Крупнейшую частную авиакомпанию России «Трансаэро» всё-таки признают банкротом, несмотря на попытки властей провести её финансовое оздоровление. Об этом сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на итоги совещания у премьер-министра страны Дмитрия Медведева.

По словам министра транспорта Максима Соколова, окончательно решение о банкротстве перевозчика будут принимать кредиторы. Пока соответствующих исков не подавалось.

Одновременно с этим стало известно, что с 1 октября «Трансаэро» запрещено продавать билеты на регулярные рейсы. Другие авиакомпании — «Аэрофлот», UTair и S7 — уже заявили о готовности взять на себя перевозку купивших билеты пассажиров. В Минтрансе уточнили, что пока «Трансаэро» не лишалась лицензии и продолжает работать.

Утром в четверг, 1 октября, выяснилось, что почти все участники переговоров о судьбе перевозчика признали банкротство единственно возможным вариантом решения проблемы. Об этом заявили представители как финансово-экономического блока правительства, так и «Аэрофлота», который должен был заняться санацией компании. Против такого сценария выступали лишь кредиторы, среди которых в начале 2015 года значились Сбербанк, Газпромбанк, Альфа-банк, ВТБ, Московский кредитный банк, Промсвязьбанк, Новикомбанк, МТС-банк, Россельхозбанк, АКБ «Международный финансовый клуб» и ФК «Открытие».

При этом озвучивались три причины, из-за которых перевозчик всё-таки обанкротится. Во-первых, акционеры «Трансаэро» так и не смогли в срок консолидировать 75 % плюс одну акцию компании, которую должен был получить «Аэрофлот». Во-вторых, кредиторы «Трансаэро» не согласились на модель реструктуризации долга, предложенную Сбербанком. И наконец, в-третьих, министерство финансов отказалось предоставить госгарантии на 85 миллиардов рублей на реструктуризацию долгов «Трансаэро», которые были обещаны на ранней стадии переговоров.

3 сентября 2015 года совет директоров «Аэрофлота» официально согласился  участвовать в санации «Трансаэро». По условиям сделки, одобренной на правительственном уровне, в течение 24 дней компания должна была получить 75 % плюс одну акцию «Трансаэро» за символическую плату в 1 рубль. При этом федеральная антимонопольная служба заявляла о готовности одобрить эти договорённости вопреки потенциальному ограничению конкуренции на рынке — после поглощения «Трансаэро» на долю «Аэрофлота» приходились бы 57 % российского авиарынка. Однако сделка так и не состоялась.