Банк «Международный финансовый клуб», крупнейшим акционером которого является Михаил Прохоров, предложил спасти авиакомпанию «Трансаэро» от банкротства, передав её в управление кредиторам. Об этом сообщает агентство «Интерфакс».

Речь идёт всё о той же доли в 75 % плюс одной акции, которые в данном случае достанутся уже не «Аэрофлоту», а банкам. МФК предлагает им принять единый подход к реструктуризации долгов «Трансаэро», включающий установление льготного периода, необходимого для финансового оздоровления компании, а также списание 20 % задолженности. Тогда у перевозчика на балансе останется «тот разумный объём долга, который компания сможет обслуживать за счёт своих денежных потоков». Оставшийся долг предлагается конвертировать в ценные бумаги. При этом Центробанк попросят не учитывать задолженность авиакомпании как дополнительную нагрузку на капитал банков-кредиторов.

К последним по состоянию на начало 2015 года помимо МФК относились Сбербанк, Газпромбанк, Альфа-банк, ВТБ, Московский кредитный банк, Промсвязьбанк, Новикомбанк, МТС-банк, Россельхозбанк и ФК «Открытие».

Семья Плешаковых — основатели, руководители и основные владельцы «Трансаэро» — уже заявила о готовности передать консолидированный пакет акций банковскому консорциуму.

благодарна г-ну Прохорову за инициативу, которая способна обеспечить интересы партнеров-кредиторов, пассажиров и сотру...

Posted by Olga Pleshakova on 1 октября 2015 г.

В свою очередь, правительство всё ещё считает банкротство единственно возможным вариантом развития событий. Ранее об этом уже заявили министр экономического развития Алексей Улюкаев и министр транспорта Максим Соколов. При этом последний отметил, что окончательное решение остаётся за кредиторами.

3 сентября 2015 года совет директоров «Аэрофлота» официально согласился  участвовать в санации «Трансаэро». По условиям сделки, одобренной на правительственном уровне, в течение 24 дней компания должна была получить 75 % плюс одну акцию «Трансаэро» за символическую плату в 1 рубль. При этом федеральная антимонопольная служба заявляла о готовности одобрить эти договорённости вопреки потенциальному ограничению конкуренции на рынке — после поглощения «Трансаэро» на долю «Аэрофлота» приходились бы 57 % российского авиарынка. Однако сделка так и не состоялась, после чего все участники переговоров за исключением кредиторов сошлись во мнении о неизбежности банкротства «Трансаэро».