Российские власти подготовили план по деофшоризации экономики. Он условно делится на два этапа. Первый этап завершится до июня этого года, к этому моменту должен быть решён вопрос о национальном реестре бенефициарных собственников компаний и о режиме доступа к нему госорганов. Возможно, тогда же всех российских налоговых резидентов обяжут полностью указывать в налоговых декларациях свои иностранные аффилированные организации. 

Второй этап завершится к декабрю 2014 года. Тогда должна быть сформирована концепция по противодействию отмыванию доходов до 2020 года и решён вопрос иностранных организаций, работающих в России. Их могут обязать раскрывать структуру собственности и владельцев по российским стандартам. 

Параллельно с этим Министерство финансов обнародовало законопроект о прибыли контролируемых иностранных компаний. Согласно документу, граждане или компании, владеющие хотя бы 1% капитала иностранной фирмы в низконалоговой юрисдикции, должны сообщать об этом в налоговые органы. Если речь идёт о более чем 10-процентной доле и наличии у такой компании нераспределённой прибыли, налоги с неё необходимо будет платить в России. 

При этом власти обсуждают налоговую амнистию для капиталов, возвращённых на родину. 

Hopes & Fears расспросил эксперта по налоговому законодательству Вадима Зарипова о том, чего бизнесу ждать в итоге и как к этому готовиться. 

Деофшоризация: Кому угрожает новая налоговая политика Минфина. Изображение № 1.

 

Вадим ЗАРИПОВ

Руководитель аналитической службы юридической компании «Пепеляев Групп»

Чем грозят новые правила?

Планируемые государством меры не дадут серьёзной прибавки в бюджет, но заставят некоторых пересмотреть способы владения активами, а вероятно, и место жительства (если в качестве критерия резидентства для физических лиц сохранится количество дней пребывания на территории страны, а не центр жизненных интересов). На фоне возможных экономических санкций по отношению к России такие меры могут привести к уходу части компаний ещё глубже в офшоры.

Наиболее ощутимым для бизнеса может стать внедрение правил определения налогового резидентства организаций и налогообложения контролируемых иностранных компаний — законопроект на эту тему подготовил и опубликовал на своём сайте Минфин.

В условиях разгула коррупции новые нормы приведут лишь к избирательному применению и давлению на неугодных

 

Вряд ли малый бизнес попадёт в поле зрения налоговых и других государственных органов. Для получения доказательств необходимо будет приложить большие усилия, то есть провести целое расследование.

Нет сомнений, что меры будут приняты, вопрос лишь в том, какими они будут в итоге и когда начнут реализовываться. Хотя сроки жёсткие, я сомневаюсь, что Государственная Дума до конца весенней сессии успеет рассмотреть и принять все необходимые законопроекты.

 

Что делать?

Пока идёт лишь обсуждение, вряд ли стоит делать резкие движения и менять существующие структуры. Законопроект Минфина сейчас проходит публичное обсуждение и перед внесением в Госдуму будет доработан. Думаю, что депутаты его значительно перепишут, как это было, например, с законом о трансфертном ценообразовании. Скорее всего, в законе будет предусмотрен переходный период, всерьёз обсуждается и финансовая амнистия для «возвращенцев». Сейчас лучше всего посредством бизнес-ассоциаций влиять на позицию государства в этом вопросе, вплоть до формулировок, так как на практике многое будет зависеть, как всегда, от «мелочей» в законе.

 

Что будет с иностранными инвесторами?

Меры по репатриации бизнеса адресованы не иностранному, а российскому капиталу. Кроме того, речь идёт главным образом о возврате налоговой базы, а не самих компаний. Поэтому сами по себе эти меры не должны создавать препятствий для работы в России иностранным компаниям.

Однако в предлагаемых сегодня различными госорганами инициативах заложен риск серьёзного ухудшения бизнес-климата для всех компаний, работающих в России. Кроме того, если законопроект Минфина не будет значительно переработан, то наша страна действительно рискует проиграть в международной борьбе за иностранного инвестора.

 

Кто от этого выиграет?

Политика по деофшоризации проводится многими странами. Например, США и Германия довольно серьёзно продвинулись в давлении на офшоры и получили некоторые результаты. G8 и G20 недавно приняли план борьбы с вымыванием налоговой базы посредством офшоров. Но всё же заметных успехов ведущие экономики мира не добились, поскольку офшорные юрисдикции обладают государственным суверенитетом и в условиях глобализации могут предлагать свои «услуги» без ограничений. Кроме того, основная трудность в реализации принимаемых мер – это получение информации. Здесь Россия, как и другие страны, встретится со скрытым, но отчаянным сопротивлением офшорных зон, поэтому КПД антиофшорных мер в целом будет невысок.

Для возврата контроля над бизнесом в Россию недостаточно угроз и даже пряников недостаточно — на это могут «купиться» 10–20%, не больше. Нужны институциональные изменения, такие как создание независимой судебной системы, эффективная защита собственности, развитое корпоративное право. В этом случае могло бы вернуться до 80% бизнеса, так как в целом российская правовая и налоговая системы вполне конкурентоспособны. Но поскольку институты не развиваются, а, наоборот, деградируют, у меня есть опасения, что в условиях разгула коррупции новые нормы приведут лишь к избирательному применению и давлению на неугодных.

Фотография на обложке: ShutterStock