Банк «Траст» подал иск к своим бывшим собственникам Илье Юрову, Николаю Фетисову и Сергею Беляеву и их жёнам. Соответствующее заявление поступило в Высокий суд Лондона. Об этом сообщает газета «Коммерсантъ».

«Траст» просит возместить причинённый банку ущерб в размере 830 миллионов долларов, подозревая бывших владельцев компании в выводе около миллиарда долларов через кредиты подконтрольным им офшорным структурам. Разница в суммах объясняется тем, что по некоторым займам вносился залог, а ещё часть долгов, предположительно, удастся взыскать. Раньше они обслуживались перекредитованием. Предполагается, что в итоге все эти деньги осели на персональных счетах банкиров или были потрачены на покупку московской недвижимости.

Чтобы добиться возврата денег, «Траст» подстраховался и уже получил приказ на арест активов бывших акционеров банка и их жён. Также английский суд заблокировал продажу подконтрольного им портфеля столичной недвижимости, так как сделка заключалась на нерыночных условиях и предполагала обналичивание недвижимых активов и вывод полученных средств. Аналогичные расследования о мошенничестве и отмывании денег бывшими владельцами «Траста» ведутся в Швейцарии и России.

Эксперты отмечают, что решение суда о заморозке активов свидетельствует о высокой вероятности привлечения экс-акционеров «Траста» к ответственности за доведение компании до такого состояния, что ей потребовалась срочная санация. Финансовое оздоровление банка, которым занимается «Открытие Холдинг», обошлось государству в 127 миллиардов рублей. При этом в организации отмечают, что восстановление проблемных активов является одной из важных составляющих проекта по санации «Траста».

Источники из окружения Юрова, Фетисова и Беляева утверждают, что бывшие владельцы «Траста» не признают своей вины в доведении компании до кризисного состояния. По их словам, с ними связаны лишь три компании с общей суммой задолженности в 8 миллиардов рублей. При этом половина этого долга обслуживается. Остальные же компании из упомянутой выше схемы принадлежат самому банку.  Большинство из них перешли в его собственность после кризиса 2008 года.