Из-за чего шум?

Из-за сливов: за пару минут в анонимном приложении Secret можно узнать, что «Газпром» будет продавать газ Китаю всего по $250 за тысячу кубометров, услышать все слухи российского медиарынка и без последствий написать что-то гадкое о личной жизни своих любимых друзей. О философской стороне вопроса лучше прочесть в отличной колонке Гоши Биргера, но если в двух словах — это всё так плохо, что даже хорошо. И очень затягивает: ничего проверить невозможно, доверять ничему нельзя, никто ни в чём не виноват, никто никому ничего не должен — и стоит лишь получать удовольствие от происходящего.

 

Это круто?

В общем, да. Secret является частью новой волны анонимных сервисов, которые пришли вслед за Snapchat и набрали дополнительную популярность на фоне прошлогоднего скандала вокруг АНБ и разоблачений Эдварда Сноудена. Запущенный ещё в 2012 году Whisper куда масштабнее, и именно здесь впервые появилась информация о том, что Гвинет Пэлтроу изменила своему мужу и солисту Coldplay Крису Мартину. Wut — лаконичнее и скорее напоминает текстовый Snapchat; Confide и Yik Yak — в догоняющих. Все они популярны в США, но не то чтобы кому-то нужны в России. А Secret, в котором с начала февраля стартаперы Кремниевой долины сливают технологические инсайды, всего за одни выходные попал в первую десятку социальных приложений российского App Store.

Почему? В Secret вы не просто общаетесь анонимно — вы обмениваетесь информацией со своими обычными знакомыми из телефонной книжки, но при этом все условности отброшены, и это целиком меняет коммуникацию. Социальным сетям и мессенджерам давно была нужна встряска, и анонимные приложения как раз и дают её. Локальность, конфиденциальность, отсутствие иерархий — всё, что нужно в 2014 году.

 

Зачем было городить эту анонимность?

Она раскрепощает и облегчает общение. В прошлом году все отказывались от скевоморфизма в дизайне, в этом — от скевоморфизма в коммуникации. Настольные социальные сети подобны официальной почтовой переписке, аккуратно перенесённой в новую среду. Способы взаимодействия между людьми изменились, и многие разработчики уже пару лет пытались освежить свои технологии. Зачастую их эксперименты были безуспешны.

В 2011 году Билл Нгуен из Color получил $41 млн инвестиций, но сервис, в котором можно было обмениваться фотографиями с находящимися поблизости людьми, оказался никому не нужен и громко закрылся через год. Создатели Path искусственно ограничили максимальное число друзей в социальной сети, чтобы подтолкнуть пользователей к ответственному выбору. Впрочем, это не сделало общение более живым и откровенным, и сейчас сервис стагнирует. Идея «социальной близости» казалась отличным решением для новых приложений в 2012 году, но кто сейчас вспомнит Circle (или Highlight)? От забвения не спасли даже галлюциногенные грибы, которые якобы послужили источником вдохновения для разработчиков.

Новым сервисам удалось избежать этого проклятия. Эфемерный Snapchat имитирует живое общение, анонимные приложения повторяют механику распространения слухов в толпе, и все они делают коммуникацию непринуждённой. Snapchat, Whisper и Secret не похожи на Facebook, и это прекрасно. В конечном счёте, Facebook — самая большая соцсеть на планете, но вовсе не канон. Для многих людей в развивающихся странах первый личный компьютер — это дешёвый смартфон на Android, на котором стоит WeChat или другой популярный азиатский мессенджер.

 FAQ Secret: Всё, что нужно знать о скандальной соцсети. Изображение № 1.

 

Я слишком стар для такого?

И да, и нет — всё дело в личном выборе. Ещё пару лет назад раздавались предсказания о грядущем буме локальных социальных сетей, и он наступил, правда не в том виде, в котором его можно было представить. Самый явный пример — Pinterest. Запущенный как рабочий инструмент дизайнеров, сервис довольно быстро стал любимой социальной сетью домохозяек: спустя четыре года существования 85% активных пользователей — женщины.

Социальные группы приспосабливают существующие механизмы для своих нужд. Например, подростки из США захватили Snapchat или Whisper не только потому, что в них легко заниматься секстингом или обсуждать знакомых. А ещё потому, что это удобная незанятая поляна, на которой нет взрослых (или тех других, от кого хочется отмежеваться). Все другие — в Facebook, и оттого он больше не в моде.

Secret не заточен специально под какую-то определённую аудиторию, но в Калифорнии в нём обосновались стартаперы, а за неделю в России — журналисты и работники рекламы.

У подобного феномена есть и неожиданное следствие. Кажется, что в 2014 году социальным сервисам больше не обязательно быть очень большими: пользователи хотят скрыться от посторонних глаз в мессенджерах и специализированных соцсетях для своих. А инвесторам пора смириться, что Twitter никогда не догонит по аудитории Facebook, несмотря на 3,5 миллиона ретвитов у самого популярного селфи в истории.

 

За анонимными сервисами стоит ФСБ? 

Этой весной стало известно, что АНБ США в течение нескольких лет финансировало создание на Кубе местного аналога Twitter — сервиса ZunZuneo. Приложение должно было подготовить почву для «кубинской весны» и подорвать существующий коммунистический режим. Сервис пользовался популярностью у молодёжи, но в середине 2012 года эксперимент прекратили из-за недостатка финансирования. В общем, инвестиции в социальные сервисы — не самое глупое решение для спецслужб. Но в случае с анонимными приложениями это не тот случай: Whisper получил $55 млн, а Secret — $10 млн от известных инвесторов, включая Эштона Катчера и Google Ventures (основатели Secret Дэвид Байтау и Крис Бадер-Векселер являются выходцами из Google). Хотя кто сказал, что Катчер — не марсианский шпион?

 

А что с монетизацией?

Билл Гарли, один из партнёров венчурной компании Benchmark, вложившейся в Snapchat и Uber, убеждён, что анонимные сервисы будет трудно монетизировать. По его словам, пользователи слишком часто жалуются на свою жизнь или травят других и вряд ли какая компания захочет, чтобы её реклама находилась рядом с постами о насилии или суициде. Но на практике не всё так плохо: почти сразу после запуска Secret свою рекламу в сервисе разместил Gap (а в России моментом уже воспользовался МТС). К тому же Whisper и Secret собирают данные о своих пользователях, как и другие соцсети: это ваш коллега не узнает, что именно вы не любите котиков, а анонимные приложения со временем воспользуются этим для таргетированной рекламы. И потом — ходят слухи, что Facebook собирается купить Secret за $100 млн.

 

Как в Facebook относятся к новым сервисам?

Facebook является заложником собственной огромной аудитории: невозможно провести радикальные изменения, не разозлив кого-то из 1,3 млрд активных пользователей. Но зачем что-то менять целиком, если можно запустить ещё одно приложение для новой аудитории или купить существующее? Так, в рамках стратегии mobile first Facebook разрабатывает клон Snapchat. О новом приложении под временным названием Slingshot известно лишь то, что в его создании активно участвует сам Марк Цукерберг. Неясно, станет ли он конкурентом анонимным сервисам или окажется чем-то кардинально новым.

 

Сможет ли Дуров принять участие в этой игре после отъезда?

Мобильная социальная сеть на базе Telegram Павла Дурова может составить конкуренцию анонимным приложениям. Подробностей ещё меньше, чем в случае с Facebook, но высокая скорость, шифрование переписки, самоуничтожающиеся сообщения, чаты на 1 000 пользователей — это звучит как описание идеального социального сервиса. К тому же Дуров фактически имеет готовое решение для корпоративных клиентов, заботящихся о быстром и безопасном способе коммуникации внутри компании. В общем, Дуров действует в духе последних трендов, и у него точно всё будет хорошо.

 

А у России?

А у России будет Чебурашка

Фотография на обложке: Sam Hofman