The Village начинает неделю предпринимательства. В течение пяти дней мы будем рассказывать о том, какие изменения произошли в жизни бизнесменов за последнее время. Мы составим рейтинг лучших молодых предпринимателей России, объясним, почему решение оставить офис ради собственного дела может быть самым важным в жизни, и расскажем, как живут жёны преуспевающих бизнесменов. Для этого материала мы поговорили с предпринимателями, которые выиграли от введения продовольственных санкций, и выяснили, почему запрет на ввоз некоторых продуктов оказался им на руку.

Рыбная лавка «Хариус Хаус»

Несчастье помогло: Российские предприниматели — о пользе продовольственных санкций. Изображение № 2.

Сергей Захаров

владелец

Несчастье помогло: Российские предприниматели — о пользе продовольственных санкций. Изображение № 3.

В течение двух месяцев после того, как правительство объявило о санкциях, я наблюдал большой — примерно в два раза — рост спроса на нашу рыбу. Соответственно росла и выручка. Наш средний оборот в начале лета равнялся примерно 600 тысячам рублей в месяц, в начале осени он был больше миллиона. Приходили именно новые клиенты, и часть из них постепенно становится постоянными. Цены мы подняли только на муксун, но это никак не связано с санкциями. В этом году Минсельхоз запретил добычу этой рыбы на Ямале, так как популяция сейчас очень мала, нужно, чтобы муксун расплодился. Поэтому возник дефицит, и поставщики подняли цену.

Я должен поблагодарить за рост спроса в первую очередь СМИ. Проблема муссировалась долго и оживлённо, и именно рыбе уделялось очень много внимания. Все телеканалы и газеты писали о том, что рынок потеряет норвежский лосось, и люди начали искать, где купить альтернативу — российскую рыбу. К сожалению, сейчас ажиотаж спал, мы вернулись к показателям мая-июня. Думаю, это связано с ожиданием кризиса, люди сейчас неохотно тратят деньги даже на еду — ждут, как изменится ситуация.

 

Рыбная лавка «Свои люди»

Несчастье помогло: Российские предприниматели — о пользе продовольственных санкций. Изображение № 4.

Филипп Галкин

 владелец

Несчастье помогло: Российские предприниматели — о пользе продовольственных санкций. Изображение № 5.

Практически одновременно с объявлением о вводе санкций у нас открылся первый магазин по франшизе — в городе Челябинск. Нам и нашим партнёрам очень повезло, если в Москве и Санкт-Петербурге импортная рыба осталась, из регионов она просто исчезла, а российскую рыбу туда и не довозили — слишком сложная логистика. Партнёры вложили в открытие магазина 1,2 миллиона рублей и отбили затраты в первый же месяц. Сейчас их точка вышла на уровень продаж, сопоставимый с санкт-петербургскими лавками нашей сети. Недавно мы открыли магазин в Липецке, там дела тоже пошли хорошо, и скоро откроемся в Самаре.

Конечно, заработать на этих санкциях хочется очень многим. Вы знаете поговорку: кому война — кому мать родна. У нас есть возможность работать с поставщиками напрямую, поэтому мы подняли цены всего на 10–25 % в зависимости от позиций, в соответствии с тем, на сколько повысили цены рыбодобывающие предприятия. Но я знаю истории, когда люди прекращали заниматься рыбой — продавать её, готовить из неё — из-за того, что цена у поставщика выросла на 80–100 %. Почему так произошло? Потому что, к сожалению, слишком много перекупщиков было в цепочке и каждый хотел получить своё. Рыбхоз сделал наценку в 15 %, трейдер поставил ещё 10 %, оптовик — ещё 10 %, и так цена выросла как снежный ком. 

Кто по-настоящему счастлив — так это рыбаки. В этом году была очень плохая путина, поймали мало лосося и многим грозило разорение. Благодаря санкциям все сумели получить выручку, на которую рассчитывали, при меньшем объёме вылова. Сёмга исчезла, её место занял дальневосточный лосось, цены на него выросли процентов на 15–20.

 

Лавка «Сырный сомелье»

Несчастье помогло: Российские предприниматели — о пользе продовольственных санкций. Изображение № 6.

Александр Крупецков

владелец

Несчастье помогло: Российские предприниматели — о пользе продовольственных санкций. Изображение № 7.

Я, конечно, от санкций не выиграл, но кое-какие плюсы извлёк. Во-первых, я провожу мастер-классы про сыры и на них стало приходить гораздо больше народа. Во-вторых, со мной очень много общаются журналисты, всё время кто-то звонит и пишет о нашей лавке, это повышает узнаваемость бренда и приводит новых клиентов. Спрос, особенно в первый месяц после ввода санкций, вырос в несколько раз. Ещё из плюсов — я нашёл несколько очень интересных новых сыров, в основном швейцарских. Скоро ко мне приедут интересные сливочные сорта, бри с трюфелями — буду пробовать. У меня были сделаны довольно большие запасы твёрдых сыров, которых сейчас на рынке почти не осталось. Например, пармиджано у меня до сих пор есть, и люди часто приезжают специально за ним и берут что-то ещё. Но, конечно, дефицит ассортимента и постоянный рост закупочных цен из-за роста курса евро — минусы, с которыми сложно бороться.  

 

Фотографии: Иван Ерофеев, Александр Карнюхин, Зарина Кодзаева, Антон Беркасов