«2015 твёрдые сгущает зима платье для женщин водолазка руно тёплые платья Feminino свободного покроя с длинными рукавами Большой размер» — типичные описания товаров в китайском интернет-магазине AliExpress можно читать, как творчество авангардных поэтов. Но, несмотря на своеобразный слог, сайт пользуется бешеной популярностью у российских шопоголиков — на западных и отечественных площадках товары, как правило, стоят дороже. Есть и встречное движение: китайские туристы скупают в России пуховые платки, а бизнесмены строят фабрики и реконструируют московские усадьбы. The Village узнал, что китайцы делают в Москве.

Карта для Тимченко

«Китайцы — инопланетяне. Они живут в режиме полупроводника: по-русски могут говорить без акцента, но при этом не понимают то, что вы говорите им. Можно несколько часов обсуждать тему, продвигаться в детали, но в конце встречи выяснится, что китайская сторона осталась на первых 15 минутах, когда обсуждали основную тему переговоров», — рассказывает зампредправления «Лайтбанка» Денис Фонов. Сейчас ему 28 лет, он успел поработать в консалтинговой компании и инвестфондах, а теперь несколько раз в год по работе ездит в Китай и каждую неделю общается с китайскими бизнесменами, желающими начать бизнес в России.

В прошлом году «Лайтбанк» стал первым в России эмитентом банковских карт китайской системы UnionPay, которая позволяет вести расчёты в юанях. По словам Фонова, спрос на карты очень большой. Сейчас ежедневный денежный оборот по ним составляет от 60 до 150 миллионов в рублёвом эквиваленте. Подобные карты пригождаются китайским предпринимателям в России и российским бизнесменам в Китае, которым теперь не нужно везти на фабрики чемоданы с наличными, и туристам по обе стороны границы, и родителям российских студентов, которые учатся в Китае. «Мы видим высокую, почти аномальную активность в области российско-китайского сотрудничества. Юаневые обороты бизнеса наших стран растут примерно на 30–40 % в месяц, — говорит Фонов. — Когда стало понятно, что курс обратно не вернётся, все начали закупать продукты в Китае: юань с рублём в паритете, а евро вырос в два раза». 

Фото: TungCheung / Shutterstock.com. Изображение № 1.Фото: TungCheung / Shutterstock.com

После введения санкций интерес к этой платёжной системе стали проявлять члены санкционных списков. «К примеру, Геннадий Николаевич Тимченко показал хороший пример и одним из первых приобрёл себе карту UnionPay», — вспоминает Фонов. 

Отдельная аудитория держателей карт UnionPay — любители онлайн-шопинга, поскольку карта даёт возможность совершать онлайн-покупки прямо в китайских интернет-магазинах. Сейчас эта аудитория является одной из самых быстрорастущих в российско-китайских транзакциях. В прошлом году активную экспансию в Россию начал AliExpress, за ним последовали JD.com и OSell. «В прошлом году все китайцы просили платить в долларах. В этом году — в юанях. Партия сказала делать из юаня новую мировую резервную валюту», — констатирует Денис Фонов из «Лайтбанка». 

Экзотический шопинг

Несмотря на необычные описания товаров, число поклонников китайских интернет-магазинов постоянно растёт. «AliExpress проводит экспансивную кампанию, перетягивает одеяло на себя, многие покупатели в масс-маркете переходят на „Али“», — говорит директор сервиса ShopoTam Андрей Лямин. Его компания занимается трансграничной торговлей и позволяет использовать адрес своего склада для заказа товаров, которые не доставляют в Россию. По его словам, россияне всё чаще заказывают в Китае гаджеты и смартфоны местных марок, одежду и аксессуары.

При этом он отмечает, что в отличие от европейского и американского рынка местный интернет-ретейл работает по довольно запутанным правилам. Например, государство запрещает вывоз из Китая литиевых батарей или продукции международных брендов, а продавцы часто меняют условия и цены — через несколько дней товар может внезапно и беспричинно подорожать.

Но местные ретейлеры действительно стараются подстроиться под европейских покупателей. Они исправляют кривые описания товаров, принимают возвраты даже с нарушением сроков, сокращают время доставки в Россию и идут осваивать наш рынок. «У них всё для этого есть: товары, технологии, они продвинуты в интернет-маркетинге», — говорит Лямин.

На родину Ленина

Помимо торговли, растёт и туризм. Многие жители Сибири предпочитают ездить на китайские курорты. Из-за курса рубля поездка на Хайнань теперь стала выгоднее тура на Майорку. Китайцы же в ответ посещают Москву и Санкт-Петербург (эти города посещают 98 % китайских туристов). Их число растёт на 10 % в год, говорит исполнительный директор ассоциации «Мир без границ» Светлана Пятихатка. Сейчас Китай — лидер въездного турпотока в Россию. В прошлом году в России было около 400 тысяч туристов. Причём 80 % туристов приезжает в группах, 63 % из них составляют женщины, средний возраст — 50 лет. В первые полгода 2015 года, по данным Ростуризма, в Россию приехало 547 тысяч китайцев, 200 тысяч из них были туристами. 

Фото: elina / Shutterstock.com. Изображение № 2.Фото: elina / Shutterstock.com

По подсчётам «Мира без границ», в прошлом году туристы из КНР оставили в России порядка миллиарда долларов. В этом году число групповых туристов выросло вдвое. Летом центр Москвы был наполнен группами китайцев, которые активно делали селфи и у храма Христа Спасителя, и у Мавзолея.

По словам Светланы Пятихатки, чаще всего они посещают объекты, внесённые в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, поэтому в Москве им интересны Красная площадь и «Коломенское», Новодевичий монастырь, где захоронен «китайский Троцкий». Также популярны цирк, ВДНХ, метрополитен, ГУМ, Арбат и смотровая площадка на Воробьёвых горах.

Китайские усадьбы

«Россия у китайцев ассоциируется с чем-то хорошим и качественным — она для них как Европа для россиян в годы перестройки», — объясняет Фонов. Он вспоминает, как видел в пекинских магазинах одежду со странными надписями на кириллице, которая стоила дороже китайских брендов. Местные убеждали его, что это известная и очень хорошая российская марка. Многие китайские компании хотят инвестировать в Россию. К примеру, в Тульской области в 2016 году начнётся строительство завода китайской автомобильной корпорации Great Wall Motors. Фонов участвует во встречах с китайскими инвесторами каждую неделю, его банк собирается открыть private banking для клиентов из Китая.

Пока же он руководит фондом Black Mark Capital, который на 60 % состоит из китайских инвестиций и вкладывает деньги в руинированные здания со статусом памятников архитектуры и объектов культурного наследия. Как правило, это заброшенные дома в центре Москвы. «Что-то находится в собственности государства, что-то было приватизировано в 90-е, где-то приходится общаться со структурами российских олигархов», — рассказывает Фонов. За год его фонду удалось купить восемь объектов общей площадью около 5 тысяч квадратных метров. «Почему продают? Восстановить памятник дорого, владеть им ещё дороже, никто не хочет связываться, — объясняет Фонов. — Никому не хочется заниматься реставрацией, потому что это очень сложная и кропотливая работа. Проще сбросить этот груз с плеч». Конкуренции на этом рынке нет, по словам директора фонда, ещё и потому, что перестраивать такие здания на своё усмотрение запрещено: нельзя снести стены и сделать оупенспейс. Отреставрированные объекты фонд обычно сдаёт под офисы российским компаниям и госкорпорациям.

обложка: nikshor / Shutterstock.com