Мария СЁМУШКИНА

Президент фестиваля «Усадьба Jazz»,
создатель агентства ArtMania

Фестиваль впервые был проведён десять лет назад. Тогда уже появилось много интересных новых музыкантов и идея open air витала в воздухе. Я работала с киностудиями, искала для них спонсоров, готовых размещать в фильмах продакт плейсмент. Однажды я пришла на встречу с компанией Japan Tobacco, предлагала размещение в режиссёрском дебюте Ренаты Литвиновой «Богиня: Как я полюбила», но табачным компаниям уже было запрещено рекламироваться в кино законом о рекламе. Я рассказала о другой своей работе с компанией Greenway Music, мы привозили в Россию иностранных артистов. Меня спросили: «А вы можете заняться джазом? Мы хотели бы перепозиционировать наш бренд „Русский стиль“ и связать его с джазом». Так появилась идея сделать музыкальный фестиваль в русской усадьбе.

Я делала такое мероприятие в первый раз: мне не было понятно, как составлять смету, сколько стоят артисты, и не было людей, с которыми можно посоветоваться, — тогда из фестивалей под открытым небом в России было разве что «Нашествие». Про джаз я тоже знала немного, разбираться помогали друзья и знакомые. Первый фестиваль стоил приблизительно $200 000. Доход был очень маленький, 90% расходов покрывал генеральный спонсор. Продавать билеты мы тогда тоже не умели и не ожидали, что столкнёмся с огромным количеством халявщиков. На первом фестивале около 5 000 человек перелезло через забор или просочилось мимо охранников, которых не хватало.

Мария Сёмушкина («Усадьба Jazz»): Зачем музыкальному фестивалю создавать зонтичный бренд. Изображение № 1.

С тех пор наш бюджет вырос более чем в шесть раз. Треть этой суммы уходит на гонорар артистам, треть — на обеспечение технической части. Остальное расходится по мелочам — полиграфия, реклама и т.п. Пока самая доходная часть — продажа билетов, к сожалению. Это делает фестиваль очень зависимым. В прошлом году нам не повезло с погодой: пошёл дождь, и мы потеряли 10 000 зрителей, ушли в минус и целый год отдавали долги. В этом году мы надеемся, что ситуация изменится и большая часть доходов будет получена от спонсоров, но найти таких спонсоров, повторюсь, сложно даже нам — фестивалю с именем. Поэтому, если кто-то намерен устраивать оупен-эйры, рассчитывать стоит только на выручку от продажи билетов.

Агентство ArtMania возникло вскоре после того, как мы провели первый фестиваль. Ко мне обращались многие промоутеры, которые искали спонсоров или пиарщиков. Я поняла, что cуществует свободная ниша. Мы занимались очень разными фестивалями, не только музыкальными. У нас были танцевальные фестивали. Не всегда всё получалось. Например, фестиваль «Танцуют все» проходил в «Лужниках» под проливным дождём, пришло очень мало народу, и сделать его ежегодным не вышло — спонсоров не нашлось.

Мы делали концерты для многих русских музыкантов и проводили межкультурные, межгосударственные проекты (Фестиваль России в Корее и т.д.), делали много корпоративов, шоу с иностранными музыкантами, и всё это шло параллельно с развитием «Усадьбы». Теперь мы сконцентрировались именно на нашем фестивале и это помогает лучше развиваться.

я хочу быть как китаец. они мыслят десятилетиями, а мы живём с ощущением, как будто всё рухнет и наступит революция, и думаем только на 1–2 года вперёд

 

Я не сразу поняла, что нужно плясать именно от «Усадьбы Jazz», потому что наша аудитория знает и любит этот бренд, под него мы можем зазывать людей. Они могут не знать артиста, но пойдут из-за рекомендации их любимого фестиваля. Это распространённая практика в Европе — когда фестивали в течение года организуют разные вечеринки, концерты. Джазовый фестиваль в Монтрё стал брендом мирового масштаба благодаря такой политике. Наша аудитория конкретная, узкая, мы говорим с ней на одном языке, она нам доверяет. 

Чего я хочу, так это быть как китаец. Наш менталитет очень сильно отличается от китайского. Мы мыслим на перспективу года-двух и живём с ощущением, как будто что-то рухнет, наступит революция, украдут наши деньги в банках. Китайцы же мыслят десятилетиями. Первые десять лет наш фестиваль уже прожил, задача на будущее — двигаться в регионы и развивать бренд «Усадьбы» в новых направлениях. В этом году фестивали пройдут в Москве (14-15 июня), Воронеже (28 июня), Екатеринбурге (5 июля), Санкт-Петербурге (19 июля). В провинции сделать фестиваль в 2-3 раза дешевле, чем в Москве. Мы запустили проект «Усадьба Jazz Club», у нас идут переговоры с Домом музыки и другими площадками о совместных концертах и развиваем проект «Стритджаз» — концерты уличных музыкантов.

Для тех, кто хочет устроить хороший оупен-эйр, дам совет: нужно сразу ориентироваться на продажу этого мероприятия какой-нибудь компании, сразу продумать, чем он будет отличаться от других похожих мероприятий, возможно, ориентироваться на западные аналоги и обязательно найти фишку, которую раньше никто не использовал. Самое важное — уникальность и ориентированность. 

Интервью: Анастасия Швецова

Фотографии: usadba-jazz.ru, на обложке из личного архива Марии Сёмушкиной