В Москве установлено почти 140 тысяч видеокамер. Они снимают прохожих на улицах и людей, входящих в подъезд, двор, школу или детский сад, а также то, что происходит на стройках. Обслуживанием этих камер занимаются выигравшие тендер компании. Они передают изображения в единый центр, откуда доступ к ним могут получить представители разных госорганов. The Village узнал, как работает городская система видеонаблюдения и во сколько бюджету обходится содержание всех этих камер.

Как появились городские видеокамеры

Илья Лисовский

директор департамента дополнительных услуг компании «Ростелеком»:


 Проект городского видеонаблюдения в том виде, в котором он существует сейчас, запустился в 2012 году, когда в правительство Москвы пришла новая IT-команда под руководством Артёма Ермолаева. Тогда у города уже была старая система видеонаблюдения, построенная в середине 2000-х. Но к 2010 году она устарела и морально, и физически: часть оборудования вышла из строя, а его даже не на что было поменять. В 2011 году её решили перевести на сервисную модель, одновременно полностью обновив техническую архитектуру и повысив качество обрабатываемых видеоизображений.

В техническом задании департамент информационных технологий указал три типа видеонаблюдения: подъездное, дворовое и видеонаблюдение в местах массового скопления граждан. Всё начиналось с этого, а позже добавились ещё несколько типов видеонаблюдения: в учебных заведениях (плюс учреждения дошкольного образования), на ярмарках выходного дня и на строящихся объектах.

Сейчас в Москве установлены более 140 тысяч камер видеонаблюдения, из них более 98 тысяч — на подъездах, более 20 тысяч — во дворах, более 2 500 — в местах массового скопления людей. Также камеры установлены в образовательных учреждениях (более 6 тысяч), на объектах торговли и услуг (более 900 камер) и стройках (более 200 камер). Из них «Ростелеком» установил более 51 тысячи камер. 

На видеонаблюдение тратятся деньги из городского бюджета, и каждый месяц это разная сумма, так как оплачивается сам факт получения услуги. Есть и система штрафов, которой облагаются операторы, обслуживающие систему видеонаблюдения: если камера сломалась и её не починили вовремя, то за такой простой город не платит деньги, а вычитает их из счёта оператору. Но ориентировочно видео с подъездной камеры обходится где-то в 900 рублей в месяц, 7–9 тысяч рублей город платит видео с дворовой, и в районе 12 тысяч рублей — за съёмку мест массового скопления людей. 

Где идёт видеосъёмка

Камеры приблизительно равномерно распределены по городу, общая задача была — максимальное ковровое покрытие города, чтобы в любой момент можно было посмотреть, что происходит. Как размещаются камеры? Подъездные камеры располагаются обычно на входной двери рядом с домофоном, чтобы было видно лицо входящего человека. Раньше камеры вешались под козырёк подъезда, и это было наблюдение за капюшонами и бейсболками тех, кто подходит к двери.

В Москве примерно 110 тысяч подъездов, и только 10 % из них остались без видеонаблюдения. Это связано с разными причинами. На первом этапе некоторые жители были против того, чтобы на входную дверь вешали камеру. Камер нет и на домах, готовящихся к сносу, а также возле жилых комплексов уровня бизнес-класса, у которых и так есть своё видеонаблюдение.

Сейчас почти нет подъездов, которые отказываются от подъездной камеры. Видимо, поняли, что ничего страшного в этом нет, да и это, с другой стороны, помощь участковым, потому что, когда они приходят по сообщению о происшествии, сразу интересуются записью с места преступления. Но вообще отказаться можно. Нужно, чтобы против установки камер были две трети жильцов. Если кому-то очень-очень не нравится, что возле дома есть камеры видеонаблюдения, он должен устроить собрание жильцов подъезда, вынести на рассмотрение этот вопрос, принять под протокол решение о демонтаже этой камеры, направить его владельцу камеры (исполнителю госконтракта), и тогда эту камеру уберут. При этом бывает, что люди, видя монтаж камеры, начинают говорить «а я же не давал согласия на установку камеры». Но по нашему законодательству видеосъёмка в общественных местах не требует специального разрешения от человека. А место перед подъездом и лестничная клетка первого этажа — это общественное пространство, поэтому для съёмки разрешения не нужны.

Дворовые камеры и камеры в местах массового скопления (ММС) людей довольно похожи. Только дворовые обычно висят с внутренней стороны двора и смотрят на двор, а камеры ММС висят либо на столбах, либо на стене жилого дома. И те, и другие камеры — поворотные, то есть камерой можно посмотреть от стены до стены дома или опустить её вниз или поднять наверх. Можно настроить это автоматически, а можно через интерфейс: есть кнопки в браузере, которые позволяют крутить камеру. У дворовой камеры десятикратный зум. У той, что работает в местах массового скопления людей, — 30-кратный. Не стоит бояться того, что камеры висят слишком высоко: изображение можно увеличить так, что в дворовой камере будет виден номер машины, дырка в асфальте или незаконно заклеенный объявлениями фасад.  

Куда и какую камеру ставить, «Ростелеком» узнаёт от департамента информационных технологий: он присылает нам и остальным исполнителям госконтракта список объектов. Но решает это не департамент, сотрудники лишь собирают эту информацию от пользователей, то есть функциональных заказчиков. Расположение камер определяет ОАТИ и другие госструктуры, которым видеонаблюдение нужно для работы. Два самых больших госпотребителя видеоизображений — это МВД и комплекс ЖКХ. Если первым интересно, чтобы не было правонарушений, то вторым важно, чтобы в городе всё хорошо работало и, если что-то сломалось, увидеть это и быстро починить.

Например, МВД было инициатором того, чтобы камеры висели у выходов из метро, так как это потенциальные зоны риска. Подъездные камеры — тоже их инициатива. Обычно проезжающей мимо патрульной машине не видно, что происходит внутри двора, а то, что называют «предподъездными» правонарушениями, часто случается в то время, пока человек стоит и набирает код на домофоне: к нему могут подбежать и выхватить сумку, например. Предприятиям ЖКХ важно видеть двор — вывезен ли мусор, в срок ли он вывезен, в нормальном ли состоянии дорожка к детской площадке, работает ли свет во дворе.

> 140 000

камер видеонаблюдения установлены cейчас в Москве

> 98 000

из них — на подъездах

> 20 000

камер — во дворах

> 2 500

— в местах массового скопления людей

Кто всё это смотрит

Все камеры и каналы связи принадлежат исполнителям госконтракта — «Ростелекому», МГТС и «Акадо». Камеры между ними распределены по округам. Компании занимаются установкой, обслуживанием камер, созданием видеокартинки и передачей её в Единый центр хранения данных (ЕЦХД). В него по оптоволоконным сетям стекается около 140 тысяч видеопотоков со всего города. Это закрытый центр обработки данных, я даже не могу сказать, где именно он находится, кроме того что в Москве. В нём установлены серверы и программное обеспечение, которое сохраняет видеоархив и раздаёт это видео конечному потребителю. Всё это уже принадлежит департаменту информационных технологий.

Видеокартинки идут дальше по специальным защищённым шлюзам. Уровень защиты примерно такой же, как и в банках в личных кабинетах — это протокол HTTPS, шифрованный канал передачи данных с последними сертификатами. Камеры присутствуют в изолированном сегменте Cети, то есть напрямую из интернета к ним доступ не получить, только через специальный VPN.

Само формирование картинок со всего города поддерживает несколько сотен человек, а в эксплуатации единого центра хранения данных задействованы несколько десятков человек.

Конечно, безумством будет смотреть все эти потоки и следить за тем, что работает и не работает. Для этого создан специальный механизм, который контролирует получение видеопотоков в автоматическом режиме. Если вдруг видео с какой-то камеры перестало поступать либо изменились технические характеристики видеопотока, то автоматически создаётся заявка в круглосуточную службу мониторинга.

Время починки очень зависит от того, что именно сломалось. Часто камеры страдают от случайного вандализма в виде весенней покраски дверей: красят дверь, а заодно и объектив. Но всё это быстро лечится протиранием растворителем. Бывает, что просто на сети проблемы, оборудование выходит из строя или кабель повреждён при ремонте в подъезде. Подавляющее большинство заявок закрывается меньше чем за сутки, а сетевые проблемы обычно решаются в течение двух часов.

Хуже всего, если камеру украли. К сожалению, мы не можем через пять минут монтировать на место новую камеру, потому что правоохранительные органы не примут у нас заявление о краже. Чтобы мы могли пожаловаться на кражу, нужно показать участковому, что камеры действительно нет. Сейчас, кстати, их воруют уже не так часто. После нескольких уголовных дел люди узнали, что камеры действительно работают и снимают. И если ты пытаешься камеру открутить, то тебя могут посадить.

Из Единого центра хранения данных видео раздаётся во внутреннюю сеть правительства Москвы. Доступом к городской системе видеонаблюдения заведует ДИТ. То есть практически все чиновники, начиная от сотрудников ЖКХ, директоров школ и заканчивая МВД и спецслужбами могут получить доступ к видеокамерам. Для входа они используют свой логин и пароль городской единой системы учёта данных. Но есть ограничения: можно разрешить смотреть видео только с определённых камер — например, только с подъездных или дворовых ЮВАО. Есть и уровни приоритетности пользователей: если в просмотр зашли представители спецслужб и хотят покрутить камеру, установленную на Кутузовском проспекте, то, например, сотрудник ЖКХ на этой территории не может им помешать, даже если его интересует, вывезен ли мусор. На компьютер не нужно ставить специальное программное обеспечение, всё это работает через браузер, на смартфонах и на планшетах.

Если произошёл какой-то инцидент, то любой горожанин может запросить видео с нужной камеры. Для этого нужно позвонить на Горячую линию городской системы видеонаблюдения по телефону +7 (495) 587–00–02, назвать адрес и промежуток времени, в который произошло ЧП. Оператор в режиме реального времени, ориентируясь на точку, которую вы назвали, отметит все камеры, с которых потенциально можно было бы наблюдать, что произошло на этом участке. Он забронирует видео — по умолчанию срок хранения записей составляет пять дней — и выдаст номер заявки. Срок хранения зарезервированной видеозаписи — 30 дней. С этим номером заявки нужно будет обратиться в полицию, чтобы те, в свою очередь, скачали запись и приложили её к делу о происшествии.

Если вы хотите узнать, сколько в среднем проходите камер по пути на работу, то посчитайте количество подъездов и дворов, мимо которых вы идёте, и прибавьте пару камер, которые вас могут поймать на выходе из двора и у метро.


Иллюстрация: Настя Григорьева