Откуда доставляют рыбу в российские магазины. Изображение № 1.

Ирина Черемисина

руководитель отдела по работе
с сетями ГК «Русское море»

   

Особенности рынка

В рыбном бизнесе можно выделить четыре основных сегмента: добыча, дистрибуция, переработка и аквакультура. Выловом рыбы занимаются добывающие компании, у которых есть собственный флот.

Крупный трейдер закупает выловленную рыбу (охлаждённую или замороженную) у добывающей компании и берёт на себя обязательства по доставке рыбы до заказчиков — оптовых поставщиков, переработчиков, федеральных торговых сетей. Для этого компания-дистрибьютор должна иметь возможность хранить и перевозить рыбу, поэтому строятся большие склады и досконально продумывается логистика.

Действительно крупных игроков, у которых хватает ресурсов на закупку, хранение и распространение рыбы, на российском рынке не больше пяти.

 

География

От страны вылова рыбы зависят условия её хранения и транспортировки. Сейчас к нам идёт непосредственно из самой России: горбуша, кета, нерка, минтай поступают с Дальнего Востока, а минтай, треска, пикша, зубатка — с Баренцева моря. Греция и Турция — основные поставщики сибаса и дорады. Крупным игроком на российском рыбном рынке является Азия: покупателями очень востребованы тилапия и пангасиус (в народе известный как морской язык).

Откуда доставляют рыбу в российские магазины. Изображение № 2.

После введения санкций за бортом остался норвежский лосось, лидировавший по объёму реализации и уровню потребительского спроса. Норвегия — крупнейший игрок на этом рынке, наш сильнейший партнёр и локомотив поставок красной рыбы. Норвежский лосось составлял 75–80 % от всего ассортимента красной рыбы в России. В скромных по сравнению с Норвегией количествах лосось выращивают в Чили и на Фарерских островах.

 

Особенности поставок

На этапе закупки должны быть оговорены нюансы заморозки: она может быть морская (производится непосредственно на корабле) или береговая. Российские добывающие компании, как правило, делают только береговую заморозку, потому что наш флот не оснащён необходимым оборудованием. Азиатский и норвежский флот — более современный, поэтому у них рыбу, как правило, замораживают, едва она попала на судно. Это может в разы увеличить качество продукта.

В случае поставок из-за рубежа мы выступаем в качестве импортёров, и все таможенные документы оформляются под нашу ответственность. Санкт-Петербург — входная точка для всей ввозимой рыбы, здесь таможня и наши основные склады. Через Петербург центральные регионы получают также и рыбу из Дальнего Востока, которую транспортируют морем в течение двух месяцев. Туда же приходит рыба из Азии. Часть дальневосточной рыбы отправляется по железной дороге в восточные регионы. Российскую рыбу производителя также поставляют через Мурманск и Архангельск.

Торговые сети тщательно проверяют рыбу: могут не принять товар, если он чуть изменил свой товарный вид из-за подтаявшего льда. Обращают внимание даже на чистоту кузова машины и проверяют медицинскую книжку водителя, который обязательно должен быть в одноразовом халате и бахилах. Если что-то не так, представители сети вправе не принять товар и предъявить нам претензию. Для забракованного сетями товара приходится быстро искать другие каналы сбыта, потому что вернуть рыбу обратно добывающей компании мы не можем.

 

Ценообразование

Во-первых, есть цена, установленная добытчиками при отгрузке, во-вторых — цена локальной торговой сети, которую покупатель видит на ценниках в магазине. Между этими начальным и конечным пунктами каждый трейдер и переработчики закладывают свои расходы. Ставки на логистику и хранение зачастую зависят от сезона.

У нас как у дистрибьютора наценка — не более 2 %. У сетей для сырой и охлаждённой продукции наценка составляет от 15 до 20 %, в премиум-сегменте — до 30 %. В прошлом году мы реализовали более 158 тысяч тонн рыбы на сумму порядка 18 миллиардов рублей.

 

После санкций

Цепочка поставки рыбы с введением санкций никак не поменялась. Изменения касаются только направлений, откуда теперь к нам идёт товар. В основном всё упирается в красную рыбу — белую мы и сами в состоянии производить в достаточных количествах. Всё внимание сейчас — на Чили и Фарерские острова. С ними мы сотрудничали и раньше, но объёмы поставок были сильно увеличены. Основной объём закупаемой красной рыбы переместился именно на Фарерские острова. Чили географически дальше, поэтому оттуда мы можем позволить себе поставлять только замороженную продукцию: везти самолётами охлаждённую чилийскую рыбу нет смысла.

После введения санкций цена на конечный продукт увеличилась как минимум в два раза. Повышение обосновано вполне логичными факторами: на островах выращивают меньший объём рыбы и доставка стоит значительно дороже.

Максимальный срок хранения охлаждённой рыбы по ГОСТу составляет 14 суток. Раньше рыбу из Норвегии мы за пять-семь дней доставляли до своих питерских складов. Забой рыбы происходил каждый день, и каждый день с Норвегии на Россию шли фуры. Срок хранения охлаждённой рыбы с Фарерских остров немного больше — 16 дней, потому что территория находится севернее, вода холоднее и рыба дольше сохраняет свои первоначальные качества. Однако доставка оттуда занимает девять дней.

Проблема в том, что сообщение островов с материком происходит посредством парома, но, к сожалению, не каждый день. Пойманная рыба накапливается там в течение нескольких суток. Наша компания работает над решением этой проблемы, потому что сейчас это, откровенно говоря, коллапс. Охлаждённая рыба — это скоропортящийся товар, и в течение многих лет все бизнес-процессы подстраивались под Норвегию. Сейчас всё в экстренном порядке приходится менять и подстраивать под Фареры.

 

Откуда доставляют рыбу в российские магазины. Изображение № 3. 

200 000

ТОНН охлаждённой рыбы
потребляется ежегодно в России

 

Откуда доставляют рыбу в российские магазины. Изображение № 4. 

130 000

ТОНН охлаждённой рыбы в год
импортировалось из Норвегии

Но паники на рынке нет, рыба никуда не исчезнет, хотя весь объём норвежской рыбы мы, конечно, не сможем компенсировать. Сейчас основной вопрос заключается в цене, из-за которой, возможно, многие покупатели пересмотрят свои вкусовые пристрастия.

При этом мы не считаем, что с введением санкций норвежский рынок понесёт колоссальные потери, Россия для Норвегии составляла только 10–15 % от общего экспорта. К тому же многие норвежские компании имеют свои заводы в Чили и на Фарерах.

Но санкции не единственное политическое событие, которое в последнее время повлияло на работу многих участников российского рыбного рынка. Подстраиваться под меняющуюся политическую ситуацию нам пришлось ещё до введения запретов на ввоз иностранных продуктов. Раньше все поставки шли через Украину, сейчас же маршруты изменены, и это также увеличивает сроки доставки. А это означает сокращение срока годности продукции — времени на транспортировку до клиентов у нас остаётся ещё меньше.

 

Аквакультура

Аквакультура в России существовала и в советское время: были рыбхозы, где разводили в основном озёрную и речную рыбу. Сейчас это перспективное и нацеленное на импортозамещение направление. Речь, опять же, в первую очередь идёт об атлантическом лососе, потому что выращиванием форели уже довольно долго занимаются в Карелии.

В 2011 году мы запустили проект по выращиванию и первичной переработке атлантического лосося в акватории Баренцева моря, на специальных аукционах выиграли подходящие участки, привезли из Норвегии оборудование и кормораздаточные баржи. Первый съём 4 тысяч тонн товарной сёмги под брендом «Мурманский лосось» начался в июне этого года и закончится в октябре. В следующем году планируем снять 10 тысяч тонн. К 2018–2020 годам хотим производить 25 тысяч тонн лосося.

Выращивание рыбы — это очень трудоёмкий процесс. Сначала завозятся мальки, опять-таки из Норвегии. Потом их несколько лет кормят, мониторят их состояние, следят за безопасностью: чтобы рыба не поранилась, изготавливаются специальные сети, антитюленевое оборудование отпугивает ультразвуком тюленей, которые часто пытаются съесть мальков. Когда рыба вырастает, происходит её съём. Далее рыбу доставляют на фабрику, где её обрабатывают, потрошат.

Существует глупое предубеждение относительно выращенной рыбы: она, мол, вся обколота антибиотиками, ходят какие-то истории про генетических монстров. Да, малька изначально прививают, чтобы он ничем не заразился сам и в случае чего не заразил остальных. Прививки — это нормально в любом секторе животноводческого бизнеса в целом. Рыбу проверяют различные ветеринарные службы, проводят тесты на содержание тех или иных веществ. Корма — перетёртые рачки, гранулированные водоросли — все сертифицированные, закупленные в Норвегии.

Надо отметить, что практически вся норвежская рыба, которая до недавнего времени поступала к нам, также была выращена, а не выловлена. Незначительный процент дикого лосося поступает на внутренний рынок Норвегии, а на экспорт идёт аквакультура. Норвежцы научились не просто выращивать рыбу, а выращивать товар, который хочется купить.

Преимущество российского лосося перед норвежским — в сроках поставки. Выращенную нами рыбу мы доставляем на склад за три-четыре дня. За этим направлением действительно будущее. Зачем ждать девять дней рыбу с Фарер, когда можно в меньшие сроки получить ничуть не уступающую по качеству рыбу?