В четверг президент «Сбербанка» Герман Греф прочитал в Ельцин Центре публичную лекцию о новых технологических трендах и будущем бизнеса, рассказал о юбирезации человека и синтетических бургерах. The Village собрал лучшие цитаты с этого выступления.

О том, что такое цифровая эра

В 2015 году случился переход из информационной эры в цифровую. Разница в том, что раньше технологии лишь давали нам информацию для принятия решений и помогали минимизировать ошибки, а теперь умеют обрабатывать сырые данные. Кроме того, они перестали быть лимитированными с точки зрения стоимости и доступности.

Среднестатистический житель мегаполиса ежедневно производит около 500 мегабайт данных: это удары сердца, паузы в наборе текста, неотправленные сообщения. Продвинутый пользователь производит около 1 гигабайта данных в день.

Чтобы использовать данные о человеке в медицинских целях, разные устройства и сенсоры должны ежедневно генерировать около 300 миллионов страниц текстовых данных о его состоянии. Когда мы начнем использовать эти данные в профилактических целях, возраст дожития составит 120 лет.

Данные становятся полезными, когда превращаются в информацию. Чтобы стать информацией, сырые данные должны быть проанализированы, уложены в таблицы и последовательности. При этом система не ищет причинно-следственных связей и принимает решения, основываясь на частоте повторений тех или иных показателей, то есть на высокой доле вероятности.

Скоро не останется ни одной отрасли, которую не затронули бы новые подходы к обработке данных. Мы уже можем анализировать саму человеческую сущность и определять тип личности человека, фиксируя в нем характеристики «большой пятерки»: экстраверсию, нервозность, уживчивость, добросовестность и открытость к познанию.

Тип личности можно предсказать на основе лайков из «Фейсбука». 11–12 ваших лайков достаточно, чтобы предсказания модели совпали с мнением ваших коллег. 230 лайков достаточно, чтобы охарактеризовать вас на уровне вашего мужа или жены. Еще мы исследуем предсказания на основе анализа фотографий.

О будущем бизнеса

Опыт Uber показывает, что человеку не нужны вещи — ему нужны функции этих вещей. Такой подход радикально меняет модели бизнеса. Люди вынуждены тратить огромное количество ресурсов для покупки средства передвижения, хотя они используют всего 3–6 % его полезной стоимости в год. Для юберизированных людей этот показатель достигает 40 %, а с появлением автопилотов из этой модели можно извлечь до 80 % потенциальной эффективности.

В основе следующего тренда, зарождения экономики экосистем, лежит принцип удовлетворения широкого спектра потребностей клиентов через единое окно взаимодействия. Человек не хочет тонуть в огромном количестве приложений и готов делегировать эту функцию какому-то очень доверенному помощнику. Этот помощник и есть центр экосистемы — так называемый дирижер экосистемы. Обычно это сильная компания со своей технологической платформой.

Экосистем в российском поле сейчас нет. Множество компаний стремится к этому, и мы в их числе. Центр экосистемы должен быть настолько удобным, чтобы им пользовались тысячи партнеров, не имеющих к центральной компании никакого отношения. Им просто так выгодней.

Когда вы рассчитывались карточкой пять лет назад, мы идентифицировали только вас и остатки средств на ваших счетах. В этот процесс ничего нельзя было впихнуть. Теперь после идентификации начинается антифрод-мониторинг: мы идентифицируем вас, место, где вы платите, кому вы платите, что вы покупаете, ваши традиционные покупки. Этот процесс умещается в секунды отклика от терминала до получения СМС. Если это обычная для вас покупка, обычное место и традиционная сумма, мы спокойны. Если нет — анализируем дальше: покупали ли вы билеты, можете ли оказаться в той или иной точке мира. Если система говорит «нет», мы подключаем ручное управление и звоним вам. Такое происходит с 4–6 % операций. Остальные обрабатываются в автоматическом режиме.

Если вы хотите быть диджитальной компанией, ваши приложения должны быть созданы внутри, а не на аутсорсе. К 2020 году 75 % приложений, поддерживающих цифровой бизнес, будут созданы, а не приобретены.

Об искусственном интеллекте

Самый горячий тренд 2017 года — это искусственный интеллект. Производители систем искусственного интеллекта отмечают три тенденции: в будущем потребители будут покупать товары и услуги через цифрового посредника; основным активом компаний станут цифровые платформы, а не люди; мобильные приложения умрут, а на смену им придут другие технологии — в первую очередь чатботы.

Развитие технологий искусственного интеллекта приведет к исчезновению отдельных профессий. Даже автоматизация приводит к огромному сдвигу в содержании профессий и их наличию в принципе. В прошлом году в бэк-офисе «Сбербанка» работало 59 тысяч человек, в 2017 году осталось 12 тысяч, в 2018 будет 8 тысяч человек, а через три года останется около тысячи. В прошлом году у нас было 33 тысячи бухгалтеров, сейчас 3 тысячи, а в будущем году будет 500.

Я больший оптимист в части занятости: мы будем получать новый и новый объем сервиса, которого раньше не было, однако специальности будут уходить в историю. Каждому, без каких-либо исключений, придется стать специалистом по обработке данных.

О пище и информации

Однажды я в шутку пожаловался, что искусственный интеллект в сочетании с блокчейном не оставит места банкингу. Тогда меня познакомили с проектом Impossible Foods — компанией, которая производит синтетические продукты питания. Ее основатель решил, что корова — это очень плохой и неэффективный преобразователь травы и воды в молоко и мясо. В компании разработали биологический процесс переработки воды и травы в молоко и мясо, доказали, что это не химический, а именно биологический процесс, и получили все возможные разрешения. Я лично ел бургеры из этого мяса.

В этом году Impossible Foods показали нам историю с вином. В компании синтезировали шампанское, разложив на молекулы и собрав обратно. Создатель собрал на слепую дегустацию лучших сомелье, которые не смогли отличить винтажное «Дом Периньон» от синтезированного.

В Стэнфорде одним из ключевых трендов называют демократизацию информации: ничего невозможно будет спрятать. Мы к нему абсолютно не готовы, и это переход, который следует осмыслить, — в личной жизни, политике и бизнесе. При переходе в новый век транспарентности нам понадобится мудрость. На мой взгляд, транспарентность будет сильно нас ограничивать. Но этот мир не будет ни хорошим, ни плохим — он будет другим.

Компаниям сейчас следует вкладываться в блокчейн, искусственный интеллект, робототехнику и квантовый компьютинг. Мы уже разработали промышленную технологию блокчейна, через полтора года устраним ошибки, которые мешают сделать ее массовой, а внедрим в лучшем случае через 8–10 лет.


Фотографии: обложка – Смышляев Алексей/TACC, 1 – everythingpossible - adobe.stock.com, 2 – amixstudio - adobe.stock.com, 3 – Impossible Foods