно улучшилась. В первый день ко мне пришли 40 человек. Конверсия подписок в подписчиков держалась на уровне 10 % (я подписывалась на участников челленджей и тех, кто ставит йогические хэштеги). Уже слышу издевательский смех Соколовского, который считает, что меньше 150 подписчиков в день нагоняют лишь глупцы и лентяи. Но я не лентяй, а скорее трус: не хочу подписываться на тысячи аккаунтов — боюсь, что мой блог будет выглядеть как логово спамера. Чтобы этого избежать, я использовала реверсивный метод: ночью подписывалась примерно на 200–300 человек, ждала день, а потом отписывалась от тех, кто не ответил. Так за две недели мне удалось найти порядка 300 подписчиков, и я начала кое-что подозревать.

Где здесь деньги

Я участвовала в челленджах, подписывалась, лайкала, ставила хэштеги и понимала, что до успеха мне — как до Луны пешком. У коммерческой успешности в Instagram есть разные формы. Большинство пользователей автоматических сервисов продвигают не свои личные аккаунты, а сразу десятки тематических пабликов с ворованными из интернета фото и подписями из серии «цитаты великих людей» (их тоже можно сгенерировать автоматически). Собрав около 100 тысяч подписчиков, такие аккаунты начинают заниматься арбитражем трафика: ставят в профиле ссылку на интернет-магазин и получают свой процент. Такой заработок подходит скорее для школьников: в месяц можно получить около 10 тысяч рублей. Они также рекламируют других пользователей Instagram — это стоит 800–2 000 рублей за пост.

Стоимость рекламы у блогера-звезды вроде Ксении Собчак или Ники Белоцерковской зависит от её фантазии. Характерно, что в российском Instagram очень мало людей, ставших популярными исключительно благодаря этому сервису: актриса Ирина Горбачёва с её видеоблогом — один из первых примеров. Среди успешных инстаграмеров мне называли Катю Клэпп или Елену Крыгину, которые пришли сюда с YouTube, а также Тимати, Тину Канделаки и красивых девушек, имена которых трудно вспомнить.

Большие бренды не торопятся размещать рекламу у инстаграмеров, потому что нельзя оценить аудиторию и эффективность кампании, говорит SMM-директор агентства Proximity Russia Михаил Казаков. По его словам, заработку блогеров мешает и распространение сервисов автоматической накрутки: оно в разы увеличило количество спама и резко снизило чувствительность аудитории к взаимной подписке. «Стоит признать, что единственным приемлемым вариантом остаётся только прямое размещение через рекламный кабинет», — сетует он.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 2.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 3.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 4.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 5.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 6.

Как я пыталась стать звездой Instagram. Изображение № 7.

Но всё же инстаграмеры появляются в кампаниях больших брендов. Прошлым летом Nike размещал на стенах города спортивные селфи девушек из Сети. Креативный директор агентства Instinct Николай Фабрика, который занимался кампанией, рассказал, что блогеров находили по хэштегу. Сотрудники агентства видели подходящую фотографию и связывались с автором. «У нас был разработан целый плейбук, огромная блок-схема на любой сценарий разговора, — говорит Фабрика. — В случае согласия мы выкачивали фото из Instagram, увеличивали, добавляли лайны, клеили. Тут же связывались с предварительно найденной и согласившейся подружкой автора, говорили ей место, чтобы она тайно сфотографировала постер и отметила автора». При этом параллельно шёл поиск следующей героини. Так я поняла, что девушки в основном соглашались сотрудничать ради своего фото на стене.

В какой-то момент мне стало казаться, что на блоге в Instagram заработать нельзя. Но тут я случайно разговорилась с Анной Назаровой, которая делает букеты из овощей в Петербурге. У неё 80 % заказов приходят именно из Instagram (@ohorosho), а оборот — чуть меньше миллиона рублей в месяц. «У нас был большой прорыв, когда одна тётенька заказала два букета для сына и невестки, — рассказала Назарова. — И оказалось, что сын — Тимати, а сама мама — инстаблогер с 500 тысячами подписчиков. Она выложила фотки букетов и ссылку на нас дала, а мы и не в курсе были». Потом блогеры сами начали выкладывать фото овощных букетов, чтобы быть похожими на неё. Назарова говорит, что ничего не вкладывает в своё продвижение — выезжает на специфичности товара. Но это не совсем так: в декабре она проводила фотосессию с букетами на одной вечеринке и устраивала благотворительный аукцион шарфов от знаменитостей — все эти события подробно освещались в Instagram. Предпринимательница рекомендовала мне посоветоваться с Арпине Саркисян — бывшей сотрудницей трудовой инспекции, которая живёт на Кипре и ведёт курсы продвижения для инстаблогеров.

A photo posted by Anna Sokolova (@yoga_italy) on

Наводим порядок

Я созвонилась с Арпине — и она сразу начала с критики. «Когда вы создаёте аккаунт, можно ничего не постить, но нужно написать правильный текст в профиле, — говорила она. — Для этого надо объяснить, что тут люди могут найти. У вас непонятно, что будет происходить, могу ли я что-то купить,  и почему-то написано на английском». Я понуро соглашалась: у меня в профиле значилось что-то вроде «Russian enthusiast of Yoga and Italy». Кроме того, она велела мне срочно определиться, что за товар я собираюсь продавать. Я ничего продавать не собиралась и мямлила что-то про эксперимент. Но Арпине настаивала: у меня должна быть цель что-то продать, через три месяца правильного ведения аккаунта я должна начать продажи. Окей, согласилась я, допустим, я хочу продать онлайн-курс по йоге. Тогда надо понять, чем вы отличаетесь от других, говорила Арпине.

Снова этот вопрос. Да ничем, ничем я не отличаюсь! Instagram переполнен йогами разных мастей, которые разнообразно изгибаются на фото. Мы снова решили, что можно продавать мою красивую итальянскую жизнь. Для этого необходимо, чтобы фотографии были итальянскими, а не просто в лесу — оливковая роща не произвела впечатление на Арпине. Пользователи должны в меня влюбиться — а для этого они должны знать, кто я, как я живу, почему мне стоит доверять. Каждый день надо постить по три поста, и чтобы они были продолжением друг друга. Утром — фото йоги, через пять часов — «Утром было тяжело делать йогу, но я себя переборола...», а третье фото — итог: «Утром сделала пост и днём сделала — какая я молодец. А вы себя хвалите?» По словам Арпине, надо давать людям поводы для общения на отвлечённую тему. Ведь главное — не подписчики и лайки, а число комментариев от живых пользователей. Они повышают доверие к блогеру.

В Instagram самой Арпине — сотни комментариев. Есть например, пост, где все обсуждают масс-фолловинг и смеются над ним. По словам предпринимательницы, это низкий способ продвижения. «Когда люди видят, что вы подписаны на 7 тысяч человек и у вас 100 подписчиков, им противно подписываться. Чем меньше подписок, тем круче», — уверена она. При этом можно продолжать ставить автоматические лайки — это не сказывается на репутации блога. В общем, с её подачи я решила отказаться от автоматических подписок.

Сама Арпине ведёт несколько проектов. В её инсташколе учатся 200 человек, обучение «сексуальным продажам» стоит там от 7 до 50 тысяч рублей. Кроме того, Арпине сдаёт и продаёт недвижимость на Кипре и гордится тем, что люди доверяют её блогу больше, чем Airbnb. Новых подписчиков она привлекает за счёт рекламы у других блогеров. Для этого она дарит им подарки с Кипра, бесплатно обучает их в своей школе, а также платит за посты. В месяц на продвижение она тратит 50–80 тысяч рублей — это примерно 20 % от её оборотов.

A photo posted by Anna Sokolova (@yoga_italy) on

A photo posted by Anna Sokolova (@yoga_italy) on

A photo posted by Anna Sokolova (@yoga_italy) on

Я последовала совету Арпине и попыталась придумать более понятное описание в профиле — это бесконечный процесс, и, мне кажется, я так и не достигла идеала. Кроме того, стала делать видео, рассказывать про еду и семью. Я пыталась подтолкнуть людей к общению, но выходило как-то неловко. Подписчики неохотно шли на контакт: я задавала вопрос, мне отвечали десятками лайков, а ответа не было, и в конце концов я удаляла текст, который выглядел глупо.

Один из бесплатных методов продвижения, который рекомендует Арпине, — обратиться к друзьям. Я выбрала из друзей на Facebook тех, у кого больше тысячи подписчиков в Instagram, кто интересуется спортом или путешествиями. Но меня почти все проигнорировали. Пара знакомых обещали меня упомянуть в постах, но ничего не сделали. Издательство с популярным Instagram-аккаунтом попросило разместить их фирменный тег и обещало сделать репост, но ничего не сделало. Я верю, что хороший дружеский расшар может помочь, но для этого нужен настоящий друг с очень популярным блогом — у меня его не оказалось.

Тогда я попробовала разместить рекламу. По совету Арпине нашла в поиске сообщества и блогеров, которые интересуются спортом, путешествиями и правильным питанием и спросила в почте об условиях размещения. При выборе стоит обратить внимание на активность в комментариях: если есть обсуждения, значит, есть живые активные подписчики, которые могут стать вашими. Несколько человек меня проигнорировали. Одна фитнес-блогер, которая ездит по Азии и всюду фотографируется в коротких шортах, сразу же запросила 5 тысяч рублей. Я написала, что проект некоммерческий, у меня на продвижение всего 2 тысячи. Красотка не стала продолжать переписку.

Я также связалась с организатором пабликов про еду и путешествия (мне казалось, что важно охватить и смежные темы). Размещение у обоих стоило 2 тысячи рублей, которые я перевела на указанный счёт. Прислала свои фотографии и описания к ним — и стала ждать. Я надеялась получить несколько сотен подписчиков, но пришло всего 80 человек. Кажется, я выбросила деньги на ветер.

Переворот

В середине января я ужасно устала от всей этой ерунды. Из-за простуд я почти не делала новых фотографий и жила декабрьскими запасами. Листала свою ленту, состоящую сплошь из йога-инстаграмеров, и меня удручало унылое однообразие. Все они корячились в разных позах в надежде на внимание. Из древней и многообразной практики, которую я так люблю, йога в Instagram превратилась в спорт, главная награда в котором — ещё немного лайков. И мне совсем не нравилось участвовать в этом соревновании. Тогда я решила наплевать на всю эту красоту.

«Дорогой, нам надо снять порно», — сказала я мужу. Он всё понял и даже не засмеялся моей шутке. Я решила снять видео пранаямы — эти дыхательные упражнения йоги незаслуженно забыты инстаграмерами. Но их можно понять: фото «я тут присела на шпагат» соберёт куда больше лайков, чем пыхтение и бултыхание животом. Но если вы не собираетесь начать карьеру в цирке, а работаете в офисе, пранаяма будет для вас более полезна, чем шпагат или стойка на руках. Она снимает стресс, бодрит или успокаивает — и даже иногда спасает от простуды. Я занимаюсь ею очень давно, а когда начинаю говорить про пранаяму, становлюсь похожей на продавца пылесосов — меня не остановить. Так я решила начать первый в Instagram пранаяма-челлендж. Это был довольно смелый для меня поступок: мне надо было показать миру свой не самый плоский в мире живот. Я понимала, что участников будет немного (в среднем в таких конкурсах участвует каждый сотый подписчик), но всё равно хотела это сделать: мне нужно было сказать что-то важное.

A video posted by Anna Sokolova (@yoga_italy) on

То видео, которое мы сняли в квартире на фоне стены, показалось мне скучноватым. И я пошла переснимать его в оливковый лес возле дома. Как Леонардо ДиКаприо в фильме «Выживший», я дождалась заката, надела термобельё, чтобы не замёрзнуть, и приступила к съёмкам новых дублей. Периодически мне приходилось хлопать в ладоши, чтобы отогнать кабанов.

В воскресенье накануне челленджа я засела писать тексты — их лучше готовить заранее, не надеясь, что вдохновение настигнет вас в последний момент. Через несколько часов у меня было шесть постов с переводами, которые вместе тянули на 20 тысяч знаков. По сути я написала полноценную программу освоения пранаямы. Каждый день я добавляла новое упражнение, и в итоге получалась последовательность минут на 20. Её можно делать утром перед выходом на работу или вечером, а ещё она подходит для людей с разным уровнем подготовки. Правда, мои коллеги перестали понимать, что я пишу.

Объявление о челлендже я разместила за 900 рублей в одном паблике про йогу, а потом снова напомнила о себе в середине челленджа. Благодаря этому ко мне пришло около 400 подписчиков. Активных участниц, которые каждый день писали отчёты и задавали вопросы, было всего шесть. Но это было самое счастливое время: люди интересовались деталями, которые я упустила, люди рассказывали о своих ощущениях, люди меня благодарили. Вокруг меня были люди, а не боты, автоматически раздающие лайки и комментарии! Я поняла, что конкурентное преимущество — это не статуи и фонтаны, а то, что я знаю и могу рассказать. Нет смысла публиковать просто красивые картинки — Instagram и так ими завален. Надо давать людям новые знания и эмоции.

 

В субботу, через два месяца после создания аккаунта, я набрала свою тысячу подписчиков — потом, правда, отвалился десяток ботов. Неплохой результат для начинающего пользователя — и никакущий для профессионального блогера. За это время я разместила больше 150 постов, получила почти 11 тысяч лайков и более 500 комментариев. Мой йога-аккаунт изменил меня: я спокойнее стала относиться к своим фото и не думаю о том, что плохо вышла (свет в норме, композиция в норме, поза в норме — уже счастье), — в общем, я стала увереннее в себе. Временами мне, правда, кажется, что я могла бы написать книгу или снять видеокурс про йогу для тех, кто работает в офисе. Но на это придётся потратить больше сил и денег. Я пока не решила, готова ли этим заниматься: жизнь популярного инстаграмера очень утомительна.