Российские компании всё активнее осваивают международные рынки. Посидеть в кафе «Жан-Жак» теперь можно и в Лондоне, модная стрижка из Chop-Chop доступна жителям Казахстана и Прибалтики, а в Нью-Йорке через пару месяцев откроется первый «Теремок». The Village узнал, как встречают российские проекты за рубежом.

Универсальная стрижка

«Между Казахстаном и Россией особой разницы нет, — рассказывает директор по франшизе Chop-Chop Павел Русаков. — Порой разница ощутимее между парикмахерской в Грозном и парикмахерской в Тюмени». Сейчас модные салоны мужских стрижек открыты в 13 российских городах, а также на Украине, в Белоруссии, Казахстане, Таллине и Вильнюсе. По словам Русакова, разница между Россией и Прибалтикой намного заметнее: там другая архитектура, под которую пришлось адаптировать типовые дизайн-проекты студий. Например, одна стена парикмахерской в Таллине сделана полностью из стекла. По словам представителя Chop-Chop, свободных подходящих помещений там меньше, поэтому на поиски ушло больше времени, чем в России.

С предложением открыть прибалтийское представительство в Chop-Chop обратились русские предприниматели, которые живут в Европе. Здесь не так много мужских парикмахерских, которые можно открыть по франшизе, да и переговоры с российской компанией, вероятно, было вести проще, предполагает Русаков. Аудитория у салонов примерно такая же разношёрстная, как и в России. Для европейских парикмахерских сделали отдельный поддомен сайта на английском. «Позиционирование компании именно как российского бренда не приносит особой пользы, а порой и наоборот», — отмечает Русаков.

Суровый Лондон

В августе российская сеть кафе французской кухни «Жан-Жак» открыла филиал в Лондоне под названием Jean-Jacques Brasserie & Wine Bar. Это трёхэтажное заведение на 100 посадочных мест неподалёку от площади Soho Square работает с 10 утра и до часу ночи. По словам директора Table Talk Group Елены Раковой, это классическое брассери. В Лондоне планируется использовать приёмы из разных кафе группы («Март», «Квартира 44», «Шардам» ): проводить выставки и обучающие мероприятия для взрослых и детей. Здесь уже прошли вечеринка французских дизайнеров и кулинарный мастер-класс.

Фото: Jean-Jacques Brasserie & Wine Bar. Изображение № 1.Фото: Jean-Jacques Brasserie & Wine Bar

По словам Раковой, одним из главных вложений была переуступка права аренды. «Лондон растёт, помещений на открытом рынке не так много, как хотелось бы. Поэтому приходится искать тех, кто из уже существующих готов переуступить права аренды», — объясняет она. Зато, в отличие от Москвы, здесь легко можно заключить договор на 10–20 лет — разрывать контракт без объяснения причин тут не принято. «Огромный плюс, конечно, в том, что здесь на тебя не влияют санкции, ограничения в поставке продуктов, да и цены более-менее предсказуемые», — добавляет директор группы, управляющей заведением.

Пока сложно сказать, станет ли лондонский «Жан-Жак» таким же знаковым местом, как московский. Кафе располагается в туристическом месте, которое предполагает довольно интернациональную аудиторию. Заведение нравится русскому комьюнити, признаёт Ракова. По её словам, после новостей об открытии в прессе сюда огромным потоком начали ходить англичане. Другая группа посетителей — лондонцы, которые гуляют вечерами по Soho и завершают свои прогулки хорошим вином и французскими блюдами.

«Жан-Жак» — не первое российское заведение, появившееся в Лондоне. Здесь, помимо невероятно популярного Burger & Lobster Михаила Зельмана, работает пироговая «Штолле», а также антикафе «Циферблат». Последнее появилось здесь год назад, и дела, по признанию основателя Ивана Митина, идут так себе. «Было много всяких юридических препон, которые сожрали у нас кучу денег и времени. Сейчас пытаемся выкарабкаться после года безумств бесчеловечной бюрократической машины, в которую нас зажевало», — говорит он.

От посещаемости лондонского представительства он не в восторге, но она постепенно растёт. «Англичане любят нашу дружелюбную атмосферу, но воспроизвести её самостоятельно не могут, из-за этого там не создаётся достаточной концентрации этого атмосферного бульона, что притягивает гостей», — объясняет он. Он также открыл два «Циферблата» по франшизе — в Манчестере и Ливерпуле. «Там дела идут хорошо, но их заведения отличаются от того, что есть у нас. Я всё пытаюсь понять, плохо это или хорошо», — признаётся Митин.

Блины и другие развлечения

Российские предприниматели также осваивают другие континенты. К примеру, сеть кулинарных студий Culinaryon открыла филиал в Сингапуре. Аргументами в пользу этой страны стали 15 миллионов туристов и местное население, готовое пробовать блюда со всего мира. «Хотя, если уж быть до конца откровенным, когда мы поняли, что в Сингапуре сможем проводить утренние совещания в бассейне, любые сомнения отпали сами собой», — говорит сооснователь сети Алекс Бланк. На запуск студии ушло 2 миллиона долларов. При этом компания столкнулась с неожиданными трудностями. К примеру, искать персонал пришлось дольше, чем в Москве. Сейчас среди гостей — в основном бизнесмены, которые заказывают тематические мастер-классы и вечеринки. В будущем планируется расширить аудиторию за счёт домохозяек, посещающих дневные программы, а также начать проводить курсы для домработниц.

Фото: Теремок. Изображение № 2.Фото: Теремок

Пожалуй, самый амбициозный проект затеяла сеть блинных «Теремок», которая готовит открытие точек на Манхэттене. Основной аудиторией должны стать американцы, которые работают неподалеку. Запуск намечен на конец года, но про русские блины уже написал Bloomberg. По словам гендиректора компании Михаила Гончарова, помещения под рестораны найдены, продукты сертифицированы, тестовая выпечка сделана. «Мы утвердили основные блюда, получилось очень вкусно, — говорит предприниматель. — Сейчас переводим меню и продолжаем поиск поставщиков, а также работаем над упаковкой — по нашим прогнозам, будет большое количество покупок навынос». Он отмечает, что процедура открытия заведения здесь дольше, чем в России: «Есть ощущение, что никто никуда не торопится».

По мнению бизнесмена, концепция его заведений гораздо ближе к западному рынку с обеспеченным потребителем, чем, к примеру, рынку стран СНГ, поэтому открытие в Нью-Йорке — это закономерный этап развития. «Сеть фаст-кэжуал — это не только еда, это маркетинг и менеджмент, — рассуждает Гончаров. — Мы понимаем, что в этих трёх составляющих мы работаем на мировом уровне и не просто имеем право, а должны пробовать себя на мировом рынке».

 

обложка: Jean-Jacques Brasserie & Wine Bar