Запрет на курение в общественных местах коснулся всех, кто не мыслит своей жизни без сигареты в баре, пострадали и заведения, где, помимо еды, посетителям предлагали и кальян. Но вскоре они оправились от шока и перешли на бестабачные смеси. Единственным местом, где можно покурить кальян с табаком, стали специализированные кальянные. Их владельцы зарабатывают на почасовой аренде кальянов, стоимость которых начинается от 900 рублей. Еды в таких заведениях нет — гостей угощают лимонадом и чаем. При этом число подобных заведений лавинообразно растёт: за год в Москве открылось не менее сотни кальянных. The Village разобрался, чем так привлекателен этот бизнес.

Здесь курят

«В кальянную сферу мы зашли пять лет назад через интернет-магазин», — рассказывает исполнительный директор «Федерация кальянных мастеров» и сети кальянных F-Lounge Алексей Слепенков. До того, как пойти в кальянный бизнес, Алексей успел попробовать себя в роли директора продуктового магазина и поработать по специальности — программистом. Рынка, по его словам, в 2010 году ещё как такового не было. Внятную консультацию по кальянам получить было невозможно, да и их ассортимент в России оставлял желать лучшего. Но в то же время стали появляться люди, которые начали интересоваться этой восточной традицией. Их и решил взять в оборот предприниматель. «Открывшись, мы сразу стали писать обучающие статьи на тему кальяна», — вспоминает Алексей. Первые два года работы «был застой». В это время компания занималась тем, что предоставляла своих мастеров для разных заведений и мероприятий. Плюс параллельно с интернет-магазином функционировала офлайновая точка продаж на Тверской. А с 2013 года в России, по его словам, началась «кальянная революция»: в страну стало поступать всё больше разных кальянов и табаков. «Мы в неё оперативно влились и очень сильно раскачали наши магазины», — с удовольствием вспоминает Слепенков. Предпринимателю уже подготовили кальян, и его лицо то исчезает за пеленой дыма, то появляется снова. Во время курения в колбе то и дело громко бурлит жидкость. Рядом на креслах сидит компания — юноши и девушка по очереди передают друг другу трубку.

Дым над водой: Как антитабачный закон спровоцировал кальянный бум. Изображение № 1.

К концу года компания решила запустить ещё одно направление — обучение кальянных мастеров. Появился и первый крупный клиент. В «Федерации кальянных мастеров» решили не мелочиться и для удобства арендовали небольшое помещение на Чистых прудах, заплатив за аренду на два месяца вперёд. Но не всё сложилось гладко. Отучив первую партию людей, команда Слепенкова узнала, что условия работы у компании-клиента для обученных кальянщиков рознятся с теми, которые они прописывали в документах. Ожидание и реальность не совпали. Контракт пришлось разорвать, а помещение быстро переформатировать в кальянную. Так, первый F-Lounge в 2014 году появился скорее вынужденно, чем запланированно. Часть обученных людей для клиента Алексей забрал к себе на работу.

Помещение F-Lounge на Чистых прудах находится в жилом доме. Свернув в арку, нужно позвонить в чёрную дверь и спуститься вниз по бетонным ступеням. Запаха дыма не чувствуется, только духота, которая обычно исходит от горячих труб в подвале. Алексей говорит, что с соседями проблем у него нет. Если проверки, то в основном только плановые. «Мы со всеми дружим. Делаем газон во дворе, например», — делится бизнесмен. Хотя и не отрицает, что в доме есть люди, с которыми сложно договориться. Например, бабушке по соседству они помогают что-то перенести.

Интерьер кальянной простой. Обошлось без уклона в восточную роскошь в виде мягких кресел, огромных подушек с орнаментом и золотых унитазов

Без паспорта в кальянную не попасть — впускают только тех, кто достиг совершеннолетия. Есть такой приём у торговых центров: избегать окон, а с помощью музыки и света создавать атмосферу разгара дня. Не видя того, что за окном уже стемнело, клиенты продолжают ходить по этажам и наполнять тележки до отказа. Здесь же всё совсем наоборот: кажется, что, сколько бы ни было времени, тут всегда вечер, несмотря на то, что стены кальянной выкрашены в яркий оранжевый цвет. Воздух не прозрачный, а с лёгкой поволокой. Интерьер кальянной простой. Обошлось без уклона в восточную роскошь в виде мягких кресел, огромных подушек с орнаментом и золотых унитазов. По словам предпринимателя, на старте удалось уложиться всего в 350 тысяч рублей, эти затраты окупились через пару месяцев работы. Но все вырученные деньги вкладывались обратно: со временем появилась вентиляция, кондиционер и система очистки воздуха.

Дым без огня

Примерно с такой же суммы — 500 тысяч рублей — начал и владелец кальянной сети Hookah Place Антон Гайворонский. Он стал первым, кто открыл в Москве специализированную кальянную. F-Lounge запустился на два месяца позже. Полумиллионный стартовый капитал бизнесмен называет беспрецедентно низкой суммой. «Два года назад цены были ниже на многое из-за курса доллара — и на оборудование, и на строительные материалы», — поясняет предприниматель. И добавляет: «Даже тогда мы смогли уложиться в 500 тысяч только потому, что всё делали сами: у нас не было строителей, всё сделали своими руками». Не последнюю роль сыграла и небольшая площадь помещения — всего 50 квадратных метров. Гайворонский хотел создать андеграундное место по типу берлинских секретных баров с уютной атмосферой, поэтому посчитал, что такой площади было вполне достаточно. «Самое расходное, как и в любом бизнесе, — всё», — шутит предприниматель. По его словам, нет каких-то пунктов, которые слишком выбиваются. Но не исключает, что есть те, на которых можно сэкономить. В качестве примера приводит деревянную барную стойку, которую сотрудники собрали сами. Но при монтировании вытяжки только своими силами уже не обойтись. Вторая затратная часть — это аренда. «Несмотря на кризис, сильно аренда коммерческой недвижимости в Москве не падает, а так как обычно нужно вносить обеспечительные платежи за пару месяцев, то для старта это существенная часть бюджета». Оба предпринимателя — и Антон Гайворонский, и Алексей Слепенков — выносят одинаковый вердикт: сейчас, чтобы открыть кальянную в России, нужно в среднем 1,5–2 миллиона рублей.

Дым над водой: Как антитабачный закон спровоцировал кальянный бум. Изображение № 2.

Но не обязательно открывать бизнес с нуля. Можно купить франшизу у крупных игроков рынка. Например, Hookah Place сейчас — самая большая кальянная сеть в мире, в её франшизной сети около 100 кальянных по России, странам СНГ. А в сентябре Hookah Place запускается в Лос-Анджелесе. Такой успех в компании связывают со своим видеоблогом Johncalliano.tv, на который подписаны порядка 40 тысяч пользователей на YouTube, а ролики собирают по 4 миллиона просмотров.

С продажей франшиз у F-Lounge такой счастливой истории не сложилось. Притом что продавать франшизы компания стала спустя всего три месяца после открытия, в феврале 2014 года. Сейчас под брендом F-Lounge работают четыре кальянных, но многие вышли из сети. Они продолжают работать дальше, но уже под другой вывеской. Виной тому, считает Алексей Слепенков, не до конца проработанный договор коммерческой концессии. Например, в нём не были указаны штрафы при выходе из сети. «И в какой-то момент франчайзи начинает казаться, что всё просто. И они делают вывод, что дешевле контролировать все процессы самим». Однако на деле не всегда так. Например, управляющие кальянной F-Lounge на Сухаревской решили, что не нуждаются в опеке и будут продолжать строить бизнес самостоятельно. В итоге сменили не только название с F-Lounge на BlackMIST, но и переехали с Сухаревской на Цветной бульвар. В официальном паблике в сети «ВКонтакте» череду приглашений покурить кальян, дополненную фотографиями полуобнажённых красивых девушек с дымящейся трубкой в руке, венчает сообщение от 5 августа: «Дорогие друзья! По техническим причинам мы временно не работаем. Дату открытия объявим позднее». От комментариев для The Village представитель кальянной отказался. Сейчас Алексей Слепенков переработал договор, добавил в него сумму за выход из сети и снизил роялти. 

Выдыхай

В прошлом году 1 июня вступил в силу антитабачный закон. На тот момент, по словам Алексея Слепенкова, в Москве работало около десяти кальянных. «Все боялись, что сейчас вступит закон в силу и всех закроют», — вспоминает бизнесмен. Но такого не случилось. Запретили курить в барах, ресторанах, кафе и других общественных местах, но специализированных кальянных это не коснулось. «Наше помещение по сути — курительная комната, у нас здесь нет некурящих людей», — объясняет Алексей. Любая кальянная — это закрытый клуб, который находится в арендованном помещении свободного назначения. Принятый закон он одобряет и считает его логичным: «Он ограждает курящих людей от некурящих». «Это не только российская, это общемировая тенденция, — уточняет Антон Гайворонский. — Во всём мире курение вытесняется из общепита и открываются закрытые курительные клубы — сейчас большой бум в Германии, США и Бразилии». Кстати, в меню ресторанов кальян по-прежнему есть. Просто теперь вместо табака используют бестабачные смеси. Хотя, по словам игроков бизнеса, продержались они недолго, и сейчас во многих ресторанах и кафе делают кальян на табаке в обход закона.

После 1 июля оборот F-Lounge сразу вырос в три раза, а кальянных, по словам Слепенкова, стало открываться «как грибов после дождя». Сильно выросший спрос отмечает производитель кальянов Custom Water Pipes Дмитрий Лопатин. Интерес он связывает с тем, что кальянные заинтересованы в оригинальных продуктах. Их цель — выделить себя среди класcических ресторанных предложений. По подсчётам Алексея Слепенкова, в Москве за последний год открылось около 300 кальянных, но большая часть из них не выжила. Расчёты Антона Гайворонского скромнее: по его данным, за год в Москве появилось 100 кальянных. С Алексеем он согласен: все кальянные, которые открываются быстро, быстро же и прогорают. «Кальянные, открытые по такому сценарию, чаще всего не могут похвастаться не только адекватным сервисом и ремонтом, но и нормальной вытяжкой», — рассказывает он. Кроме того, такие проекты вредят рынку. И Алексей, и Антон говорят о том, что новички демпингуют, часто экономят на табаке, закупая самый дешёвый, и не заботятся об уровне персонала. В целом такие кальянные «создают неблагоприятный образ всей индустрии в глазах проверяющих органов и властей».

К запуску такого бизнеса их подстегнул антитабачный закон и возрастающая популярность кальяна

Кальянные в основном открывают молодые люди. Алексей их описывает так: «Это студенты лет 18–20. Они не представляют из себя никакой ценности на рынке труда, но зато обладают обеспеченными родителями. Они сначала ходят в кальянную с друзьями, а потом решают, что нужно открыть свою кальянную и ходить в неё». Антон солидарен: «Бум кальянных среди молодёжи действительно очень большой. Я объясняю это иллюзией простоты. Многим кажется, что это хобби, а не бизнес».

Новички о бизнесе отзываются более оптимистично, чем старожилы. «Сложности при открытии были такие же, как и при открытии любого бизнеса в России — партнёры и подрядчики», — рассказывает владелец кальянной «Карантин» Алексей Романовский. Они открылись всего три месяца назад. По его словам, всё делается «медленно, плохо и дорого» настолько, что сроки открытия кальянной сдвинулись на год. К запуску такого бизнеса их подстегнул антитабачный закон и возрастающая популярность кальяна. Плюсом к тому Алексей называет сниженные цены на аренду площадей — из-за кризиса многие площадки опустели. В результате они с командой взяли помещение с уже готовым ремонтом по цене помещения без него. Основатель признаётся, что сам любит кальян, но не фанат или энтузиаст. «Так что тут в каком-то смысле был холодный расчёт». С оформлением документов у команды не возникло проблем: «Кальянная — это не гидроэлектростанция, и никаких особенно сложных документов для её работы не требуется». Популярностью кальянный бизнес обязан, по его словам, низким порогом вхождения: «Трое-четверо выпускников вуза, работающих в офисах, вполне могут скопить за год необходимую на старт сумму». И он тоже сетует на дилетантские проекты, предсказывая бум их закрытия через год. «Чтобы открыть хорошую кальянную, недостаточно любить кальяны, нужно разбираться в дебете, кредите, маркетинге», — подытожил создатель «Карантина».

Отдых курильщика

Все собеседники отметили, что клиенты за последние пару лет сильно изменились. «Во-первых, все начали разбираться в кальянах. В 2013-м все работали на совсем других табаках и кальянах, средний посетитель толком не знал, что он курит и почему, — перечисляет Антон Гайворонский, — во-вторых, раньше люди готовы были платить больше, особенно за украшения — эффектная подача в стеклянном кальяне, кальян на фруктах и так далее. Ведь до выхода закона о запрете курения в общественных местах кальяны курили в ресторанах, и там они могли стоить до 5 тысяч рублей, а то и больше». По словам Антона, сейчас люди понимают, что хороший кальян — это хороший табак и его приготовление, а не то, на каком фрукте его куришь и какая подсветка у стеклянного кальяна. Всё больше клиентов предпочитают «фруктовым понтам» традиционные и классические кальяны. 

Но дело не только в законе и небольшом стартовом капитале. Есть причины и более весомые. «В целом кальян более маржинален, чем кофе, — рассказывает Антон Гайворонский. — Стоимость кальяна в среднем сейчас 800 рублей, а себестоимость табака и угля — в районе 100 рублей. Это, на первый взгляд, привлекает». «Однако, кроме табака, нужно платить аренду с продаж кальянов, зарплату, электроэнергию и коммунальные услуги, периодически менять оборудование, которое рано или поздно приходит в негодность, и так далее, — перечисляет бизнесмен, — и тогда становится понятно, что это такой же бизнес, как и любой другой, и не всё так просто».

Все собеседники сошлись во мнении, что скоро кальянный бум сойдёт на нет. «Как с антикафе в своё время: был бум, а сейчас их совсем немного», — заключает Алексей Слепенков. 

Фотографии: Shutterstock.com