Ежегодно Гарвардский университет выпускает 2 000 юристов, из них 700 человек имеют специальность «медиатор» и могут выступать посредниками в досудебном решении конфликтов. В США проекты по развитию института медиации были запущены в начале 90-х годов, когда традиционные суды перестали справляться с обилием исков. Российская судебная система столкнулась с этой проблемой около десяти лет назад, но профессиональные медиаторы появились лишь в 2010 году, когда понятие «медиация» было официально закреплено в законодательстве. 

О профессии

профессия

 

Медиатор

КОГДА ПОЯВИЛАСЬ

 

Около 20 лет назад, в нынешнем виде в России — 2 года назад

КОМУ ПОДХОДИТ

 

Выпускникам юридических и психологических факультетов

ЗАРАБОТОК

 

2 000 — 15 000 рублей в час

КЛИЕНТЫ

 

Конфликтующие бизнесмены, компании, супруги

С 2011 года в России действует Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника». В компетенцию медиаторов входят предпринимательские, товарные, экономические, трудовые и семейные конфликты гражданского порядка. Площадкой для развития института медиации была выбрана Уральская государственная юридическая академия (УрГЮА), на чьей базе был создан Центр медиации. Сейчас УрГЮА выпускает 180 профессиональных медиаторов в год, а другие вузы, например, Высшая школа экономики и МГУ, предлагают прослушать курс лекций студентам юридических и психологических факультетов. Выбор именно этих двух направлений не случаен: медиатор должен обладать знаниями юриста и задатками психолога, чтобы суметь уладить спор.

 

 

 

Как правило, к медиатору обращается один
из участников конфликта, готовый идти на мировую.

 

 

 

Задача специалиста — уговорить вторую сторону начать обсуждение и довести процедуру до логического конца — подписания медиативного соглашения.

Встречи должны происходить «в комфортной атмосфере», часто первый сеанс медиатор назначает в кафе, а затем место действия переносится в офис посредника или арендованные переговорные. Функции медиатора, на первый взгляд, не сложные: он должен задавать вопросы, выясняя, в чём суть конфликта, какие претензии и пожелания есть у каждой стороны. Часто приходится проводить индивидуальные встречи с каждым участником процесса, чтобы точно выяснить детали и понять возможные позитивные и негативные последствия от заключения договора для спорящих. Обычно каждая встреча длится не более 1,5-2 часов.

Законодательством предусмотрены максимальные сроки проведения процедуры медиации: она может длиться не более 180 дней со дня обращения к специалисту. Если за это время мирный договор не подписан, дело переходит в суд. 

За два года рынок медиации в России стал заметным, за первое полугодие 2012 года, согласно статистике Высшего арбитражного суда, 17 000 дел из почти 230 000 поданных исков были улажены мирным путём, и ключ к решению проблемы — медиация. 

 

Медиатор. Изображение № 1.  

 

Ирина Обудовская

Практикующий медиатор, член Межрегионального союза медиаторов

 

Как пришла в профессию

Я окончила Московский открытый социальный университет по специальности «социальный психолог». Ещё студенткой прочла книгу «Выиграть может каждый» Хелены Корнелиус и Шошаны Фэйр, где в популярной форме рассказывалось о практике работы с конфликтами и о возможностях подхода win-win. Медиация показалась мне логичным и естественным инструментом, но наши преподаватели сами мало об этом знали. Полноценный курс удалось пройти только в 2009 году в Центре переговоров кафедры конфликтологии философского факультета СПбГУ, а потом — в Центре переговорных стратегий и мирного урегулирования конфликтов (партнёрская программа с американским институтом Линкольна). Сейчас я провожу тренинги по подготовке медиаторов в Академии приоритетного образования, но и практику не оставляю.

 Специфика работы

Основная задача в работе медиатора — оставаться беспристрастным. На случай, когда ему очень хочется поддержать интересы одной из сторон, ведущих переговоры, есть специальные техники. Например, банальный аутотренинг, надо просто спрашивать себя: я адвокат? Нет, я медиатор. Так что очень важно постоянно напоминать себе, что не поддерживаешь ничьи интересы.

В классической процедуре медиации не предусматривается проведение расследования или сбор доказательств, потому что медиатор должен оставаться совершенно беспристрастным. Однако в каждом отдельном случае процесс регулируется соглашением, которое заключают обе стороны с медиатором и которое регламентирует их отношения.

 

 

 

Главная проблема,
с которой сталкивается медиатор, — нежелание одной из сторон идти
на переговоры.

 

 

 

Это происходит почти всегда. Как правило, этот вопрос решает сторона, склонная к мирному урегулированию, медиатор вмешивается реже. В конце концов я привожу аргумент, что встреча за чашкой кофе ни к чему не обязывает, а это уже первый шаг.

До принятия закона, конечно, и судебные работники, и клиенты относились к медиации скептически. Если раньше о медиации говорили как о технологии или процедуре, сейчас это уже «институт». Но, конечно, в первую очередь этот закон стал масштабной рекламной кампанией. В некоторых случаях, например, в арбитражных судах, правоохранительные органы обязаны предложить сторонам медиацию как альтернативное решение. 

Где учиться

Сейчас профильное образование в России кроме как в УрГЮА можно получить только дополнительно — на тренингах. Пожалуй, всех медиаторов можно разделить на три условные группы: юристы, которые хотят расширить практику и, конечно, заработать, психологи, которые специализируются на решении конфликтов, и менеджеры-руководители, которые стремятся оптимизировать работу компании, — это слушатели таких тренингов. Чтобы расширить компетенции, стоит ехать за границу, в тот же Гарвард, если есть возможность. 

 Клиенты

Клиенты, как правило, обращаются либо по рекомендации, либо через профильные организации. Нельзя сказать, как долго обычно длится процедура, — она почти всегда длится до решения конфликта. Впрочем, в законе время ограничено: не больше 180 дней. Клиенты — самые разные люди, от семейных пар до партнёров по крупному бизнесу. К сожалению, я не могу рассказывать о них подробно, я обязана сохранять конфиденциальность.

Недавно я урегулировала конфликт двух женщин, они на равных управляли магазином бытовой техники, хотя одна была совладелицей, а вторая просто управляющим директором. Они заподозрили друг друга в нечистоплотности, угрожали друг другу, и сотрудница магазина решила открыть  собственныймагазин в том же торговом центре. С моей помощью им удалось договориться об ассортименте и оформлении нового магазина, чтобы не мешать друг другу и выяснить, в чем изначально был конфликт и примириться.

 Перспективы

В первую очередь, развивается законодательная и прецедентная база. Появляется множество центров для обучения: если ещё 5-7 лет назад это было большой проблемой, сейчас есть выбор, куда идти учиться. Скорее всего, профессия будет развиваться в сторону сужения специализаций. Если сейчас медиатор-универсал — это норма, то уже скоро, я уверена, каждый медиатор будет заниматься какой-то конкретной сферой, как это делают юристы. Будут медиаторы по семейным спорам, по корпоративной практике, по урегулированию отношений между правообладателями, например.  

 

 

 

Западные компании, работающие
на российском рынке, подстёгивают развитие института медиации.

 

 

 

Они предпочитают обращаться к посреднику, потому что российским судам не слишком доверяют, считая их коррумпированными и забюрократизированными. Российский бизнес более аморфный и не очень представляет себе пока, как медиатор может помочь. Но глядя на своих иностранных партнёров, отечественные компании всё охотнее идут на мировые переговоры.

 Текст: Анна Баринова