Алексей Костыря

Основатель геолокационного сервиса Epythia

Идея Epythia родилась из моего увлечения планировщиками и попыток себя организовать. Кажется, на рубеже 2000-х я был единственным в Набережных Челнах человеком, который пользовался Palm. Моя компания производила и устанавливала системы кондиционирования, нужно было курировать много объектов, и поэтому важна была привязка к месту. Поэтому, например, мы хотели, чтобы если человеку понадобился аспирин, Epythia могла подсказать ему нужную аптеку по дороге домой. В 2009 году я бросил заниматься системами кондиционирования и стал учиться в ВШЭ менеджменту электронного бизнеса. Epythia стала моим дипломным проектом. Проект изначально ориентировался на США, потому что должен был зарабатывать на интеграциях с партнёрами — cервисами онлайн-бронирования, например; нужны были поставщики геотаргетированной рекламы. К тому же там уже тогда было много смартфонов.

На раннем этапе
мы допустили несколько стратегических
и тактических ошибок, а в чём-то нам просто не повезло.

 

Получив в ноябре 2010 года первые $50 000 от бизнес-ангела, мы попытались растянуть их на максимально возможное время. Если с серверной частью проблем практически не возникало, то с Android-приложением мы повозились. На деньги, выделенные на разработку, мы не смогли нанять нормального специалиста и уложиться в сроки. Хотя сервис планировался под Android, в команде не было Android-разработчиков. Пытались найти кофаундера среди Android-гуру — не нашли. Был начинающий программист, который учился на своих ошибках, — то, что он написал, пришлось переделывать. Получив грант от Microsoft, $80 000, мы решили, что можем позволить себе опытного Android-разработчика, и нашли сразу трёх программистов-удалёнщиков с опытом. Начали работать, но они постепенно сдулись. Один, на которого сделали ставку, терялся на несколько дней и в итоге совсем исчез. Уже под занавес мы решили эту проблему, но тут опять кончились деньги. Ну, это скорее неудачи, чем ошибки. Из ошибок — нам не удалось своевременно определиться с минимальным функционалом, слишком много сил было вложено в дизайн.

 

 

Алексей Костыря (Epythia): Как загнулся громкий стартап. Изображение № 1.

 

Конечно, мы смотрели, что делают другие. На момент нашего старта из подобных проектов существовал только Siri, потом появился ещё более похожий на нас Google Now. На него потратили десятки миллионов долларов, а мы планировали собрать $300 000, чтобы создать базовый сервис с базовыми функциями, и в итоге нашли чуть меньше половины, $130 000. В начале 2012 года мы должны были получить оставшиеся деньги от одного российского фонда, но в итоге на финальной стадии один из двух партнёров сделку не одобрил. Сразу стало ясно, что я очень зря не искал запасные варианты, сконцентрировавшись на работе над продуктом.

Видимо, с точки зрения венчурного инвестирования это был рисковый проект. По расчётам, наши способы монетизации заработали бы при числе пользователей от 1 млн. Без этого мы не генерировали бы достаточного количества выручки, чтобы получать доход, позволяющий оставаться на плаву. Без доработанного проекта мы не могли набрать пользователей и показать какой-то traction — а именно он очень интересует инвесторов. Налицо проблема курицы и яйца: без одного нет другого.

 

 

   

Когда я съездил в Америку и пообщался, наверное, с сотней инвесторов, я понял, что их вообще не интересуют интересные идеи. Они их слышат по 10 штук в день. Их интересует понятная монетизация и traction, которого у нас не было. Думаю, поэтому нам не удалось привлечь деньги в США, тем более что там у них под боком масса значительно более понятных компаний.

Также проект был завязан на интеграцию с десятками компаний — собственно, деньги нужны были в основном для построения этих интеграций.

 

 

Алексей Костыря (Epythia): Как загнулся громкий стартап. Изображение № 5.

 

 

Я не сталкивался с негативным отношением из-за того, что идея Epythia не реализована и мы проели $130 000 инвестиционных денег. Думаю, в определённом смысле для инвесторов мы лучше, чем 20-летние студенты, так как уже набили шишки и получили колоссальное количество связей по всему миру, которые иногда помогают. На базе Epythia и силами её команды мы теперь делаем более нишевый и при этом локальный проект Deliverator — сервис по управлению курьерами для курьерских компаний и интернет-магазинов. Чтобы его реализовать, мы уже привлекли 6 млн рублей от фонда Бортника и сейчас ведём переговоры о привлечении ещё $300 000 от одного венчурного фонда. Пока не договорились, но думаю, что договоримся, потому что с монетизацией в Deliverator всё гораздо яснее, чем с Epythia, уже идёт тестирование, есть первые клиенты. Запустимся в марте и начнём зарабатывать к концу года. Причём запустимся, даже если не найдём денег, — просто будем развиваться медленнее.

 

 

 

Фотографии: Антон Беркасов