Владислав Солодкий («Лайф.Среда»): Что даёт инвестору провал стартапа. Изображение № 1.

 

 

Владислав СОЛОДКИЙ

Директор фонда «Лайф.Среда»

Краудинвестинговая площадка SmartMarket.net (зарубежные аналоги — SecondMarket, SharesPost, а также AngelList, который работает на движке первых двух) прерывает свою деятельность, чтобы проанализировать результаты пилотного запуска, изменить модель работы и сделать startup pivot.

SmartMarket начал работать как краудфандинговая площадка в сентябре 2012 года — пытался собирать деньги на запуск творческих проектов, в частности, фильма Ивана Охлобыстина и Вадима Демчога «Оператор реальности». Осенью команда решила сконцентрироваться на технологии краудинвестинга — привлечения инвестиций в непубличные компании, в том числе во вновь создаваемые бизнесы. В апреле 2013 года на площадке было размещено порядка 10 IT-проектов. Средний бюджет составлял около 2 млн рублей. Всего на площадке было собрано заявок интереса на сумму 7 млн рублей, но реально было перечислено только 450 000 рублей. Если проекты не набирали требуемую сумму до определённого срока, деньги возвращались инвесторам.

Мы, венчурный фонд «Лайф.Среда», выступили инвестором посевной стадии проекта. Мы выполнили свои обязательства и больше вкладываться в SmartMarket.net не будем. Наработки проекта формализованы и закреплены, возможно, будут использованы для нового проекта. Российский венчурный рынок только формируется, и для него полезен любой опыт, в том числе не самый удачный. Попробую сформулировать, что было не так со SmartMarket.net.

 

Нужно рисковать

Кто хочет инвестировать в стартапы на ранней стадии и иметь только положительный результат — явно неисправимый мечтатель. Создатель «Главстарта» Аркадий Морейнис сказал мне недавно: «Только когда я потерял первый миллион долларов, я начал хотя бы что-то понимать в рынке». Думать о том, что фонд должен сообщать только хорошие новости или скрывать свои неудачные инвестиции — ханжество. Это всё равно что делать минет на Красной площади и стыдливо прикрывать рот ладошкой.

Думать о том, что фонд должен сообщать только хорошие новости — всё равно что делать минет на Красной площади, стыдливо прикрывая рот ладошкой

 

SmartMarket.net был нашей первой инвестицией. Мы по-прежнему верим в идею краудинвестинга, или, как его называют в США, equity crowdfunding, но сейчас понимаем, что переоценили готовность российского рынка. Это показала реакция многих недостаточно информированных интернет-пользователей, сравнивавших проект с МММ и финансовой пирамидой.

Но надо отметить, что мы готовы к тому, что отдельные проекты будут неудачными, хотя в каждый по отдельности верим, иначе бы не стали в него инвестировать. У нас в модели заложена требуемая доходность при срабатывании всего двух проектов из десяти (если соблюдены параметры бизнес-плана).

 

Маркетологи важны

Команда проекта, в которую мы инвестировали, состояла из инженеров и программистов с брокерским бэкграундом. Они потратили огромное количество времени на IT-интеграцию и несколько сотен часов юридических консультаций на разработку правовой схемы инвестирования, но по факту даже не весь функционал был выведен в публичное использование.

Мы ещё раз для себя подтвердили гипотезу, что клиентам нужна не только технология, но и маркетинг: красивая и понятная упаковка, отвечающая на вопросы, какие проблемы клиентов решает продукт и почему они должны выбрать его.

Проект же сконцентрировался на технологии. Но сама по себе она клиенту не нужна, поэтому задача современных стартапов — быть простыми и понятными, упрощать жизнь людей.

 

Инвестировать надо в предпринимателей,
а не в менеджеров

Проект коснулась беда, типичная для большинства команд в российском венчурном бизнесе, — недостаток предпринимательской культуры. Люди вели себя как наёмные менеджеры. Мы обязались инвестировать средства — команда обязалась выполнить определённый бизнес-план. Когда он стал не выполняться, то вместо того чтобы предложить альтернативу, команда попросила финансировать их «до тех пор, пока не взлетит».

Сейчас все хотят быть стартаперами и никто не хочет быть предпринимателем. Все хотят получить миллион долларов и не отвечать перед инвесторами за выручку и прибыль. При этом они не понимают, что венчур — это бизнес с клиентами и денежными потоками, а у фаундеров должна быть ответственность за бизнес-план, а не просто «авось взлетит».

у команды должны быть яйца, она должна бороться
до конца и сама искать выход из любых проблем

 

Мы всегда очень конструктивно подходим к ошибкам и срыву сроков в бизнес-планах. Но у команды должны быть яйца, она должна бороться до конца и сама искать выход из любых проблем. А если она просто приходит к тебе и говорит, что что-то пошло не так и никакого видения, как решать проблемы и развиваться дальше, у неё нет, то это подход наёмных менеджеров или появившегося сейчас пласта «профессиональных стартаперов», которые живут только за счёт инвестиций, а не своего бизнеса.

 

Проблемы могут приносить новые идеи

Сейчас проект SmartMarket в замороженном состоянии: у него есть отработанная технология дистанционного инвестирования. Это тоже актив, мы отдадим его новой команде или похожему проекту. 

Неделю назад я встречался со Свеном Вебером — основателем второй по оборотам площадки по торговле акциями непубличных компаний в США SharesPost. Мы обсуждали наш опыт инвестирования в SmartMarket, и он предложил сделать совместный сервис, который бы с помощью технологии SmartMarket помогал торговать акциями и привлекать инвестиционные кредиты внутри России. Благодаря этому можно было бы делать листинг компаний сразу и в России, и в США на SharesPost-NASDAQ. По-моему, это очень крутая перспектива для российского рынка.

Если бы со SmartMarket не начались проблемы, мы бы никогда не начали искать альтернативу, не встретились и не натолкнулись на такую идею.

 

Лучше вкладываться в зарубежные стартапы

Так я сделал ещё один вывод: дешевле и безопаснее вкладываться в зарубежные проекты. Мы только что вернулись из США, где встречались с большим количеством создателей зрелых стартапов и проектов посевной стадии. Эффективность компании закладывается там ещё на самой ранней стадии. Средний стартапер в США — это человек за 30, проработавший в нескольких крупных корпорациях уровня Google.

Рынок для краудинвестинга в России точно есть —
просто нужно не сдаваться при первых трудностях

 

Он хочет построить свою компанию, чтобы не сидеть весь день в офисе, но понимает важность и ценность корпоративной культуры, ответственности и разумной бюрократии. Такие люди понимают, как важно эффективно тратить деньги. Например, в SmartMarket работало столько же людей, сколько в SharesPost с оборотом более $1 млрд.

Что касается SmartMarket, то мы ждём предпринимателей, которые готовы подхватить разработанную технологию и контакты с зарубежными игроками, чтобы развивать проект дальше. Рынок для краудинвестинга в России точно есть — просто нужно не сдаваться при первых трудностях, а работать-работать-работать.

 

 

Владислав Солодкий («Лайф.Среда»): Что даёт инвестору провал стартапа. Изображение № 2.

 

 

Владислав Солодкий, 29 лет, окончил СПбГУ и Стокгольмскую школу экономики. С 2011 года — вице-президент по рекламе и маркетингу финансовой группы «Лайф», год назад возглавил венчурный фонд «Лайф.Среда», который инвестирует в высокотехнологичные финансовые стартапы. На сегодняшний день фонд вложился в шесть проектов, среди которых — Instabank, My-Apps, LifePAD и другие.