Как продавать образование в интернете: Интервью Елены Масоловой (Eduson) с Дафной Коллер (Coursera). Изображение № 1.

 

 

Елена МАСОЛОВА

Серийный предприниматель (Darberry, AddVenture), совладелец образовательного сервиса Eduson

Елена:

— Недавно вы рассказали о географии пользователей вашего ресурса, и неожиданно Россия оказалась на одном из первых мест. Можете поделиться какой-то статистикой о российских пользователях? На каких странах вы сфокусированы?

Дафна:

— У нас есть студенты из 196 стран, и мы не фокусируемся ни на одной из них. Россия всегда была в первой пятёрке. США — абсолютный лидер по числу студентов, Индия вторая, потом идут Бразилия, Россия, Англия, Канада. У нас около 2,35% российских слушателей. Мы были бы очень заинтересованы в сотрудничестве с ведущими российскими образовательными учреждениями в части размещения контента на нашей платформе.

Елена:

— Сколько людей у вас работает и чем они занимаются: разработка, производство видеороликов, регистрация новых пользователей?

Дафна:

— У нас 40 сотрудников, 23 из них — веб-инженеры, которые поддерживают платформу и занимаются разработкой. Десять человек занимаются поддержкой лекторов (помогают преподавателям курсов с созданием видео, слайдов, тестов). Мы не производим контент сами. У нас есть небольшой отдел развития бизнеса, который разрабатывает модели монетизации и ищет партнёров.

Елена:

— Вы с Эндрю Нг — два основателя компании. Кто из вас занимается стратегией, а кто — оперативным управлением?

Дафна:

— Мы делим эти обязанности поровну.

Елена:

— Какой ваш самый популярный курс? Сколько пользователей на него подписаны? Какие курсы пользуются наибольшей популярностью — предпринимательство, программирование, создание игр?

Дафна:

— 180 000 человек подписались на курс Think Again: How to Reason and Argue от Duke University. 125 000 человек подписались на «Введение в финансы» Мичиганского университета. Мы не научились предсказывать, какой курс станет популярным. Сначала мы думали, что это будут прикладные курсы о развитии карьеры и получении новых профессиональных навыков, но это не так.

Елена:

— Если 100 000 студентов записались на курс, вы не можете обеспечить индивидуальную проверку заданий каждого и вынуждены использовать тесты. Эссе тоже нельзя использовать (если только они не оцениваются другими студентами). Как вы решаете эту проблему?

Дафна:

— Во-первых, компьютерная оценка намного шире. Она включает в себя математические выражения, задачи по программированию, физические модели, построение таблиц в Excel. Конечно, мы хотим задавать открытые вопросы, и написание эссе тоже важно. Мы также ввели перекрёстную оценку работ, когда каждый студент должен оценить работы пяти сокурсников, а потом оценки суммируются. Это тоже часть обучения: вы видите пять направлений мысли и пять способов решения проблемы.

Елена:

— Один из преподавателей Coursera Марк Морли сказал, что около 3% записавшихся студентов доходят до стадии финального экзамена и лишь 1,5% сдают его. Если это типичная ситуация, то вы, очевидно, хотели бы удерживать больше пользователей. Что вы для этого делаете?

Дафна:

— Около 5-8% из всех записавшихся студентов успешно проходят курсы. Но 40-45% из тех, кто сдал свою первую домашнюю работу, сдают выпускной экзамен. Это достаточно высокий процент. Ещё выше (75%) число людей, готовых платить $30-70 за особую подписку Signature Track, которая позволяет в конце получить сертификат. Финальная цифра может быть низкой из-за того, что люди не собирались сдавать экзамены. Мы выяснили, что очень важно создать безрисковую среду, где каждый мог бы начать обучение, не опасаясь провала, и не платить несколько сотен долларов за непонятный курс.

Елена:

— Coursera не ставит своей целью получение прибыли, но вы привлекли $22 млн от венчурных фондов, которые обычно рассчитывают на десятикратный возврат инвестиций. Поделитесь планами монетизации, курсы останутся бесплатными?

Дафна:

— Coursera всегда будет предлагать бесплатные курсы. Мы хотим сделать качественное высшее образование доступным для массовой аудитории. Для упрощения доступа, мы верим, надо снять все ценовые барьеры. Мы разрабатываем несколько стратегий монетизации: плата за сертификат, за доступ работодателей к контактным данным успешных студентов. Некоторые учебные заведения готовы платить за наш контент. В любом случае, мы делимся выручкой с нашими партнёрами из университетов.

Елена:

— Как вы планируете потратить деньги инвесторов? Развитие сайта, маркетинг?

Дафна:

— Мы не тратим деньги на маркетинг, наша популярность растёт органически. Это сарафанное радио: люди делятся контентом, рекомендуют нас друзьям. Мы планируем потратить инвестиции на развитие нашей платформы и операционные расходы. Amazon Web Services присылает большие счета за хостинг видеоканала каждый месяц.

Елена:

— Всё больше проектов в онлайн-обучении привлекают инвестиции, конкуренция будет жёсткой. Что определит лидеров сегмента — качество контента, удобство сервиса, размер маркетингового бюджета, опыт основателей в интернет-бизнесе?

Дафна:

— В конечном счёте всё сведётся к качеству контента. Платформа и технологии тоже важны, но отличные курсы от лучших лекторов — ключ к успеху.

Елена:

— Вы считаете университеты потенциальными конкурентами? Могут они сами выйти в онлайн без партнёров, чтобы продвинуть свой бренд (а не заработать денег)? До сих пор они опасались выходить в онлайн, чтобы не повредить своим существующим доходам от офлайн-обучения?

Дафна:

— Мы определённо считаем университеты партнёрами, а не конкурентами. У них есть потрясающие преподаватели, а мы даём платформу, которая распространяет курсы. Производить контент — не наша компетенция. Мы дополняем друг друга.

Елена:

— Вы верите, что через 10 лет компании вроде McKinsey или Goldman Sachs станут нанимать людей без традиционного диплома, но, скажем, c 50 прослушанными онлайн-курсами?

Дафна:

— Не совсем. Через 10 лет многое изменится, но диплом не потеряет свою ценность. Роль онлайн-обучения будет расти, но оно не заменит традиционное образование.

Елена:

— Сал Хан уже учит миллионы людей в своей KhanAcademy, и он, возможно, самый узнаваемый преподаватель в мире. Почему нам нужны тысячи учителей математики, если один человек может учить всех?

Дафна:

 — Плохо полностью исключать человеческие отношения из процесса обучения. Они ценны. Студентов вдохновляют преподаватели, они выбирают свой путь в жизни, глядя на них. Самый эффективный способ обучения — смесь стандартных онлайн-курсов и уроков местного ментора, который знает каждого студента лично.

Елена:

— Поможет ли онлайн-образование сократить разрыв между разными странами?

Дафна:

— Для развивающихся стран онлайн-сервисы — единственный способ сократить разрыв в образовании и дать студентам навыки, необходимые в XXI веке. Традиционные модели не могут масштабироваться достаточно быстро. К примеру, в Индии надо построить 51 500 новых кампусов. Это нереально. Coursera предлагает альтернативный способ распространения качественного контента среди людей, которым он больше всего необходим. Мы верим, что образование — базовое право человека, а не привилегия.

H&F благодарит проект KnowledgeStream за помощь в организации интервью

Фотография Елены Масоловой — Иван Куринной для Forbes Woman