The Village с помощью экспертов продолжает находить ответы на рабочие вопросы. В преддверии единого дня голосования мы решили узнать, может ли работодатель просить агитировать и что делать, если заставляют голосовать.


Григорий Мельконьянц

сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «Голос»

Кого заставляют голосовать

Заставить голосовать можно как работников бюджетной сферы, так и сотрудников коммерческих организаций. Когда это происходит в бюджетной сфере, то в этом напрямую задействованы различные департаменты и министерства — например, образования, социальной защиты, ЖКХ. Они дают распоряжения (нередко в письменном виде), которые спускаются вниз по структуре. 

Но бывают коммерческие компании, руководители или собственники которых идут на выборы. Они не обязательно связаны с властью, но тоже могут своих сотрудников привлекать для агитации, работы в штабах или голосования. Это выходит за пределы трудового законодательства. В этих случаях будет проще добиваться справедливости, потому что, как правило, это оппоненты действующей власти.

Зачем заставляют брать открепительные

Работника могут попросить взять открепительное удостоверение. Если сотрудник проживает в другом избирательном округе, в другой части города или в регионе, то, голосуя в другом месте, он теряет право проголосовать за губернатора, одномандатников, депутатов законодательного собрания (если такие выборы проводятся) в его округе.

Причина, по которой его просят это сделать, — искажение результатов голосования. Таким образом обеспечивается гарантированная явка сотрудников, потому что, если сотрудник будет голосовать по месту жительства, будет непонятно, придет он или нет, за кого проголосует и так далее. Бывают случаи, когда сотрудников запугивают тем, что открепительное удостоверение имеет номер и можно узнать, за кого человек проголосовал. Психологически на людей это действует.

Это происходит потому, что существует не только партийная конкуренция, но и конкуренция внутри списка в региональных группах за число избирателей. Если в регионе нужно увеличить количество избирателей в абсолютном выражении, которые проголосовали за партийный список, то тем самым можно увеличить количество депутатов от региона. Поэтому, например, людей из Московской области часто вынуждают голосовать в Москве.

Также не исключено, что на каких-то участках, которые будут организованы на предприятиях и где будут голосовать по открепительным, избирателям выдадут бюллетени, которые им не положены (например, за кандидатов по одномандатному округу).

Подобные технологии имеют несколько этапов. Работнику не рассказывают сразу весь алгоритм действий, которые он должен совершить. Например, на первом этапе работника принуждают получить открепительное удостоверение и отчитаться об этом (сообщить номер, сделать ксерокопию или даже отдать открепительное). Так работодатель формирует базу людей. На втором этапе — перед днем голосования — избирателю даются конкретные инструкции.

Зачем повышают явку

Есть определенные противоречия между федеральной и региональной установками. Федеральная власть не заинтересована в скандалах, ей не нужны громкие факты принуждения и фальсификаций, потому что это бросает тень на легитимность выборных органов и подрывает доверие к власти. Поэтому федеральная власть транслирует публичные установки на прозрачность и честность.

У региональных властей другие приоритеты. Существует конкуренция не только между партиями, но и между регионами. Каждый регион заинтересован в том, чтобы получить наибольшее количество депутатов в Госдуме. Местные чиновники могут попробовать повысить явку, используя свой административный ресурс. Они могут задействовать незаконные технологии — давление, подкуп и многое другое. Для региональной власти очень важно, чтобы явка в регионе была максимально большой: это свидетельствует о поддержке действующей власти населением. Низкая явка может быть воспринята центром как плохая работа и низкое доверие к местным властям.

Что еще может сделать работодатель

Работодатели могут объявить 18 сентября рабочим днем. Тогда все сотрудники обязаны прийти на работу и централизованно проголосовать. Очевидно, что рабочий день фиктивный, а основная работа будет заключаться лишь в голосовании. Также людей могут заставлять агитировать своих друзей и знакомых, потребовать, чтобы они обязались привести на выборы какое-то количество людей. Работодатели могут собирать списки членов семей работников, которые будут голосовать. Могут также выдавать сотрудникам листовки или другие агитационные материалы для распространения, что тоже является незаконным. 

За участие или неучастие во всех этих действиях предусмотрены либо поощрения, либо санкции. Безусловно, у работодателя много инструментов, чтобы оказывать давление на работников. Это и обещание премий, например тринадцатая зарплата или отгулы, или, наоборот, дискриминация человека — невыплата премий или даже увольнение.

Сейчас к нам приходят сигналы из разных регионов. Например, Мособлизбирком официально обратился в ЦИК, чтобы привлечь внимание к тому, что Москва высасывает избирателей из Московской области: сотрудников строительной сферы обязывают получать открепительные удостоверения. После того как «Голос» привлек внимание к этой теме, даже мэр Москвы Сергей Собянин выступил против массовой выдачи открепительных удостоверений. Сейчас технология давления на избирателей применяется достаточно широко, примерно в тех же масштабах, что и на выборах в 2011 году, но менее публично.

Как лучше действовать работнику

Конечно, существуют разные технологии того, как можно отчитаться, если заставляют голосовать, но не в ущерб своей свободе. Есть голосование ниткой (недавно в интернете появилась картинка-инструкция о том, как отчитаться перед работодателем и сделать свободный выбор при помощи нитки. — Прим. ред.) или пленкой, когда на пленке рисуется галочка, кладется на квадратик и фотографируется. Наверное, в тех случаях, когда избиратель не может сопротивляться, это лучше, чем голосовать под давлением.

Но при этом если люди не сопротивляются таким технологиям и позволяют себя унижать, то это будет продолжаться и после выборов в обычной жизни. Если власть понимает, что она не честно избралась, то точно также будет относиться к избирателям в дальнейшем. Депутаты будут ответственны не перед гражданами, а перед администрацией, которая обеспечила нужный результат. 

У человека большое количество возможностей сообщить о том, что его заставляют голосовать. Есть электронная форма Рострудинспекции, через которую можно отправить сообщение. Работодателю будет неприятно, если к нему заглянет инспекция, потому что она может параллельно найти массу других нарушений. Уже сейчас на сайте Рострудинспекции есть сигналы о том, что работодатели принуждают сотрудников к участию в выборах.

Есть возможность сообщить в Центральную избирательную комиссию. Председатель ЦИК Элла Памфилова очень внимательно относится к этим сигналам. Одно дело, если об этом пишет один человек, другое — когда сигналы приходят из разных мест. Тогда эту проблему будут решать совсем на другом уровне. Каждый человек считает, что такое происходит только с ним, а с остальными нет, поэтому очень важно, чтобы люди об этом сообщали.

За консультацией можно обратиться в «Голос» на горячую линию по телефону 8–800–333–33–50 или сообщить на карту нарушений. Важно, чтобы поведение сотрудника было грамотным. Необходимо, чтобы он смог максимально задокументировать факты давления. Это может быть аудио- или видеозапись инструктажа, фотография или копия документа, где даются такие указания. И это могут быть свидетельские показания. Если избиратель готов отстаивать свои права, просто информируя инстанции о том, что происходит, он уже делает большое дело.


Полина

Москва (имя изменено)

Личный опыт

Я работаю в полугосударственной компании в газовой отрасли. Меня заставляют голосовать в первый раз, так как я работаю тут недавно. Наш начальник сказал, что от вышестоящего руководства поступило распоряжение взять открепительные, и нам нужно это сделать. По электронной почте скинул информацию, как на сайте ЦИК найти адрес и телефон избирательного участка. Я поехала в рабочее время за 100 километров от МКАД. Когда приехала в избирательную комиссию, то там было много таких, как я. А работницы избирательной комиссии спрашивали: «Вас тоже на работе заставили? А то к нам много таких приезжает». В городах поближе к Москве, куда поехали мои коллеги, в избирательных комиссиях были очереди по 50 человек, и, чтобы ее пройти, надо было отстоять минимум полдня.

На работе полученный открепительный талон отсканировали и куда-то отправили. Пока сказали, что голосовать можно за кого хочешь. Но в то, что им надо всего лишь обеспечить хорошую явку, мы с коллегами не верим. И иногда обсуждаем, что будет дальше. Подозреваем, что скажут нам об этом в последний день, а голосовать поедем на автобусе в область.

За голосование нам обещали отгул. Моя реакция — злость, но терять работу не хочется. Если куда-то пожалуюсь, меня могут уволить, а накажут непосредственного начальника, который только пешка в этой игре.


Дмитрий

Москва (имя изменено)

Меня голосовать заставлять не надо, сам хочу. Я работаю в сфере строительства. И недавно мне поступил звонок на рабочий телефон от неизвестного лица. Женщина уточнила, точно ли это я, и после этого, даже не стесняясь, попросила взять открепительное и занести в отдел кадров. Я сначала опешил, как-то не ожидал. Потом позвонил непосредственному начальнику и отказался. Компания частная, но принадлежит влиятельному единороссу.

Несомненно, теперь опасения есть. Думаю, после выборов даже придется искать новое место работы. До выборов трогать не будут. У нас же принципиальных ненавидят, но и слегка опасаются: мало ли что, и куда сообщу. На самом деле, смешного мало, потому что, насколько я знаю, отказался я один.

У меня маленький ребенок и жена в декрете, поэтому часть людей смотрели на меня как на идиота, а часть задумались. Вот ради того, чтобы люди задумались, проснулись от овощной спячки и поверили, что каждый из нас может что-то изменить, я это и сделал. А грузчики всегда нужны, если что. По поводу обращения куда-то пока в раздумьях: нужно внимательно рассмотреть все правовые аспекты, потому что пока зацепиться не за что, так как телефонный разговор я не записывал.