Дарья Мутовкина (Stoneheads): Как я шила свитшоты в России и едва не сошла с ума. Изображение № 1.

 

Дарья МУТОВКИНА

Соосновательница Stoneheads

Я стою у стойки и мутным взглядом сверлю разложенные передо мной свитшоты. На одном принт нанесён спереди — вместо спины. Остальные печатались явно с экономией тонера.

— Ну да, мне жаль. Я забыл про спину. Приносите другой свитер, я на нём бесплатно напечатаю.

— Другого нет. В этом размере был только один, — спокойно отвечаю я, не отрывая взгляда от забракованной стопки свитшотов.

За последние четыре месяца я научилась реагировать на контрагентов без раздражения, и в этом мне помогло принятие истины: полагаться на людей — это страдание. Гораздо приятней иногда радоваться нежданным исключениям, чем постоянно испытывать разочарование.

Очередную коллекцию Stoneheads мы с партнёром задумали ещё в апреле. Решили сделать часть вещей с полной запечаткой ткани, а на часть нанести обычные принты формата А3. В итоге новую коллекцию летних свитшотов мы выпустили в конце сентября.

Первые трудности нас ждали на фабрике, которая занималась запечаткой ткани в рулонах. Во-первых, вместо обещанной недели заказ был выполнен через полтора месяца. К этому мы были готовы. Но чего мы не ожидали, так это того, что нам распечатают неправильный макет, переведут на него всю предоставленную нами ткань, а после откажутся брать на себя ответственность за ошибку.

Когда мы стали распечатывать полученную коллекцию, обнаружилось, что все свитшоты — одной длины. На парнях
они еле прикрывали живот

 

Дипломатия спасла от пата. Мы договорились напечатать тираж заново, правда, за новый рулон ткани пришлось доплатить нам. Позже я узнала от новой знакомой, что ещё легко отделалась от маниакального клана «роскошно-изумительных» печатников.

Затем нас подвела швейная фабрика, с которой до того был лишь положительный опыт сотрудничества. Полтора месяца мы согласовывали лекала. После пяти попыток наладить взаимопонимание с конструктором наконец получили приемлемый образец и дали отмашку на отшив целой партии.

Но трагикомедию абсурда было уже не остановить. Когда мы, довольные, стали распечатывать полученную коллекцию, обнаружилось, что все свитшоты — от 40-го до 50-го размера — сшиты одной длины на самый маленький рост. На парнях они еле прикрывали живот. При этом те же мужские размеры оказались по обхвату шире на 15 см по сравнению с лекалами.

Тогда я прокричала последнее надрывное «Why?!» в равнодушное небо и перестала агонизировать. Будь что будет.

Запланированную фотосессию отменили. Мы перешивали часть партии, для чего вновь отшили несколько образцов. Лекала в готовом виде мы так и не получили, а это значит, что следующая партия подвергнется тому же мрачному ритуалу.

В конце концов я оказалась возле стойки в типографии, где мне должны были печатать принты формата А3, — завершающий круг ада. Мне предстояло узнать, что из-за экономии тонера на пробной печати мы проглядели недочёт в макете одного из принтов, который вылился в полностью запоротую модель.

О чем говорит вот это всё?

Что авторитарный контроль должен стать тоталитарным, но в любом случае страховки от человеческого фактора нет. Мы не в силах повлиять на людей, не присутствуя в корпоративной инфраструктуре предприятия-подрядчика. Как тогда быть? Брать весь производственный цикл на себя? Но не с каждым продуктом это легко сделать. Да и порог входа в такой бизнес станет запредельным для рядового предпринимателя.

Чем больше вокруг недобросовестных исполнителей, тем больше соблазн дать послабление себе

 

Получается, малым бизнесам, которые пытаются производить новый продукт, а не перепродавать гуанчжоуский легпром, остаётся всё-таки влезать в производство. Ставить обязательным условием своё присутствие в цехе. Всегда закладывать процент на брак и время на срыв сроков. Давать образцы каждого вида товара, каждой расцветки, каждого размера. Всё щупать самому, всё мерить своей сантиметровой линейкой, всё пробовать на свой вкус.

Словом, постоянно культивировать в себе продуктивную паранойю, о которой так красиво писал в «Великих по собственному выбору» Джим Коллинз (поди, иголки в руках не держал).

Но главное другое: каждый день добиваться совершенства и клиентоориентированности — именно в своей работе. Все наши ненадёжные партнёры — такие же предприниматели, как и мы. Возможно, у них тоже есть подрядчики, которые их случайно или системно подводят.

Чем больше вокруг недобросовестных исполнителей, тем больше соблазн дать послабление себе.

Я не люблю разговоры про ментальность и не понимаю, с каких пор принято сомневаться в трудолюбии и усердии жителей России: мол, ничего хорошего не производят, и ракеты падают, и машины «Калины», потому что такой у нас народ.

Это чушь. В силах каждого человека — противостоять обстоятельствам, среде, проявлять честолюбие и работать как следует. А иначе убейтесь об стену — ну то есть идите работать в офис вместо работы на себя.