Весной этого года в залах Арсенала начали работать арт-медиаторы — представители новой для Нижнего Новгорода профессии, люди с зелеными значками, на которых написано: «Поговори со мной об искусстве». С ними можно пройти по выставке и обсудить ее: не просто выслушать экскурсию, а обменяться впечатлениями и задать друг другу вопросы, возникшие при знакомстве с экспозицией.

The Village поговорил с куратором школы арт-медиации Арсенала Полиной Спорышевой о том, почему арт-медиация появилась в центре современного искусства, сколько в этой работе импровизации и почему важно задавать самому себе вопросы об искусстве.

В чем задача арт-медиаторов

Арт-медиация — это новое понятие для нашей страны, и, мне кажется, в каждом музее сейчас это понятие трактуется по-своему, ведь кураторы и музейные сотрудники ставят задачи арт-медиаторам, исходя из актуальных для них условий: размера музея, количества посетителей, тематики экспозиции.

В Арсенале мы тоже пробуем создать свой вариант арт-медиации. Мы исходим из того, что при посещении выставки для зрителя важны не факты, скажем, биографии художника, которые выветрятся из памяти через час, а эмоциональная встреча с произведением искусства — то, что запомнится надолго. Но для того чтобы пережить эту встречу, нужно быть к ней готовым. И это особенно важно, когда речь идет о работах современных художников.

Если реалистичные произведения мастеров прошлых эпох кажутся понятными, то рядом с картинами, объектами и инсталляциями XX–XXI веков неподготовленные зрители теряются, они просто не знают, как на это смотреть. А ведь порой достаточно задать самому себе несколько простых вопросов такого типа: «Какие чувства во мне вызывает этот цвет?»; «С чем у меня ассоциируется этот предмет?»; «Это радостная или грустная работа?» — и замысел художника становится понятнее.

Поэтому задача арт-медиаторов не просто задавать посетителям наших выставок вопросы, но научить их задавать эти вопросы себе, а не требовать, чтобы кто-то им обязательно ответил, что же имел в виду художник. То есть арт-медиаторы показывают принцип взаимодействия с произведениями искусства, который потом их собеседники смогут использовать самостоятельно в любом музее любого города мира.

Как арт-медиация появилась в Арсенале

Я работаю в научно-просветительском отделе Арсенала, мы разрабатываем и проводим экскурсии для взрослых и детей. Мы озадачены тем, чтобы рассказывать о современном искусстве понятно и интересно, постоянно анализируем опыт проведения групповых экскурсий, обсуждаем реакцию посетителей на наши выставки и видим их потребность в общении — потребность не просто что-то узнавать, но и обсуждать. По средам, когда в Арсенале действует бесплатный вход на все выставки, мы тоже постоянно видим в залах людей, которым явно хочется поговорить о том, что они видят.


Посетители могут не просто познакомиться с выставкой, но и выслушать друг друга, обменяться мнениями, что вряд ли произошло бы, если бы они просто
ходили одновременно по залам Арсенала


Об арт-медиации мы впервые услышали в связи с арт-биеннале «Манифеста-10», которая проходила в Санкт-Петербурге в 2014 году. Специально для этого события была подготовлена команда арт-медиаторов, и мы имели возможность изучить кое-какие методические разработки, которые использовались в подготовке этих ребят. Затем наши коллеги из Екатеринбурга опробовали арт-медиацию на Уральской биеннале современного искусства и рассказали об этом нам, после чего мы стали разрабатывать собственный вариант арт-медиации. Насколько я знаю, сейчас во многих музеях, особенно крупных городов, заинтересовались этой формой работы.

Об отличиях

Наш вариант отличается от опыта коллег, например из Екатеринбурга, тем, что медиаторы Арсенала не работают с большими организованными группами. Для нас важно, что арт-медиатор находится в выставочном зале и может сам подойти к любому посетителю и предложить обсудить то или иное произведение.

Разумеется, собеседников может быть несколько, но не слишком много, иначе вряд ли получится наладить содержательный диалог с каждым участником. Такой формат позволяет более свободно себя чувствовать и медиаторам, и посетителям Арсенала: наш волонтер может начать общаться с семейной парой, и через несколько минут к ним присоединятся две-три девушки, или парень, или пожилая женщина.

Посетители могут не просто познакомиться с выставкой, но и выслушать друг друга, обменяться мнениями, что вряд ли произошло бы, если бы они просто ходили одновременно по залам Арсенала. Я не стану утверждать, что это лучший формат, но для нас это подходящий вариант на сегодня.

О подготовке арт-медиаторов

При обучении арт-медиаторов мы делаем упор на практику. Весь базовый курс длится всего четыре дня, и поэтому, конечно, невозможно включить в него всю историю искусства или даже просто историю искусства XX века. Но мы рассчитываем на то, что будущие арт-медиаторы заинтересованы в том, чтобы узнавать что-то новое, и самостоятельно изучат все материалы, которыми мы их снабжаем, да еще и подскажут друг другу, что почитать или посмотреть.


Мы учим посетителей искать и анализировать информацию о художниках
и их работах, задавать вопросы себе и друг другу, посвящаем в психологические аспекты арт-медиации и обсуждаем возможные проблемные ситуации


Для нас важно прежде всего, чтобы они сами почувствовали, как здорово, когда тебе есть с кем обсудить произведение искусства, как много новых смыслов открывается в работе, которую ты, возможно, даже не заметил бы, изучая выставку в одиночестве.

Мы учим их искать и анализировать информацию о художниках и их работах, задавать вопросы себе и друг другу, посвящаем в психологические аспекты арт-медиации и обсуждаем возможные проблемные ситуации.

Кто идет в арт-медиаторы

В последнем наборе студенты-гуманитарии скорее стали исключением. Мы решили, что профильное образование для нас больше дополнительное, чем основное требование к претендентам на участие в работе школы. По правде говоря, нам было интересно посмотреть, кого привлечет перспектива в свободное время помогать людям знакомиться с современным искусством.

Естественно, откликаются ребята, которые и так участвовали в жизни Арсенала как волонтеры на наших крупных событиях, обращаются постоянные посетители наших выставок, которым хочется более глубокого погружения в тему, и те, кто заинтересован в постоянном сотрудничестве с Арсеналом и даже мечтает когда-нибудь здесь работать.

Но мы сразу даем понять, что такая возможность представится далеко не всем, что арт-медиация в Арсенале — это та же волонтерская работа, только для нее нужны более подготовленные волонтеры. Поэтому довольно неожиданно, но при этом приятно, что в проекте хотят участвовать люди, вполне устроенные в жизни, у которых есть постоянная работа или доход, и они просто хотят быть арт-медиаторами, потому что считают, что это важно и нужно.

Об особенностях работы

Один «сеанс» содержательного и неторопливого обсуждения выставки с посетителем длится не меньше часа, и даже за это время не всегда получается обсудить все произведения. Поэтому я предлагаю каждому арт-медиатору при подготовке своей экскурсии или, как мы его называем, маршрута составить список ключевых произведений, которые наиболее интересны или важны для него самого. Это не значит, что остальные работы он не сможет обсудить, но именно на свой список он будет опираться прежде всего.


Арт-медиация — это всегда импровизация. Однако, когда у нашего волонтера
есть какой-то личный интерес, какая-то ключевая тема — это в любом случае
делает беседу более насыщенной


Следующий по сложности шаг для арт-медиатора — это не просто составить свой список объектов, а попытаться построить беседу вокруг какой-то важной темы. Так было на первой для арт-медиаторов Арсенала выставке «Отоваренная мечта». Волонтеры выбирали разные аспекты истории о нашем общем прошлом, о товарно-денежных отношениях в СССР. Например, для одной девушки было важно обсудить с посетителями ожидание как один из жизненных процессов, поговорить о сбывшемся и несбывшемся. Но арт-медиация — это всегда импровизация, поэтому здесь далеко не всегда получается следовать заданному сценарию. Однако, когда у нашего волонтера есть какой-то личный интерес, какая-то ключевая тема — это в любом случае делает беседу более насыщенной.

Для меня особенно ценным и показательным был такой случай: однажды на выставку пришла группа, а там три поколения одной семьи. Наш волонтер повела их по экспозиции, и в результате возникла ситуация, которой у этих людей по какой-то причине не возникало дома, — они начали рассказывать друг другу о прошлом, вспоминать семейную историю. Это был как раз тот эффект, которого мы стремились достичь.


Фотографии: обложка, 2-3 – Алексей Шевцов, 1 – Илья Большаков